«Почему нас народ боится? Неужели мы такие мутанты?»

ЛЮДИ
Особенные люди рассказывают о травле и средневековых нравах в России
Сразу две громкие истории с участием людей с ограниченными возможностями обсуждает весь Петербург. Известного в нашем городе и далеко за его пределами программиста с ДЦП Ивана Бакаидова высадили из маршрутки. Водитель попросту отказался его везти. Еще один случай, который взбудоражил общественность, произошел на детской площадке жилого комплекса. Там дети с особенностями развития якобы «напугали» внучку местной жительницы только одним своим видом. Некто Наталья Липская потребовала покинуть территорию. В противном случае грозила вызывать представителей управляющей компании, чтобы разобраться, кто пустил «этих детей» к «обычным».
Сказанные в сердцах слова обнажили проблему, о которой не принято сегодня говорить. Речь идет о правах и отношении в обществе к «особенным людям». Но совершенно точно такие истории становятся достоянием общественности, потому что люди с инвалидностью больше не хотят и не будут молчать.

Иван Бакаидов, 22 года, программист из Санкт- Петербурга. Создатель программ альтернативной коммуникации DisType, DisQwerty, DisTalk. Защитник людей без подписи. Включён в список номинантов тридцати самых перспективных россиян до 30 лет по мнению Forbes. Номинант премии ООН. Основатель компании LINKa.

«Я не люблю три вещи: глупость, тупость и идиотизм»

Иван назначает встречу на улице возле своего дома, говорит, что в квартире бардак и он не успеет прибраться. Сразу развенчаем миф о людях с ДЦП — они могут жить отдельно, без посторонней помощи. Все что для этого нужно — условия проживания.
А в новом доме, где снимает квартиру Иван, есть и пандусы, и лифт, в котором помещается его коляска.

Молодой программист дома не сидит, он постоянно что-то делает. Последнее увлечение — картинг. Гоняет на машине сам, без чьей-либо помощи, и не думая о том, преодолевает он что-то там в этот конкретный момент или нет. Просто делает то, что он хочет. А недавно даже попробовал сесть за руль обычного легкового автомобиля, с инструктором, разумеется.

Обычно, если нужно куда-то поехать, молодой человек пользуется такси, как сейчас. Реже — маршрутки. Но иногда приходится. Последнее такое путешествие на общественном транспорте стало достоянием целой страны: молодого человека со скандалом пытался высадить водитель, назвав пассажира «шайтаном». На улице, к слову, шел дождь, а Иван в ответ ничего не мог сказать, потому как разговаривает он только с помощью специальной программы, которую сам же и разработал — напечатанный текст она преобразовывает в голосовые сообщения, но достать компьютер в тот момент ему никто не дал. Водитель кричал и оскорблял своего пассажира.

Иван Бакаидов:
Понимаете, кричать на человека, который не может ответить, — это как бить безрукого, не Сергея Безрукова (смеется)… Ведь можно было просто спросить меня так, чтобы я смог ответить однозначно «да» или «нет». И я за то, чтобы все было в правовом поле. Дело в том, что я действительно иногда езжу на маршрутках, и обычно с меня не берут денег, я к этому привык, и это моя вина, я ее признаю. Но в данном случае меня высадить из автобуса хотели не за это (у меня снова не было с собой денег). Водителю не понравился мой вид. Он кричал незнакомым мне людям в автобусе: «Заберите его, зачем вы его привели, он не знает куда едет». И только когда накаченный мужчина с наколками подошел к водителю со словами «не трогай инвалида», тот успокоился.
Об этом происшествии Иван написал на своей страничке «ВКонтакте». Назвал пост «Про повседневное насилие», тем самым привлек внимание общественности. Ну а дальше как снежный ком, сюжет на одном телеканале, потом на другом.

И вот уже на странице в соцсети у Ивана появляется еще одно сообщение, теперь уже с фотографией представителя транспортной компании, в которой работал нерадивый водитель. Сразу после скандала его уволили, а Ивану принесли извинения. Бакаидов дает рекомендации о том, как лучше устроить все в автобусе, чтобы было там удобно передвигаться людям с инвалидностью, его замечания обещают учесть.
Победа. Да, многие именно так и расценят все произошедшее. Скорее всего, на хэппи-энд повлиял статус Ивана, шутка ли — выступал перед представителями ООН. Именно за его известность ухватились СМИ, и история прогремела. А сколько таких случаев, когда в похожей ситуации человек с инвалидностью молча проглатывает оскорбления, и все, что он может сделать, — это поскорее скрыться с глаз обидчика.

«Они пугают наших детей, в третий корпус шуруйте»

Так бы, скорее всего, было с детьми, которые нарвались на хамское поведение одной из жительниц жилого дома, во дворе которого они гуляли, если бы не воспитатель Ирина Астафьева, снявшая все на телефон. По ее словам, это был уже не первый случай такого обращения. А именно дама в приказном порядке пыталась выгнать детей с особенностями развития с детской площадки, на которой, по ее мнению, место есть только для «нормальных». Видимо, Наталья Липская, так зовут счастливую обладательницу жилья в данном ЖК, решила, что она имеет право решать, кто может, а кто не может выходить на улицу перед ее окнами.

Ирина Астафьева, воспитатель некоммерческой организации «Какая разница»:
Она вела себя точно так же, и ничего кроме агрессии мы не услышали в свой адрес и адрес детей. А сейчас, когда все это вылилось на общее обсуждение благодаря этому видео, которое мы выложили в сеть, ее травля детей обернулась тем, что теперь она стала «антигероем». Ее везде обсуждают, и теперь она уже пытается спрятаться.
Действительно, Наталья Липская сразу после того, как этот ролик попал в Интернет, стала срочно стирать все свои страницы в соцсетях, а журналистам жаловаться на то, что ее буквально затравили. Интервью, которое она дала якобы с извинениями, больше походило на уже спокойное, но по сути то же самое послание, которое она транслировала на детской площадке. Создавалось впечатление, что она действительно не понимает, за что именно ее осуждают соседи, которые ей объявили настоящий бойкот.

И это непонимание, с одной стороны, очень искреннее, потому как в нашей стране годами формировалось негативное отношение к людям с инвалидностью: вспомнить хотя бы послевоенные годы, когда покалеченных на фронте людей свозили как в резервацию на остров Валаам, заканчивая детскими обзывательствами — диагнозами на все тех же детских площадках.

Александр Прохоров, 37 лет. Бывший воспитанник ПНИ. Разработчик собственной программы по реабилитации детей с ДЦП. Общественный деятель. Защитник прав людей с инвалидностью.

«Уберите этого урода, я не хочу его видеть»

Сашу я знаю давно. Он очень сильный и добрый. Вряд ли найдется много людей, которые смогли бы вынести все то, что пришлось пережить этому парню. От него отказались родители при рождении, как только узнали его диагноз. Маршрут у детей с ДЦП всегда один и тот же — сначала детский интернат, потом взрослый. Про свою жизнь до 18 лет Саша рассказывает страшные вещи. Это и издевательства, и побои. Бывало так, что его оставляли часами на холодной клеенке, рядом с такими же как он обездвиженными детьми.

Но мальчик отчаянно сопротивлялся и однажды пополз. Это заметила одна медсестра, у которой в отличие от остальных сотрудников интерната еще оставалось сердце. С Сашей начали заниматься врачи, его прооперировали, и он пошел. Причем во всех смыслах. Он не хотел останавливаться ни в чем — ни в своем развитии, ни в желании осуществить свои мечты.

Сперва хотел найти и познакомиться со своими родителями. И у него это получилось. Правда, мать отказалась от него второй раз, а отец, как потом выяснилось, стал с ним общаться ради жилплощади, которое полагалось выпускнику интерната.

Но и за свою квартиру пришлось сражаться отчаянно: сначала безуспешно доказывать комиссии интерната, что ты можешь жить самостоятельно, а потом попросту выкрадывать документы и бежать на свободу. Но у него получилось.

Вскоре он стал помогать таким же как он беззащитным воспитанникам. Помогал получить паспорт и выйти за пределы казённых стен, и это при том, что Саша пишет с ошибками, но безупречно разбирается в законодательстве. Своим примером он показал многим родителям, что ДЦП — это не приговор, главное — работать с детьми, делать массажи и гимнастику. Помог одному ребенку, поставил на ноги другого.

Слава понеслась о нем по сарафанному радио, в итоге Саша почти не бывает в Петербурге. То его приглашают в Казань, то он летит в Сочи. Каждый раз, когда он слышит о несправедливом отношении к людям с ограниченными возможностями, вспоминает и себя тоже. Говорит, если каждый раз обижаться на то, как с тобой обходятся люди, не хватит никаких сил.

Александр Прохоров:
Слушай, я тебе так скажу. Таких случаев со мной было миллиард. И ты сейчас удивишься — не только на улице с обычными людьми.

Как-то я пришел на ток-шоу к одному известному ведущему, так он кричал: «Уберите этого урода, я не хочу его видеть!». А однажды я просто зашел съесть пирожок в кафе у Московского вокзала, а официант меня стал выпроваживать. Но я наученный (смеется), достал телефон и начал снимать, в этот момент вышла администратор и предложила мне самый дальний столик, видимо, чтобы я не смущал посетителей.

Мне вот интересно, почему нас народ боится? Неужели мы все такие мутанты? А по поводу истории с детьми, это какой-то геноцид. И я даже у себя на страничке разместил обращение о том, что надо как можно больше привлекать внимание к этой проблеме и собирать подписи, делать максимальный репост этой новости, чтобы бороться с этим фашизмом. Здесь и помощь блогеров тоже помогает. И самое важное, что люди должны понять, — инвалидом может стать любой человек, это может случиться с каждым.

Когда я увидел видео с дамой из Красносельского района, я испытал шок, молчать нельзя и пресекать это нужно жестко. Инвалиды не опасны и не заразны. Дети — они особенные, а изолировать надо тех, кто оскорбляет таких детей, это она опасна для общества, я считаю. И какой она пример показывает своей внучке?

Устали жить в тени

В Петербурге проживает почти 6 миллионов человек. Из них 558 тысяч — люди с инвалидностью. Детей-инвалидов — 19 тысяч человек. Инвалидов трудоспособного возраста — 89 тысяч человек, пенсионного возраста — 449 тысяч. Больше всего — 113 тысяч человек — это люди с нарушением опорно-двигательного аппарата. 16 тысяч человек передвигаются на креслах-колясках. 8,5 тысяч человек имеют нарушения зрения, 18 тысяч человек — функции слуха. 32 тысячи человек имеют инвалидность с детства.

Все чаще чиновники рапортуют об очередном комплексе мер, принятых в поддержку людей с инвалидностью. Пресловутая программа «Доступная среда» везде тиражируется, рассказывая о новом пандусе или пешеходном переходе с «говорящим» светофором. Однако «доступная среда» она не только в дорогах и лифтах, она в головах. Еще несколько лет назад мамы особенных детей старались выходить с ними на площадки поздно вечером, чтобы не ловить на себе косые взгляды прохожих, а колясочники и вовсе оставались дома. Но все меняется благодаря тем, кто не молчит и заявляет во всеуслышание о своих правах, не о каких-то «особенных», а о тех же самых, которыми наделены все люди на планете.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Татьяна Медведева
Автор

Понравился материал?