Трудно быть Мефистофелем

ГОРОД
Горельеф седьмой год не может вернуться на Петроградку
Скульптура демона была сбита с фасада дома №24 по Лахтинской улице в 2015 году. Несмотря на широкое освещение грустной истории Мефистофеля, воз и ныне там: под карнизом зияет дыра, прикрытая зелёной сеткой. Осколки горельефа пока хранятся в полиции как вещдоки. Неужели чертовски привлекательный персонаж не вернётся на своё законное место?

Детектив с чёртом: кто виноват и что делать?

Казалось бы, в наше время сознательно уничтожать архитектурные памятники способны только террористы из запрещённого в России ИГИЛ. И очень странно, когда такое происходит в культурной столице. Поэтому в августе 2015 года Петербург потрясла новость: сбит Мефистофель! Любимый горожанами горельеф дольше века украшал доходный дом Чистяковой. Пережил революцию, блокаду, советскую борьбу с архитектурными излишествами, лихие девяностые — и пал жертвой вандалов уже в наши дни.

Ещё более удивительно стало, когда выяснилось, что местные геростраты, похоже, руководствовались религиозными чувствами. Полиция быстро установила вандала — им оказался некий предприниматель Василий Щедрин с сообщниками. Он признал свою вину и сообщил, что, мол, негоже чёрту смотреть на православный храм. Напротив дома действительно уже возвышалась церковь Ксении Блаженной, построенная в 2014 году.

Мотивы вандала изумляют — ведь сатана такой же герой Библии, как и Иисус. Во многих храмах чертей даже можно увидеть на иконах, изображающих, скажем, Сошествие Христа во ад. Не говоря уже о горгульях Нотр-Дама. Получается, «православный» Василий не очень-то разбирается в христианстве? Позже на «Фонтанке» появились комментарии знавших вандала людей — мол, он всегда был со странностями. И всё же сложилось впечатление, что у преступления были заказчики.

Олег Мухин

краевед

Заказчики преступления известны. Все нити довольно быстро, ещё в 2015 году, когда Мефистофель был сбит, привели к Вячеславу Макарову, тогда — спикеру Законодательного собрания, считавшему себя полноправным хозяином Петроградской стороны.

Уголовные дела, к сожалению, за повреждение объектов культурного наследия в Петербурге практически не заводятся. Их должны быть десятки, если не сотни, а в реальности возбуждается по одному за несколько лет.

Думаю, Мефистофель будет восстановлен по программе капремонта фасада не позднее 2023 года. Скорее всего, ни в Смольном, ни тем более в ЗакСе уже нет людей, которые готовы были бы лечь костьми, лишь бы не допустить его восстановления.
Надо сказать, история строительства храма во имя Ксении Петербургской непроста. Многие местные выступали против его возведения, в том числе и жители Дома с Мефистофелем. Но не ввиду сатанистских убеждений, а потому что хотели сохранить небольшой садик на этом месте. Зелени в центре Петербурга и так кот наплакал. К тому же старые дома Петроградки из-за проводимых работ пошли трещинами. К мнению людей, увы, не прислушались.

Покровителем построенной церкви действительно выступал тогдашний спикер петербургского Заксобрания Вячеслав Макаров, избранный как раз от Петроградского района. Влиятельный политик в советские годы преподавал «научный коммунизм» и явно не был большим специалистом в религиоведении. В итоге карты сошлись не в пользу гипсового чёрта: храм построили, а Мефистофеля сбили. Взятый с поличным Щедрин заказчиков преступления не выдал, но и сам по этапу не пошёл. Хотя 243 статья УК РФ предусматривает наказание до трёх лет лишения свободы.

Позже раскаявшийся бизнесмен даже принёс в КГИОП 664 тыс. рублей на восстановление горельефа (странно, что не 666). Деньги приняли, хотя реставрация дома в компетенцию Комитета вообще не входит. Сейчас, по слухам, Щедрин стал послушником монастыря. Деньги проштрафившегося ушли в бюджет города. Осколки несчастной статуи хранятся в ГУ МВД, посмотреть на них нельзя.

Били по Мефистофелю, а сбили Шаляпина

Кстати, архитектор Лишневский, судя по всему, изваял совсем не дьявола, а великого оперного певца Фёдора Шаляпина. Постановка «Фауста» в Петербурге начала ХХ века пользовалась бешеной популярностью. Поклонницей волжского баса в этой роли, видимо, была вдова статского советника Александра Чистякова — для неё певец в суфлёрской будке и появился на фасаде. Никакого сатанизма, только любовь к опере.

Лев Медведев

экскурсовод

У меня сейчас шесть маршрутов по северному модерну, в основном как раз по Петроградской стороне — 40% модерна в городе расположено здесь. Но Лахтинскую улицу я в них включать не стал, слишком близко к сердцу воспринимаю историю с Мефистофелем.

Думаю, это действительно было скульптурное изображение Шаляпина, причём единственное в Петербурге. У Мюзик-Холла ещё можно увидеть закладной камень для памятника певцу, но за несколько десятилетий монумента там так и не появилось.
Петербургские гиды, которые показывают Островá гостям города, в один голос утверждают — сводить к Мефистофелю просят почти на каждой экскурсии. В том числе те, кто слышал о падении горельефа — иногда даже народ не верит, что за все эти годы его так и не восстановили на законном месте. Увы, пока на Лахтинской демонстрировать нечего: в отличие от подлинного северного модерна начала прошлого века, новодельный храм людей не интересует.

Сразу после уничтожения декора перед злополучным домом прошёл митинг, собравший порядка тысячи горожан. Затем история не раз вспоминалась в уличных пикетах градозащитников и оппозиционеров, о Мефистофеле писали газеты и городские порталы, а о Лишневском узнали даже те, кто до этого никогда не интересовался дореволюционным зодчеством. Об архитектурной драме не молчали, но это не помогло.

Капремонт и саботаж — чертовщина продолжается

Начиная с 2015 года, многие петербургские скульпторы выступили с предложениями помощи, в том числе безвозмездной. О готовности восстановить утраченного демона сообщили Павел Игнатьев и Дмитрий Гордеев, а Александр Кириленко с Михаилом Лапшиным в 2019 году даже сделали пластиковую 3D-копию скульптуры, которая была выставлена в Севкабеле.
Но членораздельной реакции от компетентных чиновников так и не последовало. Хотя, казалось бы, достаточно было дать отмашку самим скульпторам, готовым воссоздать утраченное. На запросы обеспокоенных горожан Смольный отвечает дежурными фразами о капитальном ремонте дома, только в ходе которого деталь вернётся на фасад. Сроки работ постоянно переносятся.

Александр Кобринский

депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга V созыва

Не восстановили памятник, потому что у тогдашнего руководства города не было политической воли. Я лично просил у вице-губернатора Бондаренко сдвинуть сроки капремонта — безуспешно. Изначально речь шла о 2021 годе, теперь уже говорят о 2023-м.
Много людей предлагали помощь, но потом по неизвестным причинам как-то улетучивались.

У жильцов дома сначала была позиция, что надо восстановить, а потом они замолчали. Как будто с ними кто-то поработал. Хотя дом является собственностью владельцев квартир, и они вполне могли бы решить вопрос: собрать деньги и провести капремонт. Никто не смог бы им этого запретить — а деньги бы быстро собрал весь Петербург.
Пока что слабую надежду внушает включение дома №24 по Лахтинской улице в городскую программу реставрации фасадов. В соседних зданиях Фонд капитального ремонта уже проводит работы — теоретически это может означать, что и триумфальное восстановление блудного чёрта не за горами. Тем более, что руководство городского парламента за это время сменилось — новый глава Александр Бельский в чрезмерной религиозности, к счастью, не замечен.

Правда, защитников Мефистофеля сейчас тревожит судьба осколков статуи. Они беспокоятся, что из полиции их могут просто выкинуть за истечением срока давности, закрытием дела и примирением сторон. Впрочем, и так понятно, что склеивать куски гипса никто не будет — улыбающийся персонаж будет выполнен заново. И хотелось бы верить, что уже в 2022 году.

Елена Турковская

праправнучка А. Л. Лишневского

В 2019 году осколки горельефа снимал канал «Россия», и они в полиции были точно. В марте 2021 года у меня была частная беседа с сотрудником УМВД по Большой Монетной — и он был там. Но в августе, когда 78 канал попытался сделать сюжет с моей подачи, — их мало того, что не пустили, но и начальник отделения обмолвился, что не помнит, по-прежнему ли у них элементы горельефа.

Есть постановление прокуратуры, что останки будут переданы организации или лица по решению КГИОПа. Сейчас у нас открылся Музей сохранения культурного наследия имени Б.Б. Пиотровского, и я вижу Мефисто в нём. Я и экспозицию уже придумала.
Улыбка чёрта - всё, что осталось от скульптуры.
Сейчас томится где-то в застенках ГУ МВД

Петербург, который мы теряем

Судьба остальных творений замечательного архитектора Александра Львовича Лишневского сложилась благополучно. За полвека работы мастер в одном только Петербурге построил сорок великолепных зданий: Дом городских учреждений (Садовая, 55), Дом Иоффа (Рубинштейна, 40), Дом Корелина (Апраксин переулок, 4), восемь школ уже советского периода. На многих из них можно увидеть демонических персонажей — спутников готики. Часто дома Лишневского увенчаны причудливыми башенками с часами.
Архитектурных горгулий и чертей с фасадов не трогали ни в православной Российской империи, ни в атеистическом Советском Союзе. Проблемы начались в наши дни. Случай с Мефисто стал первым, и хочется надеяться, последним прецедентом вандализма по (вроде бы) религиозным мотивам за всю историю Петербурга. Но этот случай, увы, симптоматичен.

За XXI век Город на Неве утратил десятки исторических зданий. В нулевые снесли более пятидесяти (!) модерновых особняков в квартале Шкапина — Розенштейна. В 2011-м — исторические казармы Лейб-гвардии Преображенского полка. В 2012-м — Дом Рогова на Загородном. Этот список можно продолжать ещё долго, но что самое грустное — вопреки действующему городскому законодательству, он продолжает пополняться.

Ближайшей утратой могут стать восемь старинных домов, которые планируют снести ради строительства Большого Смоленского моста через Неву. Если уж место моста выбрано окончательно, можно было бы аккуратно «передвинуть» сами дома — эта технология успешно использовалась в Москве ещё в советские годы при расширении улиц и прокладке новых магистралей. Но у нас о ней даже не вспоминают. Дома обречены.

При таком отношении корыстных застройщиков и нерадивых управленцев к архитектурно-историческому наследию неудивительно, что история несчастного Мефистофеля кажется им сущей мелочью. Скорее всего, они искренне не понимают, почему все так прицепились к сбитому семь лет назад старому маскарону.
И задача настоящих петербуржцев здесь — как можно чаще напоминать об этой истории. Иначе мы можем лишиться своего города, ценность которого не только в паре десятков основных музеев и дворцов. Душа Петербурга — в узких переулках и старом граните набережных, в лужах дворов-колодцев и когда-то роскошных парадных, в маленьких скверах и странных скульптурах. И в таких деталях, каким был дьявол Лишневского.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Дмитрий Витушкин
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?