Реки, которые мы потеряли

ГОРОД
Гид по зарытым водным артериям Петербурга
Реки и каналы — важное достояние Северной столицы. К нам приезжают погулять по набережным, посмотреть на мосты, а летом ещё и прокатиться на катере или речном трамвайчике. Хотя когда-то каналов в городе было больше. Некоторые сейчас можно увидеть лишь на давних фотографиях и старых картах.
Петербург XVIII, XIX и даже ХХ века был испещрён реками, каналами и мостами куда интенсивнее, чем сейчас. Одни из них имели естественное происхождение, типичное для полноводной дельты Невы. Другие были созданы людьми для подпитки садовых фонтанов, передвижения торговых судов или из фортификационных соображений. Так, необходимость Обводного канала стала понятна в преддверии войны с Наполеоном.

Со временем актуальность старых каналов терялась. Как у Масляного канала на Васильевском острове, прорытого для защиты города от возможного пожара на складах горючих продуктов. В советские годы масла на столах горожан поубавилось, и залежи товара вывели с насиженного места. Масляный канал утратил смысл, быстро захирел и был закопан к 1960-м.

Проблемой многих петербургских каналов, которые перестали использовать, быстро становилось их состояние. Искуственные протоки загрязнялись и обмелевали, а горожане зачастую превращали их в сточные канавы. В этой ситуации власти прибегали к самому простому выходу: закопать. Реки заключали в трубы или полностью зарывали. Иногда от них оставались фрагменты русла, на которые и сегодня можно наткнуться в разных районах города.

Таракановка

Ещё в Средние века одна из проток в устье Невы носила название Rama-joki — Болотистая река. Очевидно, здешние низменности представляли собой опасные хляби. Водоток вытекал из Фонтанки и держал курс на юго-запад, где впадал в Екатерингофку. Уже после Северной войны на берегах речки расположились склады купца Тараканова, за что она и получила русское название.

Участок Таракановки от Фонтанки до Обводного зарыли в 1906 году — сейчас это улица Циолковского. А в советские годы ликвидировали и следующую часть реки — от Обводного до Екатерингофа. Но многочисленные артефакты, напоминающие о прежней речке остались: так, большая арка над входом в «Красный треугольник» — это бывший мост над Таракановкой. Подземный переход под площадью Стачек — её бывшее русло.

Совсем короткий кусок бывшей Рама-йоки до сих пор существует: это последний незакопанный километр реки с южного края Екатерингофа. Несколько балясин с ограды её набережной обнаружили в 1980 году, когда делали подземный переход. Сейчас они хранятся в музее «Нарвская застава» в той самой триумфальной арке. Правда, раньше архитектурное сооружение живописно стояло на берегу, а нынче — оказалось просто в центре площади.

Введенский канал

Сейчас он остаётся на карте Петербурга — Введенский канал проходит между Фонтанкой и Обводным у Витебского вокзала. Правда, красивых набережных, пришвартованных лодок и бурлящих волн вы тут не увидите — последние полвека это лишь улица с одноимённым названием. Тем не менее, пожилые петербуржцы хорошо помнят этот канал, когда он действительно был каналом. Окончательно закопали протоку только в 1971-м, Введенский успел остаться на гравюрах жившего неподалёку Михаила Шемякина.

Забавно, но закапывали канал вдвое дольше, чем прокапывали. За полтора века набережные водной артерии толком не обустроили: здесь не было добротых гранитных парапетов и кованых оград. Кроме того, Введенский канал нередко использовали в утилитарных целях: извозчики поили лошадей, железнодорожные служащие набирали воду для мытья паровозов... Всё это не лучшим образом отражалось на чистоте берега и облике набережных.

И всё же своя прелесть у Введенского канала, конечно, была. На старых снимках видно, как красиво отражался в его воде модерновый вокзал. В наше время мало что напоминает о прежнем облике местности — разве что несколько старых тополей у Военно-медицинской академии, которые растут тут уже лет сто. А гранитные тумбы с фонарями, стоявшие у места впадения канала в Фонтанку, теперь можно увидеть на Подьяческом мосту.

Лиговский канал

Как и Таракановка, Лиговский канал существует по сей день. Правда, от него осталась меньшая часть — она идёт от парка Авиаторов в направлении Дачного, параллельно ЗСД. Проезжая мимо (прогуливаться пешком тут едва ли кто-то станет), и не поверишь, что когда-то канал доходил до самого центра города, пересекал Невский проспект и питал своими водами фонтаны Летнего сада. Собственно, то, что мы знаем как Лиговский проспект, и было каналом вплоть до 1890-х годов.

Лиговский канал долго оставался самым длинным на территории современного Петербурга — 23 км. И одним из самых первых: прорыли его в рекордные сроки ещё при Петре I. Кстати, некоторые историки считают, что причиной появления водного пути стали не развлечения знати, а транспортная необходимость. По каналу возили камень и туф для первых зданий новой столицы. Через него было переброшено 36 мостов: Знаменский, Расстанный, Шмелёв, Бассейный, Госпитальный и другие.

К концу XIX столетия город разросся на юг, и старый канал уже не помогал, а мешал. До революции ликвидировали его северный участок до Обводного, потом — до Московского проспекта, а уже после войны — и до Краснопутиловской улицы. В наше время на барной улице Некрасова едва ли кто-то задумывается, что ходит по территории бывшего бассейна, куда Лиговский канал нёс вешние воды с самого Дудергофа.

Линии Васильевского острова

Ещё не закончилась Северная война, а Пётр I вовсю обустраивал свой «парадиз», как он называл Петербург. По задумке самодержца, крупнейший остров дельты Невы — Васильевский — должен был покрыться сеткой каналов. Проект Доменико Трезини 1716 года предусматривал 27 линий и три перпендикулярные «перспективы», по которым можно было бы передвигаться на лодках как в Венеции.

А потом что-то пошло не так. Суровый ингерманландский климат значительную часть года не позволял петербуржцам плавать на гондолах — у нас не Амстердам и тем более не Венеция, зимой реки скованы льдом. Кроме того, ряд историков предполагает, что средства на рытьё линий попросту были разворованы Меншиковым и другими нечистыми на руку чиновниками. В итоге до 1730 года вырыли лишь четыре линии (по некоторым данным, до тринадцати).

Дальше дело встало. Если уж при суровом Петре его задумку саботировали, то после смерти императора стало совсем не до линий. В 1767 году их зарыли. Романтической мечте о северной Венеции не суждено было сбыться, но в топонимике Петербурга линии остались. До сих пор большинство улиц Васильевского острова — линии: 29 номерных и несколько именных (Косая, Биржевая, Кожевенная, Кадетская и Менделеевская).

Адмиралтейский канал

В отличие от Введенского, Адмиралтейский — не совсем канал-призрак. Его самый западный отрезок сохраняется как берег Новой Голландии, по которому нынче непрерывно идёт людской поток желающих побывать на острове. Но триста лет назад Адмиралтейский канал доходил до самого Адмиралтейства, да ещё опоясывал его, делая неприступной крепостью.

Фактически это был даже не канал, а целая система каналов. В неё входили также Мастерской (в створе нынешней улицы Якубовича) и Прядильный каналы. Позже их объединили и использовали для сплава леса: хранящиеся в Новой Голландии брёвна переправлялись в Адмиралтейство, где из них строили корабли. К XIX веку это утратило актуальность: деревянных судов становилось всё меньше.

Уже во времена Пушкина Адмиралтейский канал стали закапывать. Сначала — часть вокруг верфи, теперь тут Александровский сад. Потом — часть до Новой Голландии, в 1840-е она стала Конногвардейским бульваром. В наше время бывший фортификационный ров напоминает о себе в неожиданном месте: если спуститься в подземный переход под площадью Труда, можно увидеть кусок трубы, в которую при Николае I был заключён канал.
Это далеко не полный список утраченных петербургских рек. Скажем, Шкиперский проток на Васильевском острове когда-то действительно был речкой, на берегах которой жили отставные шкиперы. В районе Нарвской заставы протекали Тентелевка и Ольховка. На Охте у пороховых заводов и сейчас под землёй несёт свои воды заключённая в трубу река Жерновка. В лесах Царского Села ещё можно обнаружить остатки Таицкого водовода.

Ещё один грандиозный канал чуть было не появился на карте города, но помешала война. Южный Обводный канал по задумке градостроителей 1930-х должен был опоясывать Ленинград с юга. Сегодня о нём напоминают проложенные тогда бульвар Красных Зорь, улицы Турку и Бассейная. На карте все они выстраиваются в одну линию, а могли бы стать набережными нового канала.
Современный Петербург невозможно представить без Мойки, Фонтанки или Карповки, но мы могли бы лишиться и их — в разные годы выдвигались проекты по ликвидации привычных нам рек. К счастью, основные водные пути города сегодня вне опасности, даже о закапывании Обводного почти не говорят. Кажется, в наше время ценность рек и каналов всё же стала общепризнанной.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Дмитрий Витушкин
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?