«Моей семье сказали, что я могу умереть в любой момент, свой первый вдох я не забуду никогда, это был второй день рождения»

ЛЮДИ
«Выжившая на ИВЛ» Ирина Прокофьева — первый человек в Петербурге, который вернулся с того света после аппарата искусственной вентиляции легких.
60-летняя женщина 13 дней находилась между жизнью и смертью. После осложнений, которые дала ковидная пневмония, врачи ввели пациентку в медикаментозную кому. Все это время за нее «дышал» аппарат. Сегодня Ирина Прокофьева снова занимается своими любимыми восточными танцами, как и до болезни. В остальном жизнь ее полностью изменилась, нам она рассказала о том, кто помог ей выжить, и что видит и ощущает человек, который долго находится без сознания.
Как вы заболели? Некоторые точно знают время и место, где теоретически могли подхватить ковид.

У меня есть предположение одно. Скорее всего, это было во время массажа. Я ходила на процедуру, и это был прямой контакт с человеком, который, как я потом узнала впоследствии, болел. Но об этом я уже стала задумываться гораздо позже. Сначала я просто заметила некоторое недомогание. Это была температура, невысокая. Кашель — сухой. Быстро перевела его во влажный. Я сама медик, когда-то работала в Боткинской больнице медсестрой, а еще моя приятельница работает врачом в поликлинике. Получалось, что все консультации я получала у нее. Сама пропила антибиотики, как потом выяснилось, совершенно напрасно.

Вы тогда задумались, что это может быть ковид?

Ну что вы? Какой ковид? Это же была первая волна. Никто еще толком ничего не знал и не понимал. Мы, конечно, смотрели телевизор, следили за новостями, но как это всегда бывает, думаешь, что это может случится с кем угодно, но только не с тобой. Это все было очень далеко, где-то у китайцев. Ну, подумаешь, температура, с кем не бывает. А потом становилось все хуже и хуже. А еще я слышала все запахи. И тогда мне мой мозг дал сигнал, что это точно не коронавирус. Такой самообман. Мы же все читали, что основной симптом — это потеря обоняния. И это тоже, как потом оказалось, не самое главное, у всех все по-разному происходит. Одним словом, не хотелось даже допускать мысли о том, что это может быть страшный вирус. Я предпочитала думать, что болею гриппом. Участковый врач, которая ко мне пришла, посмотрев на меня, настоятельно рекомендовала мне госпитализацию. Но я очень не хотела ехать в больницу. Тогда она сказала обязательно сделать КТ. Ко мне приехала дочь, и мы с ней поехали на обследование в поликлинику. И вот там мне просто надо было выйти из машины и сделать несколько шагов до двери. Но я не смогла. Увезли меня в больницу прямо из поликлиники. Надо было, конечно, сразу врача слушать, а не тянуть с этим.

Как вас встретили в больнице? Куда направили?

Мы приехали в приемное отделение 2-ой городской больницы, меня осмотрела врач. И где-то за пару часов взяли анализы, все-все посмотрели. И вот по их результатам вызвали специалиста из реанимации. То есть почти сразу. Я помню своего врача-реаниматолога. Я этот взгляд не забуду никогда. Он так посмотрел на меня, и мне все сразу стало ясно. Я тут же целиком и полностью ему доверилась. Он сказал, что переводит меня к себе на отделение, и я тут же согласилась. Он мой ангел-хранитель. Но в реанимации мне не стало лучше. Потеряла сон, стало ясно, что я не могу дышать — любое положение вызывало одышку. Самое главное, что при всем при этом не было ощущения, что тебя бросили. Буквально на каждое движение откликались врачи и медсестры. Они очень следили за нами. В итоге через сутки меня подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Врачи объяснили, что так будет лучше — я посплю, легкие отдохнут, и их смогут полечить. Все было очень доброжелательно, и я им доверяла.

Какие ощущения переживает человек, когда ему подключают аппарат?

Это происходит очень плавно, всего два вдоха и все. Сразу отключаешься. Ощущение, что ты не во сне, но и не в сознании. У меня были настоящие видения. Сначала мне казалось, что я попала в компьютерную программу. Что я внутри компьютера. Как будто фильм «Матрица». Потом, что это все эксперимент и нашу базу должны сравнять с землей. Ко мне во сне приходили очень странные персонажи, люди, которых я знала, но они играли совсем другие роли. Одним словом, это было пугающе все. Но однажды я помню, как по лицу чья-то рука провела влажной салфеткой. Этот кто-то сказал мне, что все хорошо, что я в больнице и меня лечат. В этот момент мне стало очень спокойно. Это было очень важно для меня. Меня как будто держали за руку и не отпускали.

Сколько вы пробыли в таком состоянии?

13 дней была в коме. Это мне врачи сказали. Но я помню день пробуждения, как надо мной склонился мой лечащий врач и спросил, готова ли я дышать сама. Я знала на тот момент, что это опасно и не у всех это получается. Но я кивнула, и медсестра быстро стала вынимать из трахеи трубку. Трубка была ребристой и немного поцарапала меня. Но потом я сделала вдох, и его я не забуду никогда. Это ощущение, что я живу. Слезы катились по щекам. Я очень хотела что-нибудь сказать, но не могла издать ни звука. Я попросила воды, потому что рот был всегда приоткрыт, когда в нем была трубка, а поэтому все время сушит, мучает жажда. Мне дали воду, и ничего вкуснее той воды я в жизни своей не пила. Я и сейчас пью простую воду. Когда наступило время завтрака и меня покормили манной кашей, я прямо причмокивала от удовольствия, настолько мне казалось это вкусным.
Что это было? Чудесное спасение, ведь шансов на выздоровление вам практически не давали?

Все то время, что пробыла в коме, родственникам говорили, что умереть я могу в любой момент. Я представляю, что им пришлось пережить. Когда никто даже и представить себе не мог, что простое недомогание может привести в отделение реанимации. Но врачам удалось сделать невозможное. Я говорю, они мои ангелы-хранители, и 13 апреля я считаю вторым днем своего рождения. Помню день выписки. Мы фотографировались все. Изможденное лицо, осунувшаяся вся. На себя не похожа. Очень много волос потеряла. Видимо из-за облучения, там же постоянно делают снимки. Первые дни двигаться не могла совсем. Мышцы атрофировались. Руки не слушались. Не могла долгое время что-то удержать в руке. Все падало. Но постепенно занималась, сама восстанавливалась потихоньку. Мне дали ходунки, на выписку шла уже на своих ногах. Я очень хотела отблагодарить хоть как-то врачей. Мы заказали большой торт. С фигурками докторов, надеюсь им было приятно. Ведь они вернули в семью жену, маму, бабушку. Меня так ждали, так надеялись, и все вместе мы победили. Дома меня ждал праздничный стол, а муж даже нажарил моей любимой корюшки. Это был самый радостный день в моей жизни. Без поддержки семьи, ничего бы не получилось.
Как изменилась ваша жизнь после болезни?

Какое-то время кашель еще продолжался, одышка тоже была. Принимала антикоагулянты, следила за уровнем кислорода в крови. Долгое время не могла говорить в полный голос. Но потом с каждым днем становилось все лучше и лучше. Помню, как мы пошли отмечать мой день рождения (по паспорту) в ресторан. Там мы уже танцевали. Я же занимаюсь восточными танцами. Мы с нашей группой встретились после моего выздоровления. Это было очень приятно. Вообще очень сильно переоцениваешь все в своей жизни. Это уже не просто новый день, а это подарок, который тебе сделали, значит, нужно ему радоваться. Завтра может и не наступить. Я сейчас снова активно занимаюсь танцами, но пока онлайн. Наши возрастные группы пока еще «на удаленке». Но это ничего, когда все закончится, поедем на конкурсы, завоевывать призовые места. Радоваться нужно каждый день, и спасибо врачам, которые меня вытащили и вместе со мной не теряли надежды. Хочу сказать, что это никакой не «фейк» и не выдуманная болезнь. Инфекция очень реальная и непредсказуемая. Главное, это не терять драгоценного времени и сразу обращаться за помощью, а не заниматься самолечением.
На сегодня в городе работают реабилитационные центры, в которых людям, перенёсшим ковид в тяжелой форме, помогают восстановиться. Это отделение на базе 40-ой больницы, в Госпитале для Ветеранов Войн также оборудованы целые залы со специальными тренажерами. Некоторых пациентов буквально заново нужно обучать ходить. Доказано, что коронавирус нарушает работу центральной нервной системы. А у людей с подвижной психикой еще надолго остаются проблемы, связанные с повышенной тревожностью, могут быть и панические атаки. С такими пациентами работают психологи. В первую волну пандемии в Петербурге работали только два клинических психолога, которые выходили непосредственно в красную зону к больным с ковид-19. Они так же, как и лечащие врачи исследовали влияние этой новой инфекции на человека. На сегодня вопросов, связанных с коронавирусом гораздо больше, чем ответов, однако именно такие случаи счастливого исцеления сильно помогут в изучении болезни. Пока врачи говорят о том, что каждый пациент, перенесший ковид-19, индивидуален. История болезни, к сожалению, продолжается.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Наташа Газгорит
Автор

Понравился материал?