Падение Рубинштейна: кто виноват и что делать?

ГОРОД
Наклейку с надписью «АРЕНДА» с большого видового окна пытались сорвать, явно не думая об эстетике. Это и вандализмом-то не назвать, скорее так — детская пакость. Здесь раньше была французская кондитерская с хорошими завтраками и вкусным кофе. Но время петербургского Монмартра прошло. Гугл уже отправил кафе в цифровое небытие, навесив ярлык, которого как чёрной метки чураются все представители ресторанного бизнеса, — «Закрыто навсегда».

Мы пообщались с владельцами тех заведений, что еще остались на плаву, чтобы понять, какое будущее ждёт улицу Рубинштейна. И есть ли шанс на спасение, когда давят буквально со всех сторон.
С приходом пандемии улица Рубинштейна сильно изменилась. Многие заведения, которые всегда славились кухней, сервисом, прозрачной налоговой декларацией, либо переехали (это в лучшем случае), либо получили свою электронную эпитафию на гастрономической карте Петербурга. Тех, кого не убил первый локдаун, добили ковидные ограничения. Ровно по такому печальному сценарию прошёл некогда популярный и казалось невероятно перспективный Social Club.

Павел Штейнлухт

совладелец Social Club, владелец израильского стритфуда «Бекицер»

Если вы не нарушаете закон, то вы падаете в обороте. Я знаю по рынку проекты, у которых упор на вечерний сервис (далеко не маргинальные бары), — так вот у них падение от 30 до 60%. Никаких поблажек у нас нет. Мы должны платить полноценную зарплату персоналу, полноценную аренду арендодателю. Получается, что заведения уходят в минус на 40% и оказываются в трубе.
Но арендные площади на Рубинштейна не пустовали никогда. На свободных территориях быстро обосновались заведения, не претендующие на звание дома высокой культуры быта.

Виктор Лыков

совладелец группы компаний The Hat Group

Раньше на Рубинштейна были хорошие проработанные концепции ресторанов первой линии, где сидело много иностранцев. Был флёр европейской улицы. Куда люди одевались, что называется, как на парад. С закрытием границ стали открываться заведения уже второй, третьей очереди. Кальянные, стриптизы и прочие шалманы. Так как открылось много заведений, притягивающих не очень хорошую публику, сюда поехали люди с окраин, из пригородов. Для которых считается форсом — съездить и выпить на Рубинштейна. В ответ на запрос этой публики появилось еще больше подобных заведений.

Сид Фишер и Билли Новик

совладельцы The Hat Group (Fiddler's Green на Рубинштейна,5 и другие заведения)

За деградацию Рубинштейна можно дружно сказать спасибо Шнурову. После его «высокоинтеллектуального» клипа (клип группировки «Ленинград» на песню «В Питере пить», 2016 г. — прим. ред.), на улице просто разверзся портал из Урюпинска. Изменились люди, изменились бары, изменилась улица. Как говорится, Go with the flow. Мы такое уже видели на Думской. Появляются сургутские бары, в которых готовы торговать всем — шариками, странными кальянами, консуматоршами и прочим. Затем случается пандемия. Сухой закон всегда приводит к появлению бутлегеров, а в тень легче уходить когда тебе нечего терять.
Былого лоска — именно его так ценили любители красиво выпить и закусить — почти не осталось. Изысканно украшенные рождественскими венками двери тех, кто остался в живых, сегодня чередуются с опечатанными ставнями, зияющими черной пустотой. Визиты полицейских, которые пытаются реагировать на жалобы местных жителей («пытаются», ключевое слово), рейды ОМОНовцев в весьма впечатляющем обмундировании, автомобили Росгвардии, периодически оцепляющие квартал, — в подобных декорациях мало праздника. Но учитывая контингент, другие «аниматоры» в ближайшее время здесь вряд ли появятся.

Светлана

жительница ул.Рубинштейна

Говорить о Рубинштейна как о барной улице — просто преступно. Вся эта барная улица сложилась за счет нарушения закона. А то, что мы хотим убрать все бары, — это миф. Мы хотим закрыть бары, которые нарушают закон. Таких тут процентов 90. Среди них 28 баров, у которых нет лицензий на алкоголь. Это просто криминал. У них нет кассовых аппаратов, нет лицензий, они не платят налоги. Это беспредел.
Жители улицы Рубинштейна уже устали взывать рестораторов к совести, а городские власти — к разрешению многолетнего спора: пить или жить. Ночные танцы, песни, а зачастую развлечения, выходящие далеко за рамки закона, — всё это не похоже на благостную обстановку, в которой комфортно воспитывать детей. Подробности противостояния быстро разлетаются по Сети, размывая бытовыми склоками и без того подмоченную репутацию улицы, которую когда-то называли петербургским Монмартром.

Сергей Селезнёв

генеральный директор ресторана Tres Amigos

Ведь раньше это была спокойная улица. Да, преобладали рестораны, но были и медцентры, и магазины, она не особо отличалась чем-то от других улиц Центрального района. Потом стали вкладывать инвестиции на уровне города, чтобы превратить Рубинштейна в туристическую Мекку. Если Думская — это был ночной отдых, то из Рубинштейна планировалось сделать нечто более благородное. Так развивать гастротуризм.
Но что-то пошло не так. И сегодня скептики всё чаще пророчат Рубинштейна судьбу Думской.

Марина

жительница ул.Рубинштейна

Любая деятельность с продажей алкоголя в ночное время всегда приводит к деградации, к нарушению прав и свобод остальных граждан. Ничего удивительного. Не могут в жилых домах располагаться заведения, с продажей алкоголя ночью. А практически все заведения на нашей улице себя без работы ночью просто не видят. Сравнивать Рубинштейна с Думской не хочется. Неприятное сравнение, если честно.
Многие рестораторы, те, что остались на светлой стороне силы, говорят, монстра породило то, что было призвано бороться с ним.

Сид Фишер и Билли Новик

совладельцы The Hat Group (Fiddler's Green на Рубинштейна,5 и другие заведения)

Бары оказались очень удобными для властей мальчиками для битья. Планирование предполагает возможность экстраполяции развития событий, так что мы действовали по обстановке. Сообразуясь, так сказать, с целеуказаниями, порождёнными неисповедимой мудростью нашего городского правительства.

Алексей Гаврилов

управляющий баром «География»

Да, сейчас есть нечестные игроки, их нарушения очевидны, события последних недель ярко это продемонстрировали. Но история всегда идёт по спирали. Такое уже бывало, это очередной виток, и он пройдёт. Никто не защищён от конкурентной игры, порой и не самой чистой. Но мы в Географии за 8 лет работы повидали немало и точно знаем: гость ценит стабильное качество, сервис, честность.

Александра Попова

главный редактор Restorating.ru

Рубинштейна — давно уже не та романтизированная ресторанная магистраль Петербурга и далеко не беспроигрышная идея для вечера пятницы. Раньше здесь был классный променад для фуди и избалованных бархопперов, где на каждые сто метров приходилось по 10+ заведений, одно-два из которых представлялись концептуальными — с идеей, с посылом, с характером. Теперь здесь точно можно выпить виски-колу и покурить кальян, насчет остального есть сомнения. Тем не менее, я не хочу присоединяться к панихиде по поводу «утраты»: есть другие локации для гурманов, есть другая аудитория для новой Рубинштейна.
На свежей афише МДТ: «Вакханалия.Пастернак». Кстати, Малый драматический в разговорах о судьбе Рубинштейна всегда почему-то остаётся за скобками. Всё-таки театр — высокое искусство. Что служителям Мельпомены до мирских перипетий. Символично, ведь пока актёры на сцене перевоплощаются то в известных писателей, то в партийных функционеров, за дубовыми дверями сюжеты меняются куда стремительнее. Не меняется лишь характеристика происходящего — вакханалия.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Полина Михеева
Автор

Понравился материал?