Особенности петербургского фолка

ЛЮДИ
Зачем молодёжь играет народную музыку?
Слово «фольклор» часто ассоциируется с исполнителями деревенских песен и прочими Бурановскими бабушками. Это стереотип. Народное творчество, между прочим, изучают в Санкт-Петербургской консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова. Группы ирландских и скандинавских танцев пользуются успехом у молодежи. На концерты «Сруба», Хелависы и «Сказов леса» приходят тысячи поклонников. «Скамейка» убедилась, что современный фолк живее всех живых.

Соло на балалайке

В ХХ веке к русской народной музыке в России многие относились со снисхождением. Интеллигентный ленинградец ходил на балет в Кировский (ныне Мариинский) театр. Его менее искушенный земляк посещал эстрадные концерты Пьехи, Хиля и Боярского. Неформал пьянствовал на квартирниках ради Башлачёва, Кинчева или Майка. Фольклору в этой музыкальной иерархии места не находилось.

Из-за снобизма ли или вследствие «тлетворного влияния» прозябал на сценах сельских ДК старый добрый фольклор? Не вызывало ажиотажа и творчество коренных народов России. Если мелодия «Greensleeves» в 90-е воспринималась как зарубежная экзотика, то «Калинку-малинку» или «Берёзку» в «кассетнике» не врубали на всю громкость. На показах культового «Собачьего сердца» Владимира Бортко публика и вовсе покатывалась со смеху, когда Шариков исполнял на балалайке.

Варвара Летягина

хранитель музыкальных инструментов Шереметевского дворца – Музея музыки, куратор концертного направления Молодёжного центра «Палата ремёсел»

В конце XIX века Василий Андреев боролся с предвзятым отношением к балалайке и, казалось бы, победил... Тогда он «одел балалайку во фрак», вывел на большую сцену и проехал со своим оркестром весь мир. Балалайка получила всемирное признание. Удивительно, что и сегодня многие со снисхождением и смехом смотрят на балалайку. Поражаются, что я предпочитаю гусли – арфе и балалайку – гитаре. Современный человек всегда может выбрать фолк, а не рэп. Когда наш современник устаёт от однообразности и пустоты нынешней музыки, он приходит в фольклор за более глубоким и вечным. Фольклор не является чем-то старым и отмершим – он говорит с нами о самых животрепещущих темах.
Возможно, такое отношение к народной музыке было вызвано насаждением всего «русского народного». Причём, не только на уровне местечковых праздников. Редкое официальное мероприятие тогда обходилось без девушек в кокошниках. «Березки» и «Казачки» нередко исполнялись на съездах КПСС и воспринимались простым населением, как зрелище для жирующей советской номенклатуры.

К XXI веку фолк-музыка постепенно находит своего слушателя в России. Петербуржцы в нулевые начинают охотно ходить на аутентичные ансамбли. Проявляют интерес и к тем, кто использует народные мотивы в современной обработке. Правильнее всего это назвать термином «кроссовер» (как у группы «Терем-Квартет») или фолк-рок (как у группы «TheDartz»).

Окончательно тренд популярности фольклора был закреплён в 2012 году, когда российская группа «Бурановские бабушки» триумфально взяла серебро на «Евровидении», уступив шведской певице. Россия продемонстрировала всему миру, что наша страна богата не только лишь русской, но и удмуртской, марийской, калмыцкой, татарской, черкесской, якутской и прочими культурами.

Хип-хоп на татарском и регги на ижорском

В этом смысле вполне логично, что петербургские фолк-музыканты часто опираются в своём творчестве на мотивы коренных народов родного края. В нулевые годы они нащупали нишу народной музыки ижор и вожан, руны инкери и карельские напевы. Одни группы добились популярности, исполняя чистый фолк («Отава Ё»), другие – вдохновляясь древними мелодиями для написания новых песен («Тролль гнёт ель», «Сказы Леса»).

Музыкант Андрей Чепелев в свободное от журналистской работы время собрал группу «Конец летА», игравшую этнофьюжн в клубах и на фестивалях. Со временем этого показалось мало: лидер коллектива всерьёз взялся за изучение уже почти исчезнувшего ижорского языка. В определённый момент знаний стало достаточно, чтобы начать писать песни на ижорском.
Так в 2015 году появился сольный проект «Pirunpoika» («Чёртов сын»), стиль которого сам автор иронично определяет как «pohjanreggej» (северное регги). Кажется, это и по сей день единственный в мире исполнитель современной музыки на ижорском языке. Вот вам пример того, что отечественный фолк, околофолк и всё то, что из них выросло, могут находиться на уровне «Apocalyptica» или «Björk». И совсем не обязательно должны быть похожими на Надежду Бабкину и ансамбль «Золотое кольцо».

Андрей Чепелев

музыкант – проекты «Pirunpoika», «TeeSuu»

Появилось желание произвести на свет музыку на ижорском языке, не относящуюся к фольклору. То есть с новыми текстами на обычные жизненные темы, мои личные. Это некоторый искусственный эксперимент, потому что мой уровень владения языком далёк от уровня носителя и языковой среды нет, но, всё же, я считаю это правильной миссией.

Я сейчас занят первым настоящим релизом «Pirunpoika», с полноценным продакшн, множеством живых музыкантов из разных стран, в стиле «около-даб». Процесс идёт медленно, но мне очень нравится результат. Должно быть круто. Считаю, что тру-питерский фолк должен быть ингерманландским в той или иной мере – потому что у нас есть большой интересный багаж, который слабо реализован.
Российские фолкеры и сами подчеркивают, что одним из основных смыслов их творчества остаётся реконструкция редких или вовсе вымерших языков. Помимо ижорского, в окрестностях Петербурга к ним можно отнести водский, вепсский, некоторые диалекты карельского и ингерманландский финский. Всего в России таких исчезающих языков десятки – скажем, селькупский.

Писать песни на редком языке – лучший способ его поддержать, спасти от забвения. В соседней Финляндии никого не удивляют исполнители Amoc и Айлу Ваале, читающие рэп на родном саамском, у нас же подобное пока в диковинку. Даже альбом «Пыяла» (2020), который популярная певица АИГЕЛ выпустила на родном татарском, смотрится как довольно смелый поступок.

Хоровод по-консерваторски

Но что говорить о малых языках, если и русский фольклор – достаточно редкий гость на отечественном радио и телевидении, за исключением нескольких популярных исполнителей (Пелагея). Несмотря на определённый запрос со стороны аудитории, почти каждый исполнитель в этом жанре сталкивался со словом «неформат». Впрочем, многие певцы и музыканты народного стиля не считают, что фолк надо специально популяризовать. Мол, кому надо – те и сами приходят на концерты, лучше меньше да лучше.

Светлана Берг

певица – проекты «Русский Бэнд», «Ivaya Poem»

Нужна ли массовая популярность фолку? Не потеряет ли он свою красоту, став коммерческим? Мы живём в такое время, когда каждый вправе слушать и делать то, что ему нравится. Те, кто может уложить в своё сознание традицию – тот интересуется и слушает, а в чей горизонт познания фолк не вписывается, то и навязывать не нужно. Традиция не требует широкого зрителя и громкой огласки, традиция заслуживает трепетного отношения и тихую благодарность за то, что нам оставили наши предки.

Когда я поступала в музыкальное училище, – увидела народный хор и мне понравилось всё: эстетика костюма, движений, звука. И я решила поступать не на эстрадный вокал, а на народный, буквально за неделю до поступления.
Сегодня Светлана Берг ещё учится в Санкт-Петербургской консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова и в свободное от учебы время даёт концерты с «Русским Бэндом». В репертуаре молодых петербургских музыкантов сплошная этника: казачьи песни и русская духовная музыка. Петь под балалайку Светлане столь же привычно, как и под аккомпанемент ультрасовременного ханга.

Фольклор: из прошлого в будущее

Не все в наши дни готовы слушать аутентичную народную музыку, но в 2021 году можно смело сказать: фолк живее всех живых. Правда, современные музыканты по обе стороны границы используют его дозированно: где-то – в стилистике, где-то – в поэзии. Иногда просто прибегают к упрощению мелодии и использованию акустических инструментов.

Александр Ионов

продюсер, создатель клуба «Ионотека»

В «Ионотеке» иногда проходят концерты в стилистике «пост-бард», это исполнители с акустической гитарой или укулеле, и это вполне «фолк» по ощущениям. Думаю, зумеры не особо слушают классический фолк, хотя знаменитый трек Simon & Garfunkel «Sounds of Silence» слышали почти все, а это уже классика американского фолка 1960-х. Да и трек Билли Айлиш «Happier Than Ever» – это же чистый фолк. Так что я бы не стал выкидывать этот стиль из обоймы современной актуальной музыки.

Фолк не требует виртуозных навыков и умений – несколько аккордов на гитаре и интересный текст – и ты уже новая звезда жанра! А способность этой музыки пробираться под кожу, её искренность и интимность совпадает с настроениями ребят, выросших в цифровую эру холодности и отчуждённости. Она даёт им то, чего не хватает в реальной жизни.
Продюсеры и музыкальные критики отмечают, что в современном мире само понятие «фолк» стало очень широким. Это и старинные песни многовековой традиции, и кантри, и бардовская музыка. По словам Александра Ионова, львиная часть русского рока 1980-х – тоже скорее фолк. В любом случае, это уже не только и даже не столько ансамбли народных песен – скорее это все музыканты, учитывающие в своём творчестве контекст прежней культуры.

При этом трактоваться наследие предков может максимально широко. Для кого-то таким фольклором уже являются советские песни. Скажем, в 2008 году, пожалуй, лучшие отечественные даркфолкеры – рязанская группа «Majdanek Waltz» – запомнились пронзительным кавером гамзатовских «Журавлей», выпущенным аккурат ко Дню Победы.
А в 2018 году уже не удивляло, что 20-летняя популярная певица Монеточка записала для своего альбома «Раскраски для взрослых» трек «Кумушки» с припевом из народной песни. Современные молодые люди в её лице как бы говорят, что огромный корпус фольклора, этнические мотивы – это и их культура, она не принадлежит только бабушкам на посиделках.

И здорово, что фолк – для каждого свой. Одним он даёт приобщиться к культуре других стран и народов. Другим – возможность петь на своём языке. Третьим – погружаться в далёкое прошлое наших предков. Четвёртым – выражать свои мысли при помощи понятных для публики архетипов. Пятым – задорно плясать мазурки, польки и гопак. Шеймить человека с гармошкой или балалайкой сегодня уже не модно – возможно, завтра он выступит в Филармонии, соберёт полный БКЗ или принесёт России новую победу на «Евровидении».

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Дмитрий Витушкин
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?