«Интим-салоны исправно платят налоги, только куда они уходят — непонятно»

ЛЮДИ
Основатель российского движения «Серебряная роза» о правовой и медицинской помощи и профилактике ВИЧ у секс-работников
По-домашнему уютный офис в центре Петербурга. Диванчики, на столе блюдо с конфетами и сушками. Это пункт Профилактики помощи и поддержки, гласит надпись на постере в полстены тут же.
В нашем пункте не так много места, зато есть WI-FI, компьютер, чай, кофе, вкусное печенье, замечательные люди, открытые к помощи и простому человеческому общению. У нас тепло и уютно. Здесь можно просто пообщаться и скоротать время.
Встречает меня элегантная, стройная дама, сразу обращаю внимание на ее серьги. «Они дизайнерские», — сообщает мне Ирина Маслова, основатель «Серебряной розы». Говорит, что сказочные персонажи, которые изображены на стенах офиса, отлично перекликаются с украшениями. Дизайн помещения она придумывала вместе со своей подругой-художницей. Первое впечатление: с ней хочется дружить, настолько к себе располагает.

Я замечаю картины, сюжет практически каждой можно описать одним словом — «боль». Вариации на тему самые разные: вот тело продают в ЦУМе, на другой черно-белая фигура словно бабочка, зафиксированная иголками в коллекции энтомолога. Ирина просит обратить внимание на автограф внизу — Элтон Джон. Оказывается, картины побывали на выставке. Их автор бывшая секс-работница. Ее имя Ирина мне не называет.
Мы проходим в кабинет. Встречает нас Люся, секс-кукла в свадебном платье. Такой вот оксюморон. Да и вообще все в жизни этой незарегистрированной организации не вяжется с привычными для обывателя установками. Ирина говорит: все что она делает, это по велению души и только благодаря обостренному чувству справедливости.
Ирина Маслова:
Вот сидела на твоем месте (Ирина с самого начала со мной на «ты») дама, как потом оказалось, подставная. Мы ее протестировали, дали ей презервативов, а через день статья выходит, о том, что у нас тут якобы бордель. Поэтому сегодня это вот прям исключение, что я тебя принимаю. У меня с некоторых пор, свой пул журналистов, которым я доверяю. Мои девицы, секс работницы, порой, гораздо лучше и порядочнее журналистов…

Привет от дацика

Я польщена и стараюсь это доверие оправдать. Продолжаю разглядывать стены. Прямо напротив рабочего стола листок бумаги А4. Когда-то был явно сложен в несколько раз. На нем карандашный рисунок розы и аппликация: вырезанные из газеты буквы, склеенные в одну фразу «Привет от Дацика».
Ирина Маслова:
Да, это была громкая история, когда Дацик, Рыжий Тарзан, громил один из городских борделей. После устроил «голый марш» секс-работниц, вынудил девушек идти по улице без одежды. Тогда на него завели уголовное дело. А эта бумажка пришла ко мне по почте, когда он уже вышел на свободу. Ну вот, я считаю, что это конечно угроза. Но я не умею адекватно реагировать на это все, поэтому может это признание в любви. (смеется) Дацика тогда почти сразу арестовали, но надо понимать, что у него очень много сторонников. Практически все СМИ, которые освещали это событие, давали комментарии и там многие отзывы были хвалебными. Дескать, молодец, что он практически один борется с проституцией в стране, выступает, за нравственность.

Все тогда прекрасно понимали, что на защиту женщин встали мы. Это такое было серьезное испытание для нас. Восемь месяцев шли судебные заседания. Тогда работала целая команда адвокатов, когда нужна была поддержка, чтобы не принимать на себя всю эту жестокость и злобу. Это было сложно. Суд был страшен еще и потому что сторонники Дацика «зиговали» прямо в суде. Они это делали в коридорах, где не было камер. Все что им за грозило — 1,5 тысячи рублей. В день суда, на рамке, которую проходят все, было изъято 17 ножей.

Когда мы проходили в зал, нас предупредили – будьте осторожны, а еще нас ждали у метро «Василеостровская». Пришлось всех развозить на такси. Тогда, к сожалению, не удалось приобщить к делу историю с одной девушкой (африканкой), которая из-за очередного налета на бордель была вынуждена выпрыгнуть из окна. Она зацепилась каблуком за подоконник и сломала позвоночник. Мы ее спасли. Оплатили ей операцию, она сейчас ходит, все в порядке.

«Те, кто должен нас защищать — основной источник насилия»

Я очень хорошо помню историю 2012-го года, когда мы первый раз вмешались в уголовный процесс. Тогда одну из уличных девушек, употребляющих наркотики, с ВИЧ, пьяный «мент» избил ногами, запихнул в багажник машины и вывез ее. Она умерла уже за городом в лесу. Я полгода искала ее маму. Она была признана потерпевшей по этому делу, и тогда появился наш самый первый адвокат. Мы выиграли этот процесс, хотя «менту» изначально грозили три с половиной года условно по стате «причинение смерти по неосторожности». В итог он получил девять лет строгого режима. И это было наше вмешательство, когда мы просто сцепили зубы и шли напролом.

«Все бордели платят дань людям, напоминающим сотрудников правоохранительных органов»

Эти деньги никто никому не отдаст. Я-то считаю, что девчонки платят налоги исправно, но куда они идут? В чьих карманах оседают? Когда происходит нападение, вот только в последние годы люди научились себя защищать, в рамках правового поля в котором мы живем. К великому счастью, «наши» выучили, что такое 51-ая статья Конституции, что не надо всю «хрень» на себя вешать. Ты имеешь право не давать против себя показания. И наши адвокаты вмешиваются, и все больше девчонок не получают свои штрафы, но на самом деле, все дело даже не в них, а в статье.
Статья 6.11. Занятие проституцией — влечет наложение административного штрафа в размере о одной тысячи пятисот до двух тыcяч рублей. (редакция кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 01.10.2021)
Чем она страшна, эта статья. Страшны ее последствия. Все это хранится в базе, хранится вечно. Вся жизнь дальнейшая будет зависеть от этой гадкой записи в этой базе полицейской. Сын одной из девушек собирался поступать в университет МВД. Закончил школу с золотой медалью, и сдав все экзамены, получил отказ, потому что мама — проститутка. Была еще одна история.

«Получая штраф, девушка снова идет на панель»

В течение тридцати дней девушка не способна устроиться на работу и получить зарплату, значит, вынуждена пойти и заработать так, как она умеет. Почему человек, который превысил скорость, у которого пять-семь штрафов в месяц – это нормально. За другое административное нарушение, а проституция административное правонарушение, не уголовное, человека лишают будущего.

Статья 6.11 — обоснование коррупционной составляющей, на самом деле, если убирать ее, это лишит коррупции в правоохранительных органах. Я очень надеялась, что в этом году, когда шло обсуждение нового Кодекса об административных правонарушениях, нам удастся изъять ее, но, увы, не получилось.

«Если хоть что-то хочешь поменять, нужно заходить со стороны общественного здравоохранения»

Когда была программа глобального фонда, то и сотрудников у нас было больше. В год мы могли охватывать от пяти до восьми тысяч человек. Сейчас этого меньше — полторы-две тысячи. Люди к нам приходят раз в месяц, раз в полтора месяца. Сдать тест, получить презервативы. Сейчас помогают нам французы «Врачи мира Франции». У них много программ по миру. Они были одни из первых, кто начинал здесь свою работу еще в 99-ом году. Тогда они работали еще с теми, кто употреблял наркотики.

Мы работаем с теми, кто не употребляет, с теми, кто работает в борделях. На встречу с психологом, на тестирование или узнать свой статус ВИЧ может прийти любой секс-работник. У нас есть отличный гинеколог, который принимает девочек. Эта группа единственная, на которой можно отследить результаты нашей работы. Так, например, по статистике у тех, кто не употребляет наркотики положительный ВИЧ: на 2012-ый год — это 13 процентов, в 2018-ом это уже 3 процента! В Воронеже отделение нашей организации получили от Минздрава деньги на программу по профилактике заболеваний, передающихся половым путем.

Мы регулярно подаем заявки в фонд президентских грантов, по программе профилактики, правовой и психологической помощи секс-работникам, но в последний раз мы не добрали буквально несколько баллов по уникальности, нас «срезали» эксперты, принимающие решение, и я считаю, что это прежде всего была самоцензура. В Минюсте дважды я пыталась зарегистрировать «Серебряную розу», не вышло. После этого я решила, что не буду заниматься бесполезных делом. Закручивание гаек идет по всем общественным организациям сейчас.

«Средний возраст секс-работницы 36-38 лет, взрослые тетеньки»

Сорок процентов — это жительницы Санкт- Петербурга и Ленобласти, шестьдесят процентов приезжие из Узбекистана. Есть, к слову, те из них, кто уже получил российское гражданство и работает у нас волонтёрами- переводчиками.

«Мы не ищем работу, я никого не вытаскиваю»

Все, что я могу дать человеку, это помочь восстановить свои внутренние силы. Я не могу за него принимать решение. Уходить из профессии или оставаться. Но помогать помогаю. «Ковид» очень сильно ударил по индустрии. Многие ушли в вэб-кам. Но там другие опасности — разглашение личной информации, а бордели закрывались, и многим просто нечего было есть. Так вот мы собирали целые продуктовые наборы и развозили по семьям, у многих дети, иждивенцы. А недавно у нас рожала одна девочка- африканка, так вот, мы ей собирали деньги, коляску покупали, родила, все нормально.

«Недавно попробовала себя в роли актрисы»

Мы делали прогон спектакля в «Театре.doc», это было неожиданно, и я даже принимала участие как актриса.

(«Теа́тр.dóc» — российский театр документальной пьесы. Независимый, негосударственный, некоммерческий, коллективный проект драматургов. Основан Еленой Греминой и Михаилом Угаровым в 2002)

Спектакль был поставлен по мотивам работы одной из организаций в Москве, это очень интересно. Я надеюсь, что постановка войдет в репертуар театра. Поняла, что эти театральные методики работы, они крутые, и я, наверное, в следующем году попробую поставить нечто подобное в Петербурге. Потому что истории, которые мы слышим каждый день, когда к нам приходят… все эти истории достойные того, чтобы их показать. «Театр.doc» чем прекрасен, они отвечают на запрос в обществе и очень быстро это делают, дают обратную связь. Я играла роль одной из секс- работниц. Жизненные истории, которые рассказываются со сцены. Если мы будем делать истории, то они будут наши. А они у нас есть.

Я счастливая жена, мать, бабушка

Да, мне можно сказать, повезло. Меня окружают люди, которые поддерживают. Я помогаю людям. Найди то, что ты любишь, делай и тебе не будет трудно. С мужем мы живем вот уже двадцать лет. Это мой второй и счастливый брак. Он считает меня сумасшедшей, но видит, что мне это приносит радость. Я ему говорю: «Милый, я улечу в Египет». Он мне: «Спасибо, что предупредила заранее на этот раз». Он меня принимает. Женщину всегда надо принимать. Это как питерская погода. Вот она такая, ну хоть убухтись ты на нее, но все равно она такая. Ты или принимаешь ее, или нет. И женщину так же. Дети у меня уже взрослые, внуки есть. Я живу для себя и их тоже этому научила. А поэтому меня принимают и дело мое тоже, которым я буду продолжать заниматься несмотря ни на что.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Татьяна Медведева
Автор

Понравился материал?