«Если позвоните в полицию — будет хуже…» Подростки оставляют записки родителям, чтобы их не искали. За апрель 2021 года в поисковый отряд «ЛизаАлерт» поступило 46 заявок на поиск несовершеннолетних

ЛЮДИ
На страничке «Вконтакте» поискового отряда «ЛизаАлерт» появилась информация, на которую отреагировали практически все городские СМИ. За апрель установлено рекордное число пропавших детей — 46 заявок. Именно за формулировку «пропавших» все и ухватились. Однако речь шла не о тех детях, которые остались на улице не по своей воле, а о подростках, которые намеренно ушли из дома. А поэтому эти данные статистики заставляют не просто сложить руки на груди, со словами «какой кошмар», а задуматься о том, почему так происходит?

Бегунки

Впервые, наверное, это определение использовали в фильме «Нелюбовь» Звягинцева. Следователь, успокаивая вдруг осознавшую мать что именно случилось, говорит ей, что ее оболтус скорее всего гуляет где-то по торговому комплексу или сидит в гостях у друга, у которого родители уехали. «Бегунки обыкновенные. Набегаются и придут. Не стоит беспокоиться, — продолжает следователь, — С улицы все возвращаются, потому что привыкли к комфорту, а у вас комфорт». Но мы как зрители в этот момент уже понимаем, что как раз «комфорта» в этом доме у ребенка-то и нет. Его не любят ни мама, ни папа. Они терпят друг друга и его тоже терпят. А еще они вообще не знают, чем живет их Алеша, с кем дружит? В какие игры играет? Режиссер на протяжение всего фильма объясняет зрителю почему мальчик ушел, но не рассказывает, что с ним случилось в итоге. Конец открытый. В реальной жизни все тоже именно так и может случиться. Активный поиск, который не принес результатов, будет завершен и перейдет в Интернет. Самый продуктивный период времени для истории с хеппи-эндом — первые часы с того момента, как родители узнали, что ребенок пропал. Не отвечает на звонки, его нет у друзей. Промедление — самый главный враг. Не нужно ждать, необходимо сразу обращаться в полицию, добровольцы «ЛизаАлерт» работают только после заявления в полицию.

Таня

У Тани, ей 10 лет (имя девочки изменено), есть старшая сестра и маленький братик. Как говорит ее мама, со старшей сестрой, которой 14, нет проблем. Всегда можно договорится, а с Таней сложно. На все есть свое мнение, если чего-то не хочет делать — не будет делать. Воздействовать типа «не получишь телефон, будешь сидеть дома» — она только молча кивнет головой.

Елизавета, мама Тани:
Мы сидели вместе за ужином, разговаривали. У нас были проблемы с взаимопониманием, и тут я обронила такую фразу: «Может нам обратиться в фонд поддержки семей?» Я употребила слово «фонд». Ребенок в 10 лет, как я поняла потом, скорее всего, не знает, что такое фонд, ей, наверное, показалось, что я имею ввиду детский дом. После этого она сорвалась с места и пошла в свою комнату. Дальше я подумала, что кто-то с кем-то обязательно еще поговорит сегодня, но дальше я услышала, как хлопнула входная дверь, я подумала, что это собака. Пошла посмотреть, увидела, как Таня уже бежала по лестнице. А дальше — проходные дворы (семья живет в центре Петербурга). Я просто не знала куда мне идти. Я подождала час, два — ее не было. Сказала себе, что, если не придет в 11 вечера, буду звонить в полицию. Так и произошло. Она не вернулась к этому времени. Ну а дальше я подняла всех своих друзей, позвонила в полицию. Приехал следователь, и я позвонила на горячую линию поискового отряда «ЛизаАлерт».
Елизавета сначала вместе со следователем ходила по району. Друзья искали беглянку в кинотеатрах и магазинах поблизости — там, где девочка обычно бывала. Но никаких результатов эти поиски не принесли. На улице было уже темно, когда во доре дома появились добровольцы поискового отряда. Елизавета услышала, как они пытаются открыть двери соседних парадных. Вышла им помочь. 10 человек приехали на поиски из разных концов города. Первое, что они сделали — стали осматривать подъезд дома, в котором жила девочка. Елизавета сказала им, что уже не раз ходила с верхнего этажа до самого низа. Однако волонтёры настояли. Они распределились — один встал на первом этаже, второй сел в лифт, третий стоял на площадке возле входа на чердак. Именно так им удалось найти девочку. Оказалось, что первое время она пряталась во дворе под машиной, а потом, когда стало холодно, ушла в парадную.

Елизавета, мама Тани:
Мы увидели друг друга, даже поплакать пришлось немного. Я, конечно, страшное пережила за это время. «Ты понимаешь, что на улице ночь, там у нас маргиналов всяких хватает в подворотнях. Ужас!» — я молча отправила ее мыться, а потом мы поговорили. Я спросила: «А какой у тебя был план?» Она, оказывается, хотела пересидеть ночь в парадной, а потом утром, когда бы мы все ушли в цирк — в цирк бы мы ушли, понимаете, она думала, что мы бы спокойно ушли из дома — то она бы пришла и сделала бы себе на антресолях домик, в котором бы скрывалась. Я думала, она такая уже взрослая, такие поступки, не побоялась из дома уйти, но я ошибалась. На одно у нее ума хватает, а на другое нет. Но слава богу ее нашли. Я, конечно, безмерно благодарна добровольцам. У них, как ни крути, есть своя тактика поиска, вот мы тут всей толпой искали, а они нашли всего за час. Они знают свое дело.
Подростки, которые уходят из дома, не хотят, чтобы их находили. Иногда они даже оставляют записки со словами: «Обратитесь в полицию — будет хуже». Поиск таких беглецов осложняется тем, что становится похожим на игру в прятки. Обычно пик побегов приходится на конец учебного года и на конец каникул. В первом случае — хочется гулять, устали, во втором — не нагулялись. Ну, и конечно, проблемы с родителями и несчастная любовь вне зависимости от сезона становятся частыми причинами побегов.

У Надежды двое детей, муж. Утром она юрист, вечером инфорг. На языке поисковиков — человек, который отвечает за всю поисковую операцию. К нему стекаются все данные по работе добровольцев на месте, именно инфорг общается с полицией и родственниками пропавшего человека, размещает фото в соцсетях, ему пишут или звонят свидетели. Надежда все свое свободное время несмотря на то, что у нее семья, отдает отряду. На телефоне 24 часа в сутки. Одни свои активные поиски помнит до сих пор: и это был мальчик, которого долго не могли найти.

Надежда Некрасова, инфорг с позывным «Химера»:
Я помню эти поиски, это были одни из самых моих первых выездов. Мальчишку в лицо до сих пор помню. Мы ходили его искать в торговый комплекс. Раздавали ориентировки. Чтобы вы понимали, мы их не расклеиваем, потому как этим можно еще хуже сделать. Ребенок может уйти из родного ему района. А если речь идет о девочке-подростке, там вообще ей может не понравиться ее фотография, и она впадет в истерику — да, такое тоже может быть. Так вот мы уже понимали, что вот-вот мы найдем мальчишку, нам охранник сказал, что он его видел. Вот он у нас «на кончиках пальцев», а мне в этот момент звонит муж и понимает, что надо помочь. Мы с ним садимся в машину и вдвоем прочесываем территорию, которую нам дали. Случай такой был впервые в моей практике, мы нашли мальчика сразу тремя способами. Продавщица из магазина, увидев ориентировку, хватает мальчишку за капюшон, звонит мне на телефон девушка, которая узнала его по фото, и в этот самый момент я вижу его своими глазами. Что я хочу сказать — бегунки молодеют, если раньше это были дети 14-15 лет, то сейчас — 10, 8. Это меня шокирует.
Добровольцы не получают за свою работу денег. При этом участвуют в поисках люди разного достатка. Большая часть средств уходит на топливо. Бензина надо очень много, чтобы колесить по городу — поэтому рады любой помощи. Они не официальные представители власти, но часто им нужно просмотреть видео с камер наружного наблюдения. И в этом случае владельцы магазинов и ресторанов, ТСЖ, к которым относятся видеокамеры, могут предоставить информацию, а могут и отказать. Но чаще волонтерам идут навстречу. Конечно, важна профилактика. Детям нужно объяснять что делать, когда ты потерялся. Родители должны объяснить кто такой «хороший» прохожий, к кому можно обратиться за помощью: охранник в магазине, женщина с детьми, продавец, кассир, так же он может пойти в полицию. Важно, чтобы ребенок знал наизусть телефон мамы или папы, свой адрес. А еще родителям нужно знать, с кем общается его ребенок, чтобы в случае необходимости позвонить другу или подружке ребенка.

Наша кавалерия

Недавно в отряде появилось новое направление, как сами поисковики называют — «Наша кавалерия». В поселке Красный бор под Петербургом на базе конноспортивного клуба добровольцев учат верховой езде и особенностям работы по поискам людей в лесополосе. Всадник может увидеть больше с высоты своего положения нежели поисковик, который пешком прочесывает поле. Из-за высокой травы «потеряшку» обычно не видно. Осложняется поиск еще и тем, что заблудившийся грибник полностью одет в камуфляж, а поэтому сливается с местностью. Конная бригада идет шагом, прочесывая метр за метром. После того как человека находят, уже вызывают подмогу по рации. У всех поисковиков они есть, а дальше дело техники — на руках выносят к месту штаба, а там уже на машине или иногда даже и на вертолете, если нужна срочная помощь, увозят в больницу.

Евгений Трофимов, старший конного направления поискового отряда «ЛизаАлерт»:
Чтобы попасть к нам, нужно пройти обучение, все как обычно. Принимаем всех желающих, достигших совершеннолетия. На сегодня, я могу с уверенностью сказать, что в лесу мы найдем человека. Мы очень хорошо натренировалось за последнее время. Но есть, конечно, и нюансы. Всем, кто потерялся в лесу, надо знать: если вы поняли, что заблудились, не нужно идти, нужно встать на месте и стоять, ждать помощи. У нас есть такое направление, называется «Лес на связи», так вот там работают настоящие профессионалы. Это единицы, но они могут вывести человека из леса по телефону. Конечно, при условии, что есть связь, и даже если заряд на исходе, они зададут самые нужные и правильные вопросы: «Видели ли вы ЛЭП, была ли рядом речка, с какой стороны светило солнце и т.д.». И таким способом десятки людей были спасены. А еще нам помогают пилоты вертолетов. Они пролетают над местом поиска, могут общаться с потерявшимся до того момента, пока не услышат звуки своих лопастей, и в этот момент они передают координаты в штаб, и мы выезжаем за человеком.
Даже при отсутствии Интернета специалист «Леса на связи» может попробовать выяснить координаты пропавшего. Обращаться к операторам сотовой связи за биллингом телефона могут только сотрудники полиции. Есть случаи, когда волонтеры отказывают в поиске — если человек пропал больше года назад. Добровольцы работают по горячим следам. Иногда ревнивые жены или мужья пытаются использовать волонтеров. Обычно они не обращаются в полицию и придумывают всяческие небылицы, чтобы привлечь помощь. Ориентировку никогда не выложат в сеть, если точно не будут знать, что действительно человека ищут. Бывает так, что взрослые люди уходят по собственной воле и не хотят по каким-то причинам общаться с родственниками. В этом случае поисковики ничего не могут сделать. Что касается подростков — сейчас начинается сезон поисков. Летом подростки предоставлены сами себе. Это могут быть «путешествия» из города в город, прогулки в лесу и походы на речку также таят в себе опасность. Накопившиеся проблемы в семье также могут толкнуть ребенка к побегу. Сегодня в Петербурге 500 активных участников отряда «ЛизаАлерт», 70 человек выезжают на активные поиски. Они готовы прийти на помощь в любую минуту, но все-таки самые лучшие поиски — это те, которые удается предотвратить. Найти общий язык со своим ребенком — значит не подвергать его опасности.
Статистика поисков за апрель 2021 года:

Всего заявок — 229
Найден жив —168
Найден погиб — 6
Родные найдены — 13
Не найден — 18
Неподтвержденные заявки — 24
К сожалению, по сей день есть и незавершённые поиски. Посмотрите на фотографии в этом альбоме.
Все эти люди до сих пор не найдены. Возможно, вы где-то видели эти лица. Если вы узнали кого-то из пропавших и можете помочь в поиске, позвоните по телефону горячей линии 8-800-700-54-52.

Читайте на «Скамейке» интервью с волонтером отряда «ЛизаАлерт» о поиске пропавших людей.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Наташа Газгорит
Автор

Понравился материал?