Люблю тебя, Петра творенье: гид по Петербургу Пушкина

ГОРОД
Хотя, строго говоря, Пушкин родом не из Петербурга — поэт родился в Москве и впервые увидел «Петра творенье» в возрасте двух лет — он, безусловно, поэт петербургский. С этим городом неразрывно связана вся его жизнь — и частная, и литературная. К 222-летней годовщине дня рождения «нашего всего» мы предлагаем вам прогуляться по главным адресам поэта в Петербурге.

«Домик в Коломне»

Наб. Фонтанки, 185
Этот дом — один из первых адресов Пушкина в Петербурге. Здесь он поселился с родителями после окончания Лицея в 1817 году и прожил три года до Южной ссылки в 1820, здесь окончил «Руслана и Людмилу» и написал «Оду вольности». Семья занимала квартиру из семи комнат предположительно на втором этаже; поэт жил в комнате окнами во двор, где тогда был уютный садик. Надо сказать, что Коломна тогда не была такой уютной, как сейчас: она считалась бедной городской окраиной. Но родители Пушкина не могли себе позволить снимать квартиру в более престижном районе.

Сегодня здание мало напоминает дом, в котором жил Пушкин. Оно не раз перестраивалось, у него с тех пор появились верхние этажи. Но мемориальная табличка на фасаде все-таки висит.

Забавно, что аналогичная табличка (даже с теми же годами) висит на еще одном доме неподалеку, по адресу канал Грибоедова, 174: некоторое время историки ошибочно думали, что «домик в Коломне» находится именно здесь, но дальнейшее изучение документов опровергло эту версию. А табличка осталась.

Коллегия иностранных дел

Английская наб., 32
Коллегия иностранных дел — первое официальное место работы Пушкина. Именно сюда его после окончания Лицея определили на службу в чине коллежского секретаря. Вместе с ним здесь начали работу его однокашники по лицею: будущий декабрист Вильгельм Кюхельбекер и Александр Горчаков, который позже дослужится до министра иностранных дел.

А вот из Пушкина блестящего дипломата не вышло. Да он и не слишком утруждал себя работой, тем более что и обязанности его были размыты и заключались по большей части в переводах деловых бумаг.

Дом Оленина

Наб. Фонтанки, 101
Три стоящих рядышком почти одинаковых дома на набережной Фонтанке (№№97, 99 и 101) принадлежали дочерям основателя Императорской капеллы Марка Полторацкого: землю для них он подарил им в качестве приданого. Нынешний №101 занимали Елизавета Марковна и ее муж — директор Публичной библиотеки, председатель Академии художеств А.Н. Оленин.

Дом Олениных был центром притяжения для столичной творческой интеллигенции: писателей, художников, актеров. Постоянными гостями этого дома были Крылов, Жуковский, Батюшков, Глинка. Бывал здесь и Пушкин. И не просто бывал: именно в салоне Олениной произошло то самое «чудное мгновенье», когда Пушкин впервые увидел Анну Керн (она приходилась Олениной племянницей).

«Зеленая лампа»

Пр. Римского-Корсакова, 35
Здесь, на квартире еще одного сотрудника Коллегии иностранных дел Н. Всеволожского, в 1819-1820 гг. собиралось общество «Зеленая лампа», членами которого состояли будущие декабристы С. Трубецкой, Ф. Глинка, Я. Толстой, П. Каверин, а также Дельвиг и Пушкин (всего около двадцати человек). Название оно получило в честь абажура лампы над круглым столом в комнате собраний.

На собраниях обсуждали литературу, читали очерки о русской истории, публицистику, стихи. Впрочем, собрания были веселыми, а нравы на них царили вольные. Например, существовал в нем такой обычай: если кто-нибудь из гостей нецензурно ругался, слуга-калмык хозяина дома приносил ему «штрафной» бокал вина и говорил:«Здравия желаю!». Строчка Пушкина «Желай мне здравия, калмык!»— именно про это.

Общество было тайным, и все происходящее на собраниях участники обязывались держать в секрете. Члены клуба носили особые кольца с печатью в виде изображения лампы и запечатывали такой печатью письма друг другу.

Дом Брискорн

Ул. Галерная, 53
По этому адресу Пушкин прожил всего несколько месяцев в 1831-1832 гг., но именно их он считал одними из самых счастливых в своей жизни. Небольшая квартирка в доме Брискорн — первое «семейное гнездышко» поэта: он нанял ее после женитьбы на Наталье Гончаровой.

Здание на тот момент было совсем новеньким (его построили в 1830 году). Со времен Пушкина оно практически не изменилось. Сегодня на фасаде висит мемориальная табличка, а внутри располагается отель, который так и называется —«Счастливый Пушкин».

Музей-квартира Пушкина

Наб. Мойки, 12
Целый этаж особняка на Мойке (одиннадцать комнат) Пушкин нанял на два года, но пожить здесь успел всего полгода — с начала осени 1836 года до своей смерти несколько месяцев спустя.

Музей здесь появился, конечно же, не сразу. После смерти Пушкина хозяева сдали квартиру другим жильцам, и уже к началу XX века о поэте здесь ничто не напоминало. Реконструкция квартиры началась лишь в середине 1920-ых; музей открыли в 1927, и тогда он был гораздо меньше. Восстанавливать интерьеры пришлось по историческим документам и воспоминаниям, оставленным современниками. Тем не менее, удалось собрать немало личных вещей, действительно принадлежавших Пушкину и его семье: украшения Натальи Николаевны, портреты детей, перо и чернильница Пушкина, стол, диван, на котором умер поэт, и даже жилет со следами крови, который был на нем во время дуэли.

Литературное кафе

Невский пр., 18
Во времена Пушкина здесь тоже находилось кафе — кондитерская Вольфа и Беранже, служившая местом встреч для писателей, поэтов и журналистов. Живший по соседству Пушкин тоже здесь нередко бывал.

Судя по всему, «Вольф и Беранже» было последним местом, куда поэт заехал перед дуэлью с Дантесом: около четырех часов дня он встретился здесь со своим секундантом Данзасом, выпил стакан воды и лимонада (точно Данзас не запомнил), сел в сани и отправился на Черную речку. А уже через несколько недель в «Вольфе и Беранже» из рук в руки переходили стихи молодого Лермонтова «Смерть поэта».

Место дуэли

Сквер напротив ул. матроса Железняка, 9
Сразу предупредим: обелиск, посвященный последней дуэли Пушкина, обозначает место дуэли весьма условно. Дуэль в Российской империи была уголовным преступлением, поэтому все участники не слишком охотно распространялись о деталях. Из воспоминаний секунданта, поэта Данзаса, Пушкин и Дантес стрелялись «саженях в полутораста от Комендантской дачи» на левом берегу Черной речки — примерно в этом месте позже и установили обелиск.

В те времена окрестности Черной речки были дачной окраиной, Пушкин с семьей и сам не раз снимал здесь дачу. Это место выбрали для дуэли из нескольких соображений: с одной стороны, зимой оно было довольно безлюдным (уголовное преступление, как мы помним!), с другой — сюда можно было быстро добраться из центра. Хотя некоторые исследователи считают, что секунданты выбрали Черную речку с еще одной тайной целью: дорога туда проходила через людный Каменный остров, и они надеялись, что какая-нибудь встреча по дороге может предотвратить поединок. Напрасно.

Церковь Спаса Нерукотворного образа

Конюшенная пл., 1
Власти опасались, что похороны Пушкина могут вызвать массовые беспорядки, поэтому заранее объявили отпевание в одной церкви (Адмиралтейской, которую тогда называли Исаакиевским собором), а в действительности отпевали в другой, куда тело поэта тайно перенесли под покровом ночи.

Правда, слух о новом месте заупокойной службы распространился быстро, и вскоре тысячи людей пришли и на новое место. Попасть на отпевание, впрочем, не удалось почти никому: церковь Спаса Нерукотворного была небольшой, внутрь пускали по «билетам», здание охраняли жандармы. Более того, в университете в тот день студентам запретили отсутствовать на лекциях, чтобы они не сбежали на похороны и не устроили волнения.

Ночью 3 февраля тело поэта так же тайно вывезли в Псковскую губернию, в Святогорский монастырь близ родового имения Пушкиных Михайловского — там, в монастыре, он и завещал себя похоронить.

Читайте на «Скамейке» гид по Ленинграду Бродского к 81-ому дню рождения поэта.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Светлана Ворошилова
Автор

Понравился материал?