люди

Как чемпион КВН-2010 из Краснодара стал модным петербургским парикмахером

«Поёт Виталий Пашенко!» — наверняка, многие зрители КВН помнят, как после этих слов на сцене появлялся светловолосый юноша и пел что-нибудь необычное высоким голосом. Например: «Я мальчик!..» на мотив песни «Ямайка» после того, как сокомандник Демис Карибдис не очень, по нынешним меркам, толерантно усомнился в гендере товарища. К счастью, с самоиронией у Виталия всё в порядке.
В 2010 Сборная Краснодарского Края «Бак-Соучастники», за которую выступал Пашенко, стала в КВН чемпионом. Где теперь Демис известно: в «Камеди Клаб». А что же мальчик-Виталий? Оказалось, в Питере. Узнал об этом совершенно случайно, месяц назад проходя мимо парикмахерского салона на Фонтанке. Виталий стоял на входе всё такой же, хотя и сменил имидж: борода, модная причёска. Ещё бы, теперь он петербургский стилист.

Сразу придумалось интервью — рассказ о человеке, который сумел круто переменить жизнь: Краснодар — на Питер, а ТВ — на парикмахерские ножницы. И, кажется, не прогадал.
«Камеди-клаб» — это сложная структура, там приходится отказываться от всего, что было до, вплоть до имени, до внешнего образа, и становиться куклой.
— Как же всё оно так сложилось, Виталий? Или и в КВН ты уже увлекался парикмахерским искусством, просто никто об этом не знал?

— Нет, раньше этого не было ничего. Я не занимался волосами. Но всё время, что жил в Краснодаре, я стригся у одного мастера, Натальи, и она мне говорила: «Иди учись на парикмахера. У тебя есть видение, вкус, потенциал, которые очень клёво будут работать именно в направлении волос». Но у меня на тот момент учёба, КВН, я говорю: «Наташ, ты чего, в своём уме?» Но в какой-то момент всё закончилось, мы стали в КВН чемпионам. А я закончил университет и понял, что уже не смогу работать по своей специальности — менеджером туристической фирмы — это абсолютно не творческая, не моя профессия. Решил пойти отучиться на парикмахера и попал в международную студию Wella в Краснодаре, она тогда ещё существовала. Стал там ассистентом.

Но телевидение так просто не отпускает. В это же время Виталию поступило приглашение от канала ТНТ стать стилистом в Comedy Woman. Но не по-настоящему, а перед камерой, то есть играть роль. Какое-то время профессиональный парикмахер эпатировал публику, задорно массируя лысину Дмитрию Хрусталёву и болтая с участницами за кадром. Но затем ушёл из проекта.

— Я в начале очень хотел, чтобы меня взяли на «постоянку, — вспоминает Пашенко о работе на ТНТ, — Но потом я увидел изнутри, как это всё непостоянно. Каждый раз нужно ждать, чтобы канал купил «пул», то есть 16 съёмочных серий. Это сложно, потому что ты не знаешь, когда они купят и купят ли. Бывают простои или наоборот: в сезон мы снимаем сразу же очень много серий. То есть это тяжёлый труд, и максимально непонятно чем он закончится. Меня до сих пор часто спрашивают, а почему я не пошёл в «Камеди» или ещё куда-то. Я отвечаю, что там не всё так просто. Это сложная структура, которую, если ты принимаешь, то приходится отказываться от всего, что было, вплоть до имени, до внешнего образа. И становиться такой куклой, которая будет отыгрывать определённую модель поведения, которую придумали специально для тебя. Например, татуировку на шее в Comedy Woman мне разрешили не прятать только под конец, потому что в этом было несоответствие образа и договора, который я подписывал. Её нужно было закрывать, потому что по контракту я всегда одинаковый в кадре. И это мешало.
Алексей Осипчук: «Тебе нужны стрижки, и ты должен жить в Питере».
А вот с миром стиля складывалось иначе. Ещё снимаясь на ТНТ, Виталий попал в Londa Professional, где стал внештатным тренером. А в 2014 поучаствовал в мастер-классе основателя петербургской студии PARK BY OSIPCHUK стилиста Алексея Осипчука.

— Мы как-то хорошо сдружились, нашли общий язык. Он пригласил меня в Петербург на свой курс по стрижкам. «Тебе нужны стрижки»! — так и сказал. Я приехал, а к концу обучения услышал краем уха, что Алексей планирует расширять команду и ему нужны ассистенты. Я спросил, возможно ли, чтобы я стал одним из них. Алексей ответил, что тогда нужно жить в Питере.
Снова надо делать выбор — до этого Пашенко спокойно жил в Краснодаре, летая в Москву на съёмки. Но удастся ли сменить не только профессию, но и дом?

— Я уехал в Краснодар, — делится Виталий, — Это был конец 2015 года. И уже в марте 2016 я вернулся в Петербург и вышел на работу ассистентом. В апреле Алексей взял меня на постоянную работу. С того момента я здесь.

Автор фотографий Лена Хролова

И хотя ТВ и медиа остаются в жизни нашего героя, но теперь в качестве хобби. Во время самоизоляции многие артисты вынужденно взялись за стрижку, чтобы не расставаться с прической сидя дома. А у Виталия, наоборот, — он стрижёт на работе, а в свободное время отправляется стоять перед камерой.

— Я сейчас отснялся в двух сезонах «Ну-ка, все вместе» на канале «Россия 1». Это большой проект, в Европе он называется All together now, проходит в 11 странах. Что-то наподобие «Голоса», только членов жюри у нас не четверо, а сразу сто — целая стена. Все разные, но поющие, однозначно лучших со всей страны собрали. И меня тоже пригласили в сотню. В судейской секции заведует Лазарев, а ведущий всей программы — Коля Басков. Рейтинги у второго сезона были очень высокие, очень он клёвый вышел, крутой. Но я так решил, что да, снимаюсь, но для меня это дополнительный вариант занятости. Может быть, когда-то чуть позже, созрею на что-то ещё, на свой вокальный проект. Может, он будет небольшой, но на свою аудиторию. На тех, кто меня любит, ждёт, до сих пор вспоминает, фанатеет и от моих старых работ и от тех коллекций, которые мы создаём здесь с нашей командой.

— Кстати, клиенты, которые приходят к тебе в салон, знают, что их обслуживает не только парикмахер?

— Не все. Я очень осторожно к этому отношусь. Мне, понятно, нравится внимание, но мне его было достаточно в период КВНа, Comedy Woman. Здесь другое, я здесь делаю то, что мне реально нравится. Не многие знают, кто я в другой жизни, когда приходят. Но потом, бывает, узнают, повторы какие-нибудь посмотрят и пишут в соцсетях: «Блин, ты почему не сказал?!» Я говорю: «Ну, а что мне, кричать об этом что ли. Вы же пришли как клиент, а мой основной вид деятельности не там, а здесь». Вообще, это не важно, знают или нет, для меня все люди одинаковы. И я такой же человек, не ставлю себя выше других.

Важно, чтобы ты не просто вышел красивый отсюда, а смог с этим жить
— А сложно было после Краснодарского края обживаться в Питере?

— Первое время я очень радовался, потому что люблю Европу. И мне было удивительно, что по красоте, по величию, по людям — здесь всё полностью европейское. Но при этом все русскоговорящие, это у нас, в России, это клёво. А ещё первое время радовался, что нет жары 50 градусов, а если это зима, то снег идёт.

— Не всегда.

— Ну не всегда, но на протяжении пяти лет, плюс-минус, но какой-то снег зимой есть. А не так, как в Краснодаре — выпадает снег утром, а вечером тает. И если он выпадает, его все фотографируют, потому что это нонсенс… Правда, потом я, конечно, удивился, как здесь холодно, как много тёмных дней промозглых. Но я понимаю, что вся прелесть Петербурга именно в каком-то сером варианте, в его тумане, в моросящих дождиках. Это придаёт ему какой-то магический вид, и это очень круто. Поэтому здесь и так много творческих людей — даже погода способствует тому, чтобы творить, вытворять, радовать людей.

— То есть, погода тебе здесь помогает?

— Мне-то вообще да! (смеётся)

— А ещё чем вдохновляешься?

— Я люблю вдохновляться от дизайнеров одежды, от людей. Мне очень важно увидеть человека. Я стал очень круто считывать людей, сразу стал видеть, чего им не хватает и как добавить человеку эту красоту.
— А меня считать сможешь?

— В принципе, можно. Если поработать, то очень круто можно сделать какой-то новый образ, не такой, в котором ты привык жить. Для меня это главное. Человек привыкает жить в чём-то одном, а это не есть правильно. И даже просто изменив форму стрижки, добавив чуть больше блеска, мы можем тебя поменять. И это сразу заметят окружающие, сто процентов.

— Что-то я боюсь.

— Мои клиенты точно так же, они боятся, когда первый раз приходят. Я им говорю, давай посмотрим, как будет. Походишь так, поживёшь, если не понравится, приходи, бесплатно всё переделаем. Но переделывать никто не просит, потому что видят, как меняются люди вокруг, потому что отношение становится совершенно другое, положительное, клёвое. В тебе начинают видеть твой образ как человека. Так что по поводу тебя можно подумать однозначно. Чтобы ты не просто вышел красивый отсюда, а смог с этим жить, чтобы это всё зажило с тобой. Вот это самое главное.

— И дорого мне это обойдётся?

— Для тебя по специальному прайсу (смеётся). А в среднем, постричь, покрасить — тысяч восемь, наверное.

— Недёшево. Наверное, во время пандемии клиентов стало меньше?

— Нет, их даже стало больше. Но работа стала более точная, более персонализированная. С индивидуальным подходом под каждого. Все приходят к нам в масках. Мы на секунду просим снять маску, после чего сразу просим её надеть. То есть это не преграда, не сложность. Во многом всё точно так же. И, кстати, большое количество новых клиентов появилось. Так что жизнь продолжается.
Глеб Колондо
Автор
Драматург, журналист, энтомо-культуролог, лененист

Понравился материал?