люди

«Я распуталась»

Интервью трансгендерной женщины из Петербурга
В пятимиллионном Петербурге может быть до 10 тыс. трансгендерных людей*. Но Екатерина Мессорош — первая трансгендерная женщина, с которой я общаюсь, зная о ее переходе. Скорее всего, я видела транслюдей и раньше, но просто не знала об этом: обычно такие люди в России стараются не привлекать к себе внимание и успешно играют роль невидимок. Мы поговорили с Екатериной о том, как она сделала публичный каминг-аут на корпоративе в компании, почему она не скрывает своего трансстатуса и кем лучше быть: мужчиной или женщиной.

* По открытой статистике лояльных к представителям ЛГБТ стран, в обществе в среднем 0,2% трансгендерных людей.
Для начала хочу спросить, как правильно вас называть? Трансгендер, транссексуал, трансгендерная женщина, трансфеминный человек?

Лично меня — Катей. А если нужно указать мой гендерный статус, то предпочительнее использовать слово «трансгендерный» в форме прилагательного, а не существительного «трансгендер». А то получается, что есть мужчины, женщины и «трансгендеры», как будто марсиане какие-то. Если речь обо мне, то я трансгендерная женщина. Конечно, разные люди по-разному о себе говорят. Я — трансгендерный человек, женщина, не бинарный человек. Можно как угодно.
Трансгендерные люди — это те, чья гендерная идентичность не совпадает с полом, приписанным при рождении.
Надо понимать, что язык меняется, и люди по-разному о себе могут говорить даже в транссообществе, но на данный момент наиболее корректно именно так. В 2008 году, когда я узнала обо всём этом и поняла, что это про меня, никакого слова «трансгендерный» практически не существовало в лексике. Все называли себя транссексуалами. Но сегодня это слово уходит в историю как некорректное. Надо понимать, что оно имеет медицинскую коннотацию с диагнозом по международной классификации болезней (МКБ). Кстати, через какое-то время этот диагноз официально перестанет существовать и международным психиатрическим сообществом считается уже некорректным.

Как вы думаете, когда это произойдет?

Точно сказать нельзя, изменение МКБ — это сложная и длительная бюрократическая процедура ВОЗ, включающая взаимодействие огромного числа специалистов, в некоторых моментах он может немного устаревать уже к моменту выхода. Текущий МКБ-10 был принят ВОЗ в 90-м, то есть 30 лет назад! До начала его использования в России ушло 8 лет. Обратите внимание: текущий классификатор был принят 30 лет назад.
Технический драфт МКБ-11 был окончательно принят в 2019-м. Но даже у самых быстрых стран уходит 2-3 года для перехода на новый классификатор. Думаю, в нашем случае пройдет как минимум 5-6 лет.
Но главное, что диагноз «транссексуализм» признан ВОЗ некорректным, и данное состояние (под иным названием) больше не находится в разделе психиатрии.

На сегодняшний день ВОЗ и Всемирная психиатрическая организация считают, что с точки зрения современного определения нормы и болезни, трансгендерность не является заболеванием. Она является вариативностью человеческой идентичности и состоянием, которое, возможно, требует медицинской помощи (как беременность или возрастные изменения). Да, трансгендерность зачастую связана с гендерной дисфорией и стрессом — и вот эти моменты и требуют медицинского вмешательства. Такова официальная позиция Всемирной психиатрической организации.
Какую передачу, фильм, или книгу вы посоветуете изучить, чтобы развеять мифы и страхи о трансгендерных людях?

Знаю, что в трансфеминном мире любят фильм «Трансамерика» 2005 года, но, как по мне, он просто ужасен: там много стереотипных стебов, это фильм своего времени. Советую посмотреть на прекрасного трансперсонажа в сериале «Восьмое чувство» Ланы Вачевски. Хакерша и лесбиянка, трансгендерная женщина Номи Маркс, живет очень насыщенной жизнью, за которой интересно наблюдать. Отличный фильм «Парни не плачут» — о том, что далеко не все люди вписываются в формат бинарных людей. На Netflix есть замечательная документальная картина «Разоблачение» этого года про то, как меняется репрезентация, и про то, откуда берутся основные мифы. Там же фильм 2018-ого «Поза»: хорошо снят, но надо понимать, что это специфическая история о культуре чернокожих трансгенденых людей из 80-90-х. Есть фильм «Девочка», но очень сфокусирован на вопросах перехода и, в основном, рассказывает про дисфорию и элементы буллинга. Из книг советую прочитать «Девушка из Дании»: очень глубокая и эмоциональная, хоть и написана цисгендерным автором.
Цисгендерные люди — те, чья гендерная идентичность совпадает с полом, приписанным при рождении, не-трансгендерные люди.
Они помогут лучше понимать это явление?

Очень сложно понять опыт, которого нет. Если я не прыгала с парашютом, как мне понять людей, которые жить без этого не могут?! Я могу принять, что это есть, но понять ощущения и чувства, которые переживает человек, 50 раз прыгавший с парашютом, которому все еще не скучно и не странно это делать, мне будет очень сложно. Могу принять его позицию только так: «Окей, я приняла, что мы немного разные, и это, очевидно, не мое».

А как вы поняли про себя, что вы не в том гендере, с которым родились?

Сначала через внешние проявления: одежда, аксессуары, макияж. Это попытка взаимодействовать с собой и миром: «Это то? Мне подходит? Как я себя чувствую?» Не платье делает меня женщиной, но именно через этот символический жест его надевания я — лет 13 назад — почувствовала странный комфорт. Тогда я поняла чего хочу: платьюшков, каблучков, маникюров и макияжей! Мне было комфортно в этом купаться, я поняла: хочу, чтобы меня воспринимали женщиной, а не мужчиной.

Когда я начинала переход, мне обязательным было наводить макияж. По часу, каждый день! Это не вызывало усталости, это было в кайф. У меня практически не было обуви с каблуком ниже 5см и никаких штанов. А сейчас у меня в косметичке есть тушь, помада и на этом все, джинсы снова стали повседневной одеждой. Сейчас я прекрасно понимаю, что не это составляет бытие женщины. Да и мне это уже не нужно: я воспринимаюсь как женщина и без этих внешний вещей, и мне этого достаточно. Я не обязана соответствовать стереотипам и, кстати, не соответствую им.
Что значит быть женщиной?
Когда переход закончился, у меня как раз возник этот вопрос: «А что на самом деле значит быть женщиной?» Мне, кстати, часто его задают, но ответа я не знаю. Когда нет ощущения дискомфорта, про то, что это собственно такое, и не думаешь. Вот я живу. Я есть я. Мне Катей быть хорошо. Такой ответ.

Я понимаю, как условно понятие «женщина» и «мужчина». Если кто-то хочет назвать меня мужчиной — хорошо, я не против. Но тогда ему придется как-то включить в картину мира, что мужчина — это в том числе и я, то есть Катя, она. Боюсь, в этом случае с определениями мужчин и женщин станет еще на порядок сложнее.

Сейчас я без макияжа и прически, не в туфлях и даже без сережек. Мне кажется, что трансгендерные женщины сильнее уделяют себе внимание, чем «классические».

Конечно же да! Во-первых, это вопрос опыта, которого не хватало. Все девочки наигрались с детства, а мы нет. Но наиграться же очень важно! И, во-вторых, еще это способ внешними атрибутами подчеркнуть мета-сообщение: пожалуйста, относитесь ко мне в соответствии с моей идентичностью.

Я, лично, уже забиваю на макияж: я наигралась и мне лень. Но вот что интересно: то, что будет спущено с рук цисгендарному человеку, будет обязательно подмечано у трансгендерного. «Ну какая же ты девочка, если ты не красишься и ходишь с короткой стрижкой?» — это постоянный вопрос транслюдям, особенно в начале перехода. Постоянный прессинг. До перехода: «Да ты не мужик, ты слишком феминный!» Начинается переход и сразу меняются претензии: «Ну какая же ты женщина?». Так и хочется ответить: «Определитесь уже, пожалуйста»

Сколько времени ушло на то, чтобы привыкнуть к каблукам?

Вряд ли это зависит от чего-то другого, кроме как от физиологических особенностей: важен не гендер, а строение стопы. Кстати, каблуки — это не исходно женская одежда. Первоначально это было функциональное приспособление крестьян или кавалеристов. Мне лично каблуки всегда очень нравились. Я встала на них первый раз в 25 и очень быстро привыкла. Помню, как прыгала по 15 часов на 10-сантиметровых шпильках. Совсем на высоких я редко хожу — это всё-таки не практично. Но каблук мне очень нравится: подходит и по ощущениям, и по удобству.

Когда люди узнают, что вы трансгендерная женщина, как они реагируют? Неужели они все бросают и тут же убегают?

В моем опыте такое было, когда убегают, — это называется транспаникой. И хорошо, когда ты встречаешься с этим в безопасной ситуации, когда вокруг много людей и физического насилия не будет. Увы, известно много печальных историй, связанных с транспаникой, когда она не была безопасна, их можно найти в новостях.

Я даю много консультаций и, бывает, меня спрашивают: «А как познакомиться с мужчиной и не рассказать ему?» Меня, честно говоря, ужасает такая идея: вопрос не в том, что физически можно или нельзя скрыть, что что-то не получится, или «тайна раскроется». Для меня лично это еще вопрос, что с человеком, с которым есть близость, надо играть какую-то другую роль, притворяться. Ну и, конечно, риск той самой панической негативной реакции на «обман», это может быть очень страшно. Грустно то, что подобный дискурс имеет место быть.

Мужчины и женщины по-разному на вас реагируют?

Всякое бывает, но чаще всего да. Просто есть определенные шаблоны восприятия: нюансы лексики, построения фраз, юмор. Я, например, могу рассказать историю из прошлого или пошутить про взаимодействия со своей бывшей супругой. Люди удивляются и потом появляется неловкость. Когда вскрывается, что я трансгендерная женщина, человеку становится непонятно как со мной взаимодействовать.

Потому что нет опыта взаимоотношения с транслюдьми: непонятно, надо ли мне предложить галантно открыть дверь или, наоборот, пожать руку и сказать «Хей, бро!» Нет понятных шаблонов как общаться с нами. Так что да, чувствуется неловкость и зажатость людей, которые не понимают, как в привычных мелочах со мной себя вести. Даже банально: какой комплимент можно сделать? Женщины в этом плане обычно проще реагируют.

Когда это случайно выясняется, я слышу примерно сразу такую фразу: «Ой, никогда бы не подумала», и очень часто испытываю неловкость сама, ибо, с одной стороны, я понимаю, что это всего лишь выражение удивления и неожиданности или, еще хуже — комплимент, и надо как-то сгладить ситуацию, а с другой стороны, бесит: «А почему вообще ты думаешь, что трансгендерность должна быть на лбу написана, или что именно мой удачный внешний вид делает мою идентичность валиднее?»

Сложно заводить романтические отношения после смены пола?

Иногда это очень странно, особенно с мужчинами. Представьте, есть знакомство, взаимный интерес, и вот я говорю, что я трансженщина, а мне отвечают: «Вообще-то я гетеро». Наступает мучительная пауза и я понимаю, что начинают вылезать какие-то страхи, которые, может быть, уже и не связаны со мной, а с тем «кто что скажет». Или, вероятно, в этом момент я волшебным образом вдруг перестала быть женщиной и превратилась в лягушку? Человек сознательно отказывается от флирта и собственных ощущений по причине каких-то шаблонов (гетеро/гомо/би и т.д.). Чувство как будто его обманули, хотя, на мой взгляд, он сам себя обманывает.

А есть реакция наоборот: «О, классно, я никогда не пробовал!» В этот момент я чувствую себя какой-то шоколадкой. Что значит попробовать? Чувствую себя как в музее: каким-то объектом, который надо пробовать. Но я вообще-то человек!
Наверное, бывает и много смешных историй?

Конечно. Ко мне часто подкатывают мужчины, особенно много в соцсетях. Я люблю иногда нестандартно поприкалываться. В последнее время практикую различные перевертыши. Представьте: со мной знакомится мужчина, а я ему: «Ты транс? Нет? Прости, но я хотела бы трансгендерного мужчину, у нас ничего не получится». Это очень забавно наблюдать, как люди обижаются на подобное, типа как так-то! Часто начинается поток ругани, дескать, «кому ты такая нужна» и т.д.». Но ведь ровно те же люди с нами делают так же. В общем, это большой вопрос, кто кого снимает и пробует, как минимум я этот вопрос ставлю в обратную сторону.

В том числе поэтому многие скрывают свой переход?

Да, очень многих транслюдей вся эта история с избыточным интересом к их трансгендерности сильно раздражает, но я сознательно выбрала путь открытости в своем трансстатусе. Для меня это и внутренне важно, и политически — это моя личная и гражданская позиция. При этом я прекрасно понимаю, почему многие стремятся быть в режиме невидимки и никого не призываю обязательно быть как я. Я прекрасно понимаю, как не хочется чувствовать себя непонятной чебурашкой. Любому человеку хочется нормальных человеческих взаимодействий, а не ходить ходячей энциклопедией по вопросам трансгендерности.

Все-таки, почему вы так открыты?

В 2016 года моя история попала в СМИ. Я была донором крови, но кровь у меня сразу не взяли, был небольшой скандал, который выплыл в СМИ. Потом был момент с моей работой в участковой избирательной комиссии… В общем, я к этому не стремилась, но раз уж все это выплыло наружу, то убегать и прятаться я не буду. Наоборот, я рассудила, что это возможность высказаться. Но, конечно, это привело к тому, что трансгендерность стала центральной частью моей видимой жизни, каждый раз моё появление в публичной сфере уходит в разговор про переход, ощущения себя и трансактивизм. Хотя у меня вообще-то есть жизнь, кроме этого всего.

Если интересно всё-таки узнать подробно о трансгендерности и моём переходе, то недавно мы с Олей Жгун записали 4 часовых видео про это специально, чтобы снять часть постоянно возникающих вопросов. Там и про принятие, и про камиг-ауты, и про гормоны, и вагинопластику. Можно найти на YouTube. Да и вообще обо мне не сложно найти информацию.
В чем для вас весь смысл этого активизма? Сказать остальным: «Ребята, это не страшно, и мы не чебурашки»?

Для меня смысл активизма, конечно, и про глобальную идею тоже — чтобы никто никого не ненавидел. Я не прошу никакого особого отношения, преклонения или любви. Для того, чтобы не ненавидеть, не обязательно любить, достаточно принятия факта разнообразия и отсутствия желания уничтожить или ограничить другого за мнение, расу, национальность, гендерную идентичность, сексуальную ориентацию и т.д. Я мечтаю, чтобы мир был без силовых противостояний и призывов к конфликтам, причем с любой стороны. Такая вот утопическая мечта. Но в первую очередь мой активизм про то, чтобы сделать мир комфортным лично для себя, и я открыто признаю такую вот очень эгоистичную цель.

Да, главная идея в том, что я 32 года никому ничего не рассказывала и жила тихо-тихо. Я от этого очень устала и получила много психологических травм — больше так не хочу, не хочу обратно в этот «шкаф». Я хочу жить открыто, я хочу быть собой какая я есть и не скрывать себя. Быть открытой трансгендерной женщиной и не уметь аргументировать свою позицию бессмысленно, поэтому приходится учиться, и уметь дискутировать, и проводить самоадвокацию.

Что бы вы там не думали, я существую, и мне комфортно быть Катей. Сколько угодно можно рассуждать на тему, что гендер он раз и навсегда и дается с детства, что Земля плоская, а вместо солнца нам светит бог Ра. Думайте что угодно, делайте что хотите, но я существую. Это факт. Вся моя видимость — чтобы вы заметили этот факт. А дальше я наблюдаю кто как изворачивается, чтобы вплести этот факт в свою картину мира. Ломать чужую картину мира и обязательно требовать принять моё мировоззрение я не хочу. Верьте во что хотите: в любых богов, в плоскую землю. Но в этой системе должен быть факт моего существования и других транслюдей, просто потому что мы есть.

Мне иногда говорят, что я запуталась, что это просто «пропагандой» в уши надуло. Я прекрасно знаю, что я распуталась. Я знаю что такое жить с дисфорией и перестать. Представьте, что у вас много лет сильная мигрень, вы к ней давно привыкли и это часть вашей жизни, безусловно неприятная. И вдруг вы находите способ прекратить эту боль. И вот этих мигреней нет полгода, год. И тут у вас могут появиться вопросы: «Ой, а они вообще точно когда-то были? А зачем их надо было терпеть столько времени?» Но вряд ли кто-нибудь вам скажет, что вы запутались и вам надо было оставить всё как есть, ибо в том ваша судьба от рождения. Я знаю каково это жить без дисфории, после того как она была пару десятков лет. И мне смешно, когда люди, не имеющие о ней представления, пытаются рассказать мне как мне надо быть.

Вы были мужчиной 33 года, сейчас уже пять лет — женщина. Кем быть лучше?

Да, меня любят об этом спросить. Обычно я отвечают так: «Лучше быть мужчиной, когда ты мужчина» (смеется). Возможно, это потому, что опыта бытия «мужчиной» у меня больше. Меня задевает снисходительное отношение мужчин к женщинам особенно в технических вопросах. Я очень хорошо это чувствую на себе. Мне зачастую приходится доказывать, что я точно знаю что-то и не стоит лезть с помощью (смеется).

Из последнего: я вот хожу в школу учиться играть на барабанах. Недавно купила электронную барабанную установку с рук, и там надо починить хэт (тарелка, закрепленная на стойке). Я поделилась радостью и, естественно, сразу услышала: «Там сложно, у нас тут есть Женя, хочешь, он тебе поможет?" Я не просила о починке, не спрашивала как её починить, даже прямым текстом сказала, что это вообще не проблема, и я перепаяю датчик. Я понимаю, что с этим встречается каждая женщина, но на контрасте между до и после весь этот бытовой сексизм лично меня очень дергает. Я давно немного издеваюсь на этими гендерными стереотипами. До перехода я делала маникюр и отвечала: «Зачем маникюр? Я мужик, что хочу, то и делаю». А теперь: «Хочу дрова рубить! Я девочка, мне можно!»

Давайте поговорим о вашей профессиональной жизни! Вы 5 лет работаете в MEL Science, хорошо разбираетесь в химии и программировании. Правильно помню?

Вполне. У меня диплом химика СПБГУ, а программирование — это результат самообразования и большого практического опыта. На данный момент я работаю по договору подряда в отдельных проектах компании, занимаюсь инженерными вопросами, но да, у меня действительно была постоянная занятость в MEL Science в течении пяти лет. Я занималась разработкой детских научных наборов для опытов. Это проект опытов по подписке плюс специальное приложения для телефона. Все это нужно для того, чтобы рассказать, что происходит внутри эксперимента и заинтересовать ребенка.

В этом году я сфокусировалась на фрилансе и параллельно веду несколько проектов.
Преподаю химию, например, провожу разовые экспериментальные уроки в «Детской Академии Наук», занималась ремонтом, отделкой и электрикой, вела тренинги, семинары и мероприятия, связанные с активизмом.
Весь ваш переход был на глазах у коллег из MEL Science. Расскажите, как это было?

Это действительно яркая история и ключевую сцену — как я сделала каминг-аут перед коллегами на корпоративе — даже вошла в спектакль «Невесомость» одного независимого театра. Я много думала о том, как и где лучше сделать каминг-аут перед коллегами. В процессе перехода внешность меняется, скрывать это бессмысленно, но подходящий случай никак не подворачивался. Я могла прийти на работу в довольно феминном образе: надеть смелые сережки или блузку с рюшечками, но никто как назло не задавал вопросов. Люди вообще не затрагивали эту тему и делали вид, что все в порядке. Но не могу же я встать посередине офиса и сказать: «Коллеги, минуточку внимания, теперь я Катя». Могу, конечно, но это странный вариант. К каждому подходить,объяснять — еще хуже. Это же не стыдная тайна, чтобы ее на ушко рассказывать.
В общем, это был сложный момент, мне не хотелось портить рабочие отношения и вести себя конфликтогенно, так что внешний переход я делала очень постепенно и пыталась сгладить реакцию.

Неожиданно случай подвернулся на корпоративе. Уже под самый-самый конец вечера директор как-нибудь необычно представлял коллегу и передавал микрофон для тоста.
Представив меня, он пошутил, что сейчас нам расскажут о тайнах мироздания. А я сижу и жду момент, когда мне сделать каминг-аут. А тут эти тайны мироздания, при чем тут они. И тут меня осеняет: так вот же он, этот момент. Ну я беру микрофон и начинаю: «Тайны, так тайны. Возможно, у вас скопились вопросы, которые вы не решаетесь мне задать. Я нахожусь в процессе трансгендерного перехода, я трансгендерная женщина, новое имя я уже себе выбрала — меня зовут Катя. Процесс этот не быстрый, время привыкнуть у вас есть. Если есть вопросы, задавайте». Когда я выходила, мне казалось, что у меня будет длинная речь, но на всё про всё ушло пару мгновений. Но это и понятно: каминг-аут —это одна фраза, что там рассказывать-то. Куда дольше происходят все дальнейшие процессы.

И что же было потом?

Потом была тотальная тишина.

На какую реакцию вы рассчитывали?

Я почему-то думала, что будут вопросы, но их вообще не было. Ехать гулять на всю ночь уже никто не захотел, корпоратив после этого закончился. А когда уже мы разъезжались по домам один человек спросил: «А это серьезно или это шутка? Серьезно? Ну успехов». Так все и началось.

Уже потом, конечно, люди подходили и спрашивали собираюсь ли я менять документы, как отреагировала супруга и дети. Вообще говоря, у меня был хитрый план, который сработал на 100%.

В чем же он заключался?

Я разбила для себя время после каминг-аута на четыре этапа. Первый был такой: я говорю про себя в мужском роде, отзываюсь на имя Артем и ничего не меняю в поведении, но постепенно перехожу на гендерно-нейтральный язык.

Чтобы коллеги свыклись с этой мыслью?

Точно. Потом внешние изменения: одеваюсь более феминно, говорю о себе в женском роде, но никого не исправляю. Третий этап такой: я поправляю гендерные окончания и имя. Четвертый — игнорю тех, кто игнорируют мои просьбы. Но даже третий этап, на самом деле, не пришлось использовать. Сначала два человека обращались ко мне, как к Кате, потом больше. Однажды подошел коллега: «Тебя когда уже можно называть Катей?» Я говорю: «Вчера». Он: «А можно мне еще немного времени, чтобы привыкнуть?»

Был момент, когда внезапно перестроились все?

Пожалуй, да. Я написала пост в соцсетях (он был не для коллег, скорее для широкого круга знакомых), и он стал точкой невозврата. Пост сыграл роль катализатора: люди уже были готовы, а теперь как будто внутренне получили официальное разрешений действовать, на следующий же день на работе перестроились почти все.

Забавно что в том посте я первым пунктом написала: это не шутка. И получила море вопросов: «Это шутка?»
Елена Мизулина и группа членов Совета Федерации в этом году предложили несколько законопроектов, призванных «укрепить институт семьи». Самые обсуждаемые из них касаются прав трансгендерных людей: если законопроекты примут, то транслюди не смогут вступать в брак даже при условии смены гендерного маркера в официальных документах. Трансгендерным людям также запретят усыновлять или удочерять детей. Более того, эти законопроекты будут иметь обратную силу — это значит, что всех трансгендерных людей могут обязать сменить документы на такие, где будет указан акушерский пол. Что вы об этом думаете? Как это касается лично вас?

Данные законопроекты были отозваны, в том числе благодаря большой кампании, проведенной трансактивистами. Пока опасность немного отложена. Надо признать, что на нашей стороне оказалось полное неумение наших парламентариев писать законодательные акты. Даже просто с юридической точки зрения, проект, который, как утверждалось, готовили 3 года, был просто невероятно противоречивым и сырым. Честно говоря, многие транслюди, равно как и гомосексуальные люди, не могут зарегистрировать свой брак и сейчас (трансгендерность не определяет ориентации). Усыновить ребенка и на данный момент практически невозможно (при всплытии факта трансгендерности органы опеки просто не одобрят усыновление). Смена документов обратно — это вообще за гранью разумного отношения к законодательству.

Я ничего хорошего обо всём этом не думаю. Опуская нецензурную лексику, я считаю, что это агония failed state. Государства, которое существует не как государство, а как номинальная власть, занятая лишь вопросами наличия и сохранения этой власти. Отсюда и вся риторика традиционных ценностей, скреп, поиск шпионов и врагов народа. Государство не интересуют люди, дети, пенсионеры… Главное — это найти о объявить виноватых во всех бедах и тогда можно продолжать плевать на граждан. Печалит лишь то, что эта агония может продолжаться довольно долго по меркам человеческой жизни и безжалостно ломает жизни простых людей, которые хотели бы жить и радоваться жизни, быть гражданами своей страны, а не чувствовать себя вторым сортом. Транслюди перед государством находятся, конечно, в весьма в уязвимой позиции, но далеко не единственные, кого объявляют «крайним».

Если честно, то лично меня куда больше волнуют законы, которые у нас «наштамповали» перед новым годом. А если примут закон типа Мизулинского, то лично я ничего в своей жизни менять не буду, лично для меня ничего не изменится. Так же останусь открытой в своём трансстатусе. Так же буду заниматься трансактивизмом. Запретят транслюдям браки, значит, я пойду и зарегистрирую брак с женщиной. Ведь с официальной точки зрения, я мужчина. Никаких заключений о трансгендерности у меня нет, паспортные данные я не меняла. Имею полное право. Устрою перформанс. Буду всеми законными способами продолжать отстаивать права транслюдей.

В США было много шума по поводу «туалетного закона» в Северной Каролине, ущемляющего права трансгендерных людей: он предписывает им пользоваться туалетами в соответствии с их полом, указанным в свидетельстве о рождении. Что вы думаете насчет этого? Нужно ли вообще такое особенное отношение? Нет ли ощущения, что многие политики сейчас себе делают имя на этой якобы помощи трансгендерным людям?

«Туалетный закон» — это как раз пример законодательной глупости. Ну хорошо, заставим мы транслюдей ходить в туалеты согласно полу в свидетельстве о рождении. Во-первых, кто проверять будет. А, во-вторых, ради чего? Защитить женские туалеты от страшных и ужасных трансгендерных женщин (нас же так любят представлять мужиками-насильниками, которые надевают платья, только чтобы в женский туалет попасть). Ок, хорошо. Но это значит, что в те самые женские туалеты должны будут ходить трансгендерные мужчины. И пусть вас не смущает приставка трансгендерный — очень даже мужчины, с бородой, мышцами и прочими атрибутами. На лбу у них не написано про их свидетельство о рождении. Ну и как, получилось решить проблему?

Да, ладно с женскими туалетами. Я лично в процессе перехода долго не могла решиться на смену туалета, который я использую в офисном центре. Ну мои-то коллеги в курсе, но вокруг же есть другие компании, и их сотрудники меня периодически в лицо видят. Страшновато было наткнуться на скандал в женском туалете, а на мужской при всём моем внешнем виде я вроде как право имею. Несколько месяцев я смущала и пугала мужчин в «безопасном мужском пространстве». Честно говоря, это не то, что я хотела кому бы то ни было устраивать, но как мне решить вопрос? Внутрь себя я испражняться не умею.

Вообще вся эта гендерированная туалетная тема сильно раздражает. Дома ведь у всех общий туалет, и никого это не смущает. Существуют места с общими туалетами и прекрасно себе существуют. Я могу еще долго рассуждать на эти темы гендерированных туалетов и раздевалок. И мифов вокруг куча. Да, проблема есть, но те аргументы которыми пользуются защитники «мальчики — налево, девочки — направо» не выдерживают никакой критики.

Да и, честно говоря, мы слишком любим смотреть как «у них», особенно вытаскивая самые одиозные примеры типа этого абсолютно идиотского закона в Северной Каролине (так-то в США есть еще 49 штатов и ничего, как-то справились без закона). И это в то самое время, когда у нас в стране проблема набегов толп транслюдей на туалеты, распугивающих там «добропорядочных граждан» не просто не существует, а выглядит антинаучной фантастикой.

Мир — штука сложная, неоднозначная и далеко не всегда справедливая, но при этом у меня есть вера в здравый смысл людей и в то, что он может превозобладать над мифами и порожденными ими необоснованными страхами.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Анастасия Жигач
Автор

Понравился материал?