Евгений Волошин: «У всех моих бизнесов, в том числе «Скамейки», есть душа и своя чёткая идея»

ЛЮДИ
Генеральный директор AGM Group Евгений Волошин четко знает, чего он хочет. Его бизнес-интересы лежат далеко за пределами рекламы: он издает собственное СМИ, развивает школу программирования, прививает детям любовь к стартапам. Его ближайшая цель звучит так: обучить предпринимательству 6 млн детей в России к 2023 году. «Скамейка» встретилась с бизнесменом, чтобы поговорить о том, что дает ему энергию постоянно двигаться вперед.
Давай начнем с самого начала. Как ты оказался в Петербурге? Как тебя сюда занесло?

Я родился в Мурманской области в городке Полярный. Выиграл Олимпиаду в школе и по результатам экзаменов поступил в Политехнический. Полярный — город, но очень небольшой. Когда я учился в школе, там жило примерно 20 000 человек, сейчас, конечно, население заметно сократилось. Но знаешь, когда я приехал в Петербург, я не ощутил огромного контраста — все, я теперь в мегаполисе, в знаменитом городе белых ночей.

Как же так получилось?

Мы сразу сняли с друзьями квартиру на Канонерском острове. Петербуржцы знают, что это практически маленький городок в большом городе. Так что у меня было полное ощущение, что мой город приехал за мной сюда. Балтийская, Нарвская — это абсолютно рабочий район, так что у меня не было контрастного переезда. Я рос в промышленном заводском городе, а после переезда жил в таком же промышленном районе.

Это было довольно давно, сейчас тебе 37 лет. Совсем другие ощущения и от города, и от себя. Скажи, пожалуйста, что человек понимает к этому времени? К чему готовится?

Понимаешь, что ты ничего не успел. Думаешь: как много времени я упустил, как поздно все начал, надо было быть смелее и не тормозить. Знаешь, я сейчас смотрю на некоторых 30-летних, даже на 23-летних и понимаю — ничего себе, как много у них достижений.

Например, недавно я был на защите проектов в ИТМО и хорошо запомнил две команды. Выходит девочка и говорит: «У нас такой стартап, а наш ментор — Леонид Цой». А я его хорошо знаю, он занимается фермерством, у него свой ресторан, магазин. И вот я сижу и думаю: «Пришел я куда-то в 2001 году и сказал бы: «Здравствуйте, у меня есть идея, будете нас менторить?» А мне: «Да, интересный дипломный бизнес-проект, буду помогать вам опытом». Сюрреализм. Тогда, конечно, о такой помощи и речь не шла. Да и у нас не было мысли, что так можно.

Получается, сейчас предприниматели больше готовы поддерживать бизнес-проекты начинающих?

Мне кажется, да. В том числе детей, я хорошо это вижу у нас в Startup Junior— школе развития предпринимательских компетенций и soft skills для детей и подростков. И особенно охотно поддерживают, если просто по-человечески нравится сама идея. Если предприниматели уже решили свои финансовые вопросы, у них появляется запрос на реализацию и желание делиться опытом.

Ты говорил, что тебе понравилось два проекта. Расскажешь про второй?

Да. Представь, идет защита, человек отвечает на вопросы и отпускает такие реплики:«Спасибо за вопрос. В моей кофейне люди на это реагируют так». Я слушаю и думаю: «Ничего себе, у тебя своя кофейня! Сколько тебе лет вообще? 22?» Вот это, конечно, очень круто.

То есть нынешнее поколение быстрее, смелее, чем ты в том же возрасте?

Бесспортно. Благодаря технологиям, возможности достучаться до любого человека, большой сети сообществ, новой предпринимательской культуре. Все это помогает быстрее начать, понять, масштабировать бизнес.

Сейчас у тебя свои проекты, твое имя хорошо известно в бизнес-кругах. А что ты делал, когда тебе было 23 года?

Давай вспоминать. Это был 2007 год, к 23 годам я сменил четыре места работы, искал себя. Занимался внедрением IT продуктов, работал в Пулково, потом меня занесло в IT: долго занимался разработкой сайтов.

То есть тогда про свое дело ты еще не думал?

Буквально в 2008 году у меня родилась дочка — так просто с работой уже не поэкспериментируешь. Так что я много трудился и подспудно думал про идею для своего стартапа, хотя, честно скажу, думал не очень-то активно. Но потом нелёгкая все-таки вынесла меня в бизнес.

В какой момент ты осознал, что ты предприниматель?

О, это сознание пришло не очень давно, может быть, в 2018 году. Помню, что у меня был сильный упадок сил, хотелось все бросить. Это был тяжелый период. И вот я сел и начал составлять списки. Выписал, что я хочу, что мне не нравится и так далее. В этот момент я хорошо понял, что успех в бизнесе не связан с личным успехом.

Не связан?

Да. Например, бизнес хорошо растет, а внутреннего удовлетворения у тебя нет. У меня был пункт: я мечтал перевезти родителей в Петербург. Рассуждал так: «Это точно принесет радость, а так ли сильно меня будет радовать успех и рост компании? — Нет, не так». Как будто одно и другое не связано.

Но ведь это не так!

Именно. Так я раскопал, что я занимался бизнесом, открывал компании, но у меня не было ответа на вопрос «Зачем?». Я не знал, зачем я это делаю. Но как только я написал список, у меня появились маленькие наглядные цели. И стало понятно, что уже многого достиг из того, что хотел. Мне стало намного лучше, появились силы заниматься бизнесом дальше. Вот этот вот момент и стал отправным в моей истории.

Раз уж мы говорим про списки, поделись, что тебя драйвит?

Я люблю запускать новые проекты: придумывать идею, искать единомышленников, вдохновлять команду. Мне важно искать и создать новое. Кроме того, меня драйвит отсутствие непокрытых долгов. Меня, например, жутко угнетает ипотека, поэтому я старался закрыть ее как можно быстрее. В какой-то момент мой ипотечный платеж составлял 11 тыс. рублей в месяц. Комфортно, можно было не торопиться его погасить. Но как только я его убрал — меня отпустило. Хорошо знать про себя такие вещи. Так что очень рекомендую остановиться, как следует подумать и написать свои списки.

Подожди, а как ты относишься к кредитам?

Как и большинство предпринимателей — абсолютно нормально, спокойно пользуюсь этим инструментом. Но мне очень важно, чтобы такой кредит был хорошо обеспечен. Если продолжать историю про списки, я понял, что меня вдохновляет получение денег без деятельности. То, что сейчас модно называть пассивным доходом. В результате сейчас ко всему — к идеям, хобби, личным деньгам — я отношусь с позиции активов.

Можешь привести пример?

Например,у нас есть студия, которая сдается и генерирует доход. Теперь я стараюсь разобраться с теорией активов в бизнесе. Для этого надо полностью выключиться из операционного управления. Пока ты по уши в операционке, твой бизнес не может быть активом. Это, скорее, самонайм.

Какой главный шаг нужно сделать, чтобы этого добиться?

Надо научиться очень сильно доверять людям. Научиться передавать людям право на ошибку. Дать время во всем разобраться, разрешить ошибаться, причем, скорее всего, много раз. А для этого надо работать над собой и много разговаривать. Все боятся ошибаться.

Как же с этим работать?

Полностью принять на себя ответственность за последствия чужой ошибки. Ты, например, даешь другу машину, он катается и неожиданно ее разбивает. Кто виноват? Точно не твой друг. Это ты передал ему ключи. И вместе с ними право ошибиться. Если не готов передать это право — не давай ключи.
Твой основной бизнес — рекламное агентство AGM Group. Когда оно запустилось? Как пришла идея этого бизнеса?

Я всегда хотел заниматься бизнесом и делал много подходов. В 2012 году так сложились обстоятельства, что доходы от личных проектов стали достаточными, чтобы можно было уйти с работы по найму. Кстати, вот еще интересный способ понять, кто ты — фрилансер, самозанятый или предприниматель. Весь малый бизнес — ремесленничество. Пока ты обеспечиваешь себя своим трудом, это не предпринимательство. Хотя, конечно, у каждого свое восприятие. Сейчас мы с партнером много делаем для того, чтобы максимально делегировать управление команде, но пока мы самонанятые (смеется): ведем некоторые контракты, постоянно держим руку на пульсе.

Все-таки как появилась идея агентства?

Не было как таковой идеи агентства, была идея небольшой бутиковой компании, которая будет оказывать клиентам услуги в Digital. Мы делали рекламу, разработку, SEO и пр., но в какой-то момент поняли, что нельзя делать хорошо всё в большом количестве отраслей. В итоге у нас появился четкий фокус на недвижимость и набор услуг для застройщиков, ключевая из которых — лидогенерация.

Скажи, пожалуйста, зачем тебе «Скамейка»? Издательский бизнес и рекламный все-таки отличаются. Как пришла идея своего СМИ?

Все связано между собой. В 2015 году я сформулировал для себя стратегию развития компании до 2025 года, в ней есть и про медиа как про актив и монетизацию компетенций по созданию контента. Но «Скамейка»— не только про медиа, всё-таки описанную задачу можно было решить разным способами. «Скамейка»— результат нашего тесного взаимодействия с застройщиками, можешь считать, что мы пропитались их образом мысли. Они вносят колоссальный вклад в изменения качества жизни людей создавая новые нормы в части комфорта — кофейни, магазины и прачечные в шаговой доступности, в части взаимодействия с местами общего пользования, соседями внутри дома и пр. Представь, они сегодня проектируют дома, в которые люди полноценно начнут использовать через 5-7 лет. В итоге получается, что застройщики формируют будущий облик Санкт-Петербурга. Далеко отошел… Облик города сегодня и завтра — это не только про архитектуру города, это в первую очередь люди, которые его населяют и формируют среду вокруг себя, создают в городе или для города. Мы пишем о них, для них и надеемся, что истории наших героев вдохновят читателей на позитивные действия.

Взять хотя бы статью про Горынина, который обустраивает набережную, — яркий пример того, что можно не ждать пока придет государство и сделает красиво. Или мода на возраст — до сих пор один из самых популярных материалов про людей, пришедших в модельный бизнес в 40-50 лет. Это всё про то, как быть счастливыми и следовать за мечтой в любом возрасте. Богачев — тоже про мечту и счастье…

Сколько вы сейчас зарабатываете, если зарабатываете?

Пока «Скамейка» — дотационный проект и напрямую не зарабатывает, но мы уже чувствуем некоторые эффекты. Например, у нас выросло качество контента для социальных сетей и каналов в «Дзен» — мы и то, и другое делаем на заказ.А еще издание позволяет общаться с людьми, до которых мы бы никогда не дотянулись как агентство. У нас же как: с кем общаешься — с тем и работаешь.

А какая сейчас аудитория у «Скамейки»?

За июнь около 12 тыс. человек в возрасте 25-45 лет, в целом, мы так и рассчитывали. В основном из Санкт-Петербурга, Москва потихоньку прирастает, Ростов, Краснодар… До конца лета мы обновим сайт и появится техническая возможность запускать другие города, глядишьи до этого дорастем (улыбается).

То есть если издание не будет само зарабатывать на рекламе, оно все равно будет помогать зарабатывать агентству?

Да, прагматическая сторона звучит именно так. Но «Скамейка» сразу получилась очень душевной. Она про город и про свободу в широком смысле. Про людей, которые живут, думают, творят прямо рядом с вами, но стесняются сами рассказать о себе. Про то, чем хочется делиться. «Скамейка» — это отражение города в глазах его жителей.

Фотограф Арина Горшенина

Также читайте на «Скамейке» интервью о бизнесе в Петербурге: с владельцем пивоварни AF Bree Николаем Филипповым — о крафте и локальной идентичности, с коммерческим директором сети «Буше» Романом Певзнером — о неактуальности агрессивной рекламы, с совладельцем самого титулованного в России бара El Copitas Николаем Киселевым — о том, на какой коктейль похож 2020 год.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Анастасия Жигач
Автор

Понравился материал?