Чем живёт Матисов остров?

ГОРОД
От складов и заводов к мастерским художников
Четыреста лет назад здесь стояла мельница, в XIX веке бывали Пушкин и Грибоедов, в ХХ столетии принудительно «лечился» в местной психушке Бродский. Сегодня не всякий петербуржец найдёт Матисов остров на карте, хотя он расположен в историческом центре. Станет ли это место второй Новой Голландией или обречено на прозябание заброшенной окраины? «Скамейка» изучила перспективы острова и поговорила с людьми, которые живут и работают на берегах речки Пряжки.

Не художник, а мельник

Долгое время Матисов остров хорошо знали разве что любители заброшенных зданий. Этого добра тут и правда навалом: заводов в последние годы стало меньше, их территории пока что не заняты новыми собственниками. Если повезёт проникнуть в высокий дом или на крышу, с Матисова отлично видны Стрелка, Горный институт, Исаакий и другие петербургские достопримечательности.
Поначалу это многих удивляет — остров воспринимается как место, далёкое от центра. Но достаточно посмотреть на карту, чтобы убедиться: до престижного Горного института или хипстерского Севкабеля всего пара километров. Правда, разве что вплавь через Неву — моста в этом месте нет. А самые лучшие локации острова занимают Адмиралтейские верфи в его западной части и старейшая психиатрическая лечебница по набережной Мойки. Остальное занято жилыми кварталами, есть пара гостиниц и тир.

Дмитрий Ольшевский

сотрудник отеля «Матисов домик»

Работается тут хорошо — место тихое и без суеты. Транспортный поток практически отсутствует. При этом остров находится в пешей доступности от Новой Голландии, Невы и Английской набережной, Мариинских театров. Здесь нет толп туристов и есть довольно интересная историческая застройка.

Я и на нашем сайте, и в соцсетях позиционирую отель на основе этих преимуществ: тишина, Новая Голландия, Нева и театры. Даже на «Букинге» переименовал отель на «Матисов домик у Новой Голландии», чтобы потенциальные гости сразу могли определиться с нашим положением на основе этой достопримечательности. А верфи с точки зрения отеля важны — многие гости со всей России приезжают в командировку туда и живут у нас.
Небольшой, но стратегически важный островок в самой дельте Невы был хорошо известен с глубокой древности. На картах Ингерманландии XVII века он обозначен как Kalasaari — Рыбный остров. Накануне Северной войны здесь жил мельник Матти. По преданию, весной 1703 года его дети катались на лопастях мельницы и увидели приближающиеся с запада военные корабли шведов. За своевременное донесение о десанте противника Матти получил охранную грамоту Петра I, а его именем был назван остров.
Память о старом мельнике островитяне чтут и поныне. В августе 2020 года здесь торжественно была открыта мемориальная доска в честь Матиса, чьё имя стало топонимом. Инициатором установки стал Вадим Мовчанюк — основатель и владелец отеля «Матисов домик». На церемонии он признался, что внешность Матиса нам неизвестна, поэтому лицо лепили с его друга-финна. На следующий год неподалёку появилась ещё одна доска — в честь первого и последнего мэра Петербурга Анатолия Собчака.

Татьяна Карпова

гид, экскурсовод

Как правило, люди вообще не знают Матисов остров, тут мало кто бывал. И когда мы приходим, многие удивляются, что здесь есть жилые дома, общежития. Ажиотаж вызывает мемориальная доска Собчаку — её открыли летом, и народ потешался соседству с садовым гномом и крокодильчиком.

А лирика острова тесно связана с больницей Николая Чудотворца для душевнобольных. Это и книга Михаила Чулаки «Прощай, зелёная Пряжка!», и песня Аркадия Северного «Жёлтый дом на Пряжке», и стихотворение Бродского о «реке на букву Пэ». И песня Виктора Цоя «Транквилизатор» — Матисов остров там прямо не упоминается, но её он написал под впечатлением от пребывания здесь.

Матросы выпивали, а Пушкин катался на пароходе

В XVIII веке на острове находилась Лоцманская слобода, где жили отставные моряки. Сейчас её название сохраняется в соседней Лоцманской улице. Позже владельцы здешних участков сменялись: купец Конон Гутуев основал за Пряжкой сахарный завод и первые в Петербурге пивоварни. Рядом расположилась также винокурня, скотобойни и кабак. Так что алкоголическая история Северной столицы берёт начало именно тут, «ели мясо мужики, пивом запивали» — это про Матисов остров.

Позже власти города постановили устроить здесь Сальный буян — склад сала и прочих горючих товаров. Из соображений пожарной безопасности островок считался идеальным для хранения такого груза. Здание буяна спроектировал Тома де Томон — автор Биржи и ансамбля Стрелки Васильевского острова. Увы, в начале ХХ века классицистский дом разобрали, хотя гранитные блоки из его фундамента мы можем увидеть и сейчас. В советское время из них соорудили памятник вокруг Вечного огня на Марсовом поле.

Пожалуй, самым известным человеком из всех, которые жили и работали на Матисовом острове, остаётся Чарльз Берд. Шотландский парнишка-подмастерье, приехавший в далёкую Россию работать литейщиком, уже через несколько лет основал на берегах Пряжки собственное предприятие, буквально перевернувшее Россию.

Без завода Берда невозможно представить Петербург. Конструкции для первых постоянных мостов — от Почтамтского до Благовещенского — отливали на фабрике деятельного шотландца. Тут же появились на свет ядра для Царь-пушки, сфинксы для Египетского моста и ангел Александровской колонны. Но главное, Берд полностью преобразил российский флот, бывший до него парусным. Со стапелей верфей Матисова острова в 1815 году сошёл первый русский пароход или, как тогда его называли, пироскаф.
Уже двести лет назад бердовские пароходы возили почтеннейшую публику прямо с местной пристани в Кронштадт. Путь до Котлина тогда занимал около четырёх часов, и всё же это был огромный технический прорыв. Среди петербуржцев, катавшихся на пироскафах, были и жившие в Коломне Пушкин и Грибоедов. Интересно, что в ту пору остров воспринимался горожанами как окно в Европу, сейчас — наоборот, «башней из слоновой кости».

Ирина Алексеева

жительница петербургской Коломны

Матисов остров — это Коломна на максималках. Для тех, кто живёт на двух островных улочках, это своего рода эскапизм. С одной стороны, город рядом: 10 минут — и ты у Мариинки. Но между тобой и всей этой шумной суетой текут воды Пряжки… В общем, не удивлюсь, если на книжных полках насельников острова можно найти Генри Торо.

В идеале я вижу остров парком. Верфи можно выселить в Кронштадт, привести в порядок набережную Пряжки и превратить нынешнее заповедное захолустье в Золотые Ворота города. Только лечебницу, обнесённую высоким забором, я оставила бы на своём месте.

На смену фабрикам и верфям

На данный момент единого плана переустройства Матисова острова у Смольного нет. При губернаторе Полтавченко в последний раз курсировали слухи о переводе Адмиралтейских верфей в Кронштадт, но в последнее десятилетие от этой идеи, похоже, окончательно отказались. О проекте перевода психиатрической больницы в Гатчину тоже давно не вспоминают.

В 2005 году на Матисовом острове снесли старинные бани, а в 2019-м отсюда окончательно выехал фольгопрокатный завод. Сегодня здесь малолюдно, потому что на улицах острова регулярно бывают только те несколько сотен людей, которые тут работают либо живут. На месте бывших зданий и фабричных территорий пока остаются пустыри, где гуляют собачники со своими питомцами и играют дети. Всё это создаёт ощущение неприкаянности и потерянности, хотя и со своим обаянием.

Татьяна Чистова

режиссёрка, живёт на Матисовом острове

На острове нет детских площадок, что странно, потому что дети имеются в достаточном количестве. Так как остров крохотный, здесь можно наблюдать картины глубоко советского прошлого — дети играют во дворах самостоятельно без родителей, а вечером их зовут в окно: «Вася! Стася! Домой!»

Года три назад дети модифицировали казаки-разбойники и играли в ФСБ и оппозицию. Как я поняла, наблюдая из окошка, в задачу оппозиции входило ликвидировать штаб ФСБ, который представлял шалаш из веток и кусков стволов, спиленных по улице Блока деревьев, а ФСБ со своей стороны должно было переловить оппозицию. Шалаш простоял неделю. Потом его разобрали дворники и увёз спецтранс. Не думаю, что нам помешала бы хорошая детская площадка.
Сама Татьяна живёт на Матисовом уже несколько лет. В отечественном кинематографе известна, в частности, работой с Алексеем Балабановым. На острове много творческих людей, причём их становится всё больше. Скульптор и кукольник Роман Шустров, автор памятника петербургскому ангелу, долгие годы вынашивал идею создания здесь целого города мастеров с творческими лабораториями и репетиционными точками. Будущий художественный кластер виделся ему чем-то вроде полушуточной-полусерьёзной республики Ужупис в Вильнюсе.
В 2020 году Шустров, который сам жил в Коломне на Римского-Корсакова и чья мастерская тоже располагалась неподалёку, на улице Декабристов, умер от ковида. Но его задумка реализуется уже сама по себе: в здании бывшей Картографической фабрики действительно появился Город мастеров с десятками резидентов. Это и детские студии ТАК (Театр. Анимация. Кино), и иммерсивная галерея «Стыд», и фотографические лофты.

Аня Толстая

дизайнер

Я снимаю мастерскую на Матисовом острове уже четвёртый год. В нашем Инстаграме можно подглядывать, как трудятся мастера на фабрике. Думаю, проект Шустрова «Город мастеров» начинает реализовываться сам собой, и верю, что этот путь развития — самый верный.

Будет здорово, если на острове откроются кафе и рестораны, маленькие ремесленные магазинчики и выставочные пространства. Я против строительства тут элитного жилья, а вот прогонять верфи не стоит — это исторический и колоритный объект, который добавляет острову обаяния. Но можно было бы потеснить их и гаражи, расширить берег Пряжки, засадить его деревьями и кустами. Организовать небольшие парки и скверы с подземными парковками, сделать выход к воде с причалами.
Кроме этого, жители Матисова острова часто называют среди его проблем отсутствие пешеходных переходов в нужных местах и пандусов для инвалидов. Также здесь не помешал бы хоть один продуктовый магазин. А вот опутанные колючей проволокой бетонные заборы вокруг верфей людей, напротив, раздражают. В идеале островитяне хотели бы увидеть свою малую родину второй Новой Голландией, однако в ближайшие годы его развитие пойдёт по другому пути.

Накануне стало известно, что крупные застройщики заинтересовались локацией и ведут переговоры о приобретении частей острова под застройку. Так, «Почта России» планирует продать девелоперу свой участок в Матисовом переулке, 4. Рано или поздно застроят и место бывших бань. А территория фольгопрокатного завода в ближайшее время отойдёт «Группе ЛСР» — по оценкам экспертов, стоимость участка может составить до 3 млрд рублей. Тихая жизнь острова вот-вот закончится.

Как будет выглядеть остров старого Матиса лет через 10-15? Скорее всего, так же, как сейчас кварталы южного берега Обводного: старые дома снесут, появятся новые многоэтажки. Хорошо, если не небоскрёбы. Так что если желаете увидеть его тихим и малолюдным — стоит поторопиться. Уже через несколько лет этот уголок старого Петербурга канет в Лету навсегда.
В статье частично использованы фотографии со страницы Instagam Дмитрия Витушкина

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Дмитрий Витушкин
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?