Как перестать бояться и полюбить советский модернизм: 7 образцов совмода в Петербурге

ГОРОД
Архитектурное наследие позднесоветской эпохи принято не любить. Особенно в Петербурге, где ему приходится конкурировать с шедеврами Росси, Растрелли и Монферрана. А между тем позднесоветский период — совсем не только однообразные «панельки»: именно в это время зародилось направление, которое позже назовут советским модернизмом или совмодом.
Интерес к совмоду возник на Западе и уже оттуда пришел к нам. Если еще в нулевые им интересовались только отдельные историки архитектуры, то сегодня советский модернизм постепенно входит в моду: выходят книги (хотя на английском их издано по-прежнему больше, чем на русском), проводятся экскурсии (в Петербурге их проводит, например, проект «Петербург глазами инженера»). И все же совмод на родине до сих пор недооценен: здания ветшают, уродуются неудачными реконструкциями, а иногда и просто сносятся (вспомнить хотя бы историю с СКК, недавний снос которого петербургские архитекторы назвали «беспрецедентным актом вандализма»). Как отмечают авторы путеводителя по московскому совмоду, историки архитектуры Анна Броновицкая и Николай Малинин:«Архитектура советского модернизма — предмет, не только не ставший национальным достоянием, но и рискующий им не стать вовсе».

Советский период породил три основных архитектурных стиля: недолго просуществовавший конструктивизм, сталинский ампир и самыйпродолжительный по времени советский модернизм. Днем рождения последнего можно считать 4 ноября 1955 года (хотя сам термин появился почти полвека спустя) — в этот день было опубликовано постановление «Об устранении излишеств в строительстве и проектировании», жестко раскритиковавшее дорогую и слишком помпезную сталинскую архитектуру. Впрочем, дело было не только в неоправданной дороговизне: просто партийному руководству хотелось поскорее откреститься от кровавой сталинской эпохи. В том числе с помощью новой эстетики.

В то время модернизм уже стал главенствующим архитектурным стилем на Западе, так что советские архитекторы после многих лет изоляции наконец вновь оказались в международном контексте. Главными чертами совмода стали подчеркнутый функционализм зданий, почти полное отсутствие декора на фасадах, чистые и зачастую необычные геометрические формы (советский модернизм, наследник конструктивизма, придавал форме особое значение), новые материалы и новаторские инженерные приемы. И эстетическая устремленность в будущее.

ЦНИИ робототехники и технической кибернетики

Тихорецкий пр., 21
Пожалуй, самый известный шедевр совмода в Петербурге. Проектирование здания ЦНИИ РТК началось в 1973 году; закрытый конкурс выиграла группа молодых архитекторов во главе с С.В. Савиным. Под строительство отвели участок на севере города, который тогда застраивался как своего рода академгородок. Стройка затянулась на 16 лет: ее закончили в 1987 году, уже при Горбачёве.

Композиция здания строится на характерном для совмода контрасте горизонтальных и вертикальных объемов. Доминанта ансамбля — 77-метровая башня (105-метровая, если считать антенну), напоминающая одновременно бетонный тюльпан, космический корабль и готический собор. В башне, полой внутри, проводились испытания космической техники: систем мягкой посадки и жизнеобеспечения космических кораблей, роботов-манипуляторов, мобильных робототехнических комплексов. Сейчас там тестируют беспилотники.

«Дома на курьих ножках»

Новосмоленская наб., 2, 4, 6, 8
Эти четыре здания на Новосмоленской набережной — часть масштабного (и по большей части нереализованного) градостроительного проекта по развитию той части Васильевского острова, которая примыкает к заливу. 22-этажные дома на ножках построили на самом закате советской эпохи (первый дом сдали в 1987 году, последний — уже в 1993) по проекту группы архитекторов под руководством Виталия Сохина.

Сама идея строить дома на опорах не нова: ее пропагандировал еще Ле Корбюзье, да и в СССР на тот момент было построено уже несколько зданий такого типа (самое известное — Дом авиаторов в Москве, в народе —«дом-сороконожка»). Но в Ленинграде (да еще в непосредственной близости к заливу) ножки были не только декоративным элементом: предполагалось, что они будут защищать дома от наводнений.

Каждый из 22-этажных домов стоит на 16 ножках, удивительно тонких и хрупких на вид. Парадная в домах всего одна. Второй и третий этажи — технические; остальные заняты квартирами — их по 221 в каждом доме.

Морской вокзал

Площадь Морской славы, 1
Еще один образец совмода, построенный тем же Виталием Сохиным, что позже спроектирует дома на ножках. Ярчайший представитель брутализма (это одна из модификаций модернизма), Морской вокзал и сам выглядит как океанский лайнер. Самые узнаваемые черты здания — ступенчатые фасады, облицованные алюминиевыми панелями-парусами, и 80-метровый титановый шпиль, в два раза превышающий высотой само здание.

Судьба Морского вокзала, построенного в 1982 году, сегодня под вопросом. Здание нуждается в реконструкции, но непонятно в каком качестве: ведь большинство лайнеров теперь обслуживает новый пассажирский порт, расположенный чуть дальше на намыве. Девелоперы предлагают переоборудовать Морской вокзал под гостиницу и медиа-центр, облик здания при этом обещают сохранить.

Гостиница «Прибалтийская»

Ул. Кораблестроителей, 14
«Прибалтийская», построенная шведской строительной компанией Skanska по проекту группы архитекторов под руководством Николая Баранова на самой кромке Финского залива, должна была стать частью Морского фасада Ленинграда. Это выражено даже в плане здания: развернутые в стороны крылья символизируют распахнутые ворота, встречающие тех, кто прибывает в Ленинград со стороны Финского залива. Впрочем, была в этом и функциональность: такой разворот крыльев обеспечивал лучший вид на залив (располагайся они под прямым углом, окна номеров упирались бы в противоположную стену). Стены массивного 17-этажного здания облицованы алюминиевыми пластинами: благодаря этому решению образ «Прибалтийской» очень меняется в зависимости от освещения. Особенно эффектно она выглядит на закате.

Сегодня вида на залив давно нет: сначала прямо перед зданием пристроили довольно уродливый комплекс с фитнес-центром и аквапарком, а потом и сам залив отодвинулся на многие сотни метров, и теперь окна номеров выходят на ЗСД и жилые многоэтажки. Но переживать приходится уже не только за вид, а за саму судьбу гостиницы: зданию все никак не выдадут охранный статус, и кто знает — не постигнет ли его в будущем судьба СКК.

Речной яхт-клуб профсоюзов

Петровская коса, 9
Здание яхт-клуба на западной оконечности Петровского острова построили в 1980 году по проекту архитекторов В.С. Маслова и А.А. Белявской. Даже сегодня, спустя сорок лет, оно выглядит абсолютно новаторским: архитекторы придали несущему каркасу сходство с кристаллической решеткой. Каждая из шестнадцати опор первого этажа состоит из четырех раскрывающихся вверх стержней, на эти конструкции как бы опираются галереи-палубы верхних этажей. В результате здание выглядит удивительно легким, воздушным.

БКЗ «Октябрьский»

Лиговский пр., 6
Здание БКЗ «Октябрьский», построенное под руководством архитектора А. Жука в 1967 году к 50-летию Октября, общественность невзлюбила еще на стадии проектирования. Во-первых, оттого, что ради его строительства уничтожили красивейшую греческую церковь (справедливости ради, она и так находилась в полуразрушенном состоянии с тех пор, как во время войны в нее попала бомба). А во-вторых, уж слишком резко это подчеркнуто современное здание контрастировало с окружающей дореволюционной застройкой. Общее отношение лучше всего выразил Иосиф Бродский в стихотворении «Остановка в пустыни»:
Жаль только, что теперь издалека
мы будем видеть не нормальный купол,
а безобразно плоскую черту.
А между тем, если отвлечься от окружающего ландшафта, здание по-своему очень эффектно. Монументальное, со строгой геометрией (два симметричных прямоугольника, расположенных друг над другом), практически лишенное декора (не считая небольшого барельефа работы скульптора Михаила Аникушина над входом), с полностью остекленным прозрачным фойе, оно — настоящий образец совмода.

Дома-стаканы

Ул. Будапештская, 3
Таких цилиндрических домов в разных районах Петербурга целых восемь (хотя они не полностью идентичны), но дом на Будапештской — пожалуй, самый известный. Изначально их строили как общежития гостиничного типа (с санузлами, но без кухонь), но сейчас уже перевели в жилой фонд.

Проект разработала в 1975 году команда архитекторов под руководством Давида Гольдгора. В башнях 13 жилых этажей (плюс нежилые первый и цокольный и верхний застекленный этаж-надстройка, которые предназначались для общественных помещений). Дома построены по принципу матрешки и представляют собой три встроенных друг в друга цилиндра: самый маленький — лифтовая шахта, ее окольцовывает коридор, а внешний цилиндр — собственно квартиры (в Ленинграде в свое время такие дома называли «Байконуром» и шутили, что они маскируют встроенные ракетные шахты). Из плюсов такого жилья — большие окна-эркеры в каждой квартире. Из минусов — вписать в комнаты типовую мебель довольно проблематично.

Читайте гид по жилым домам эпохи конструктивизма и о домах, иронично именуемых капромом.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Светлана Ворошилова
Автор

Понравился материал?