город

Мыс преткновения

Быть ли археологическому заповеднику в Петербурге?

Даже в самом маленьком городе, как правило, есть краеведческий музей. А в пятимиллионном Петербурге его нет. Более того, ни в Кунсткамере, ни в Петропавловской крепости, ни в Этнографическом музее нет полноценной экспозиции, которая рассказывала бы о многовековой допетровской истории Невского края. Логичнее всего было бы сделать такой музей на Охтинском мысу, где археологи нашли остатки средневековых крепостей и стоянку древнего человека. Но собственник территории пока что норовит застроить её офисными зданиями.

Шведская карта дельты Невы XVII века: хорошо видны знакомые очертания островов, поселения на них и Ниеншанц на Охте

В 2010 году градозащитники вздохнули с облегчением: «Газпромнефть» (а именно этот российский монополист является владельцем мыса) отказался от возведения на Охте 396-метрового небоскрёба. Позже «Газиллу» или «кукурузину», как прозвали многоэтажку горожане, всё же построили, но на более удачном месте — в разливе Лахты, на достаточно почтительном расстоянии от архитектурных ландшафтов петербургского исторического центра. Однако радость отстоявших Охтинский мыс активистов оказалась преждевременной.

Спустя десять лет, в марте 2020-го, выяснилось, что планы застройки мыса никуда не делись: «Газпромнефть» по-прежнему намерен разместить за синим забором, которым уже много лет огорожена основная часть мыса, новые офисные строения. На этот раз — всего лишь 28-метровый проект японского бюро Nikken Sekkei под названием «Хрустальный корабль». Казалось бы, что в этом плохого? «Корабль» из Страны восходящего солнца не будет вторгаться во все мыслимые панорамы и перспективы центра Петербурга — может, и пусть себе «плывёт»?

А плохо тут то, что Охтинский мыс — это не просто очередной пустырь в Северной столице. Именно здесь, у слияния Охты и Невы, в XVII веке стояла шведская крепость Ниеншанц. А в 1300 году здесь же Торгильс Кнутссон основал крепость Ландскрону. А ещё в эпоху неолита здесь же длительное время жили совсем древние люди. И самое главное, уже постсоветские археологи нашли тут фундаменты крепостных бастионов, остатки кладки, старинное оружие, пушечные ядра, наконечники стрел — всего более 30 тыс. артефактов!

Пётр Сорокин

руководитель Санкт-Петербургской археологической экспедиции

С 1992 года мы обнаружили на Охте тысячи предметов, начиная с пятого тысячелетия до новой эры и заканчивая XIX-ХХ веком. Но главное тут — даже не они, а фундаменты древних фортификационных сооружений, по которым мы можем понять масштабы этих крепостей. В идеале Охтинский мыс должен быть музеем, в котором хотелось бы отразить культурную стратиграфию («слоёный пирог» находок разных эпох — Д.В.) нашего региона.

Город Ниен глазами современного художника Кирилла Аланнэ

По мнению учёного и его коллег, отдельные бастионы Ниеншанца можно было бы восстановить с образовательными и просветительскими целями. Здесь же стóит разместить информационные стенды и диорамы, рассказывающие о допетровской истории Ингрии. А самое главное — только в Археологическом парке будет возможным не только сохранить аутентичные части шведских бастионов, но и сделать их доступными для просмотра всем желающим.

Александр Кононов
кандидат исторических наук, член ВООПИК
Это фортификация из земли и дёрна — рвы, бастионы, поэтому её невозможно перенести, — объясняет заместитель председателя Совета Санкт-Петербургского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК). — Этот уникальный комплекс может быть только в этом месте. Конкретные формы могут быть разные, но главное — сохранение памятника.
«Объявление Рождественского мира в Ниене. Ратушная площадь» Эдуарда Якушина
По сравнению с ситуацией десятилетней давности, текущие планы «Газпромнефть» по застройке Охтинского мыса массового резонанса пока не вызвали. Может, потому что в 2020-м есть проблемы поважнее; может, потому что рядовому петербуржцу видеть отовсюду «Охта-Центр» не хотелось, а против более компактного «Корабля» обыватель ничего не имеет. И сейчас для остатков старых крепостей сложился даже более опасный кейс: равнодушие населения, помноженное на конкретные планы влиятельного собственника, подкреплённые экспертизой.

Роман Романов

социолог и политический консультант

У активистов не получилось сделать этот вопрос популярным, проблематизировать его. Сейчас, как мне кажется, в курсе ситуации только сами активисты и небольшая группа сочувствующих, кто-то в «Газпроме», кто-то в Смольном и журналисты-новостники. Попросите сто случайных петербуржцев показать на карте города Охтинский мыс, спросите, какой исторический объект там расположен и чем он ценен — думаю, ответы будут красноречивыми и для кого-то печальными.
В отличие от 2007−2009 годов, когда над Петербургом нависла угроза небоскрёба на Охте, сегодня нефтегазовый монополист озаботился своим пиаром и через систему грантов наладил тёплые отношения с рядом местных краеведческих организаций. Защиты мыса от них теперь ждать не приходится. Кроме того, даже влиятельные петербурговеды признаются, что 15% мыса, которые «Газпромнефть» обещает не трогать, для археопарка вполне достаточно.

Лев Лурье

историк

По-моему, музей на весь мыс — утопия, там просто нечего показывать. Без «Газпрома» город построить ничего не сможет, посмотрите на Императорские конюшни (стоят в лесах и разрушаются уже десять лет — Д.В.) и [так и не построенный новый] Музей Блокады. Оптимальным вариантом стал бы голландский проект: офисы на столбах, без первых этажей, и ухоженный участок с двумя шурфами Ландскроны и Ниеншанца.
В самом «Газпромнефть» неизменно подчёркивают, что планируемый компанией на Охтинском мысу «Хрустальный корабль» должен быть построен в строгом соответствии с действующим российским законодательством и проведённой специалистом из Казани экспертизой в отношении ценности археологических находок и их точных границ. Мол, есть претензии — обращайтесь в Минкульт.

Пресс-Служба «Газпромнефть»

При реализации своего проекта наша компания исходит из тех параметров и ограничений, которые установлены государством. Утверждённые государством объекты культурного наследия будут сохранены и станут часть ландшафтного парка, Верховный суд России подтвердил это в ноябре 2020 года. Никакого строительства на объектах культурного наследия вестись не будет.
11 декабря на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека глава движения «Архнадзор» Константин Михайлов лично попросил российского президента Владимира Путина отстоять «Русскую Трою», как уже успели окрестить Охтинский мыс историки и краеведы, от посягательств застройщиков. Глава государства заинтересовался.

Владимир Путин

президент РФ

Археологический заповедник — это интересная идея, — отметил Владимир Путин. — Уникальное место эта стрелка. И она подтверждает, что очень важно для меня как для главы Российского государства, исторические связи всей этой территории с Россией, с русским народом. И, кстати говоря, показывает, что в этих местах мирно сосуществовали самые разные этносы на протяжении длительного периода истории человечества.
Слова президента воодушевили многих защитников Охтинского мыса, но почивать на лаврах ещё рано: никаких законодательных последствий (например, в виде Указа о запрете застройки мыса офисами) путинский интерес к проблеме пока не возымел. Тем не менее, в похожей ситуации с затянувшимся ремонтом петербургской Консерватории именно спич главы государства привёл к быстро последовавшим арестам руководителей компании-подрядчика. Вероятно, в «Газпромнефть» помнят сентябрьский урок.

«На берегу пустынных волн стоял он, дум великих полн», —написал Пушкин в 1833 году. Вторя поэту, не слишком искушённые в истории граждане и сегодня массово верят в имперский миф о якобы пустынности и безлюдности дельты Невы до 1703 года. Развеять эти ошибочные представления и рассказать людям о располагавшихся на месте современного Петербурга деревнях, усадьбах, крепостях и даже целом городе Ниене поможет охтинский музей. И его судьба решается прямо сейчас.
Дмитрий Витушкин
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?