Елисейские поля Санкт-Петербурга: гид по Каменноостровскому проспекту

ГОРОД
Сто с небольшим лет назад Каменноостровский проспект называли Елисейскими полями Петербурга — он был (да и остается) одной из самых красивых магистралей города. А еще Каменноостровский — настоящий музей северного модерна под открытым небом (хотя модерном наша мини-экскурсия не ограничится). Практически каждое здание на Каменноостровском так или иначе заслуживает внимания. Обо всех мы, конечно, рассказать не беремся — выбрали лишь несколько самых, на наш взгляд, интересных.
В это трудно поверить, но еще сто с небольшим лет назад Петроградская сторона считалась дальней окраиной (хотя, казалось бы, Петербург начинался именно отсюда). До 1861 года здесь вообще действовал запрет на строительство каменных зданий, поэтому будущий самый фешенебельный район Петербурга выглядел как уездный городок глубоко в провинции. Позже Петроградка стала обрастать фабриками и мануфактурами (так как их, наоборот, запретили строить в центре), что тоже не слишком красило район и не добавляло ему престижа. Вот так, например, описывает Большой проспект тех времен Александр Скабичевский: «Немощеные, обросшие травой улицы, непролазно грязные осенью и весною, пыльные летом и тонущие в глубоких сугробах зимой, с высокими дырявыми мостками вместо тротуаров; приземистые старенькие домишки с высочайшими, почти отвесными тесовыми и кирпичными кровлями, покрытые мхом и травою, с покосившимися воротами... Лабиринт глухих, кривых, безлюдных переулков и закоулков; масса садов, огородов и заросших бурьяном пустырей».

Все изменилось с постройкой Троицкого моста (1897–1903). Его еще не начали возводить, а цены на землю Петроградской стороны уже подскочили: за 20 лет они выросли в 12 с половиной раз. Район, теперь соединенный с центром постоянной переправой, мгновенно стал престижным, и к его застройке приложили руку самые модные архитекторы своего времени. Этим Каменноостровский и отличается от магистралей в остальных районах города: он застроен почти одновременно, в каких-то двадцать лет, поэтому и производит такое цельное впечатление.

Доходный дом И.А. Лидваль

Каменноостровский пр., 1-3
Первый же дом на проспекте — один из самых узнаваемых образцов петербургского модерна. Это первая самостоятельная работа будущего «классика северного модерна», а тогда всего лишь недавнего выпускника Академии художеств Федора Лидваля. Кто же доверил молодому, ничем себя еще не зарекомендовавшему архитектору такое крупное и дорогое сооружение? Ответ прост — его мать, Ида-Амалия Лидваль, владелица мастерской по пошиву мужского платья и ливрей. Фирма «И.П. Лидваль и сыновья» была поставщиком императорского двора, поэтому в средствах была не ограничена.

Здание состоит из четырех корпусов разной этажности, объединенных двором-курдонером (северное крыло было особняком самой семьи Лидваль). Разглядывать фасады можно бесконечно. Каждый раз обнаруживаются новые детали: совы, рыси, зайцы, лесные птицы, фантастические рыбы, ящерицы, сосновые ветки с шишками, мухоморы, листья папоротника, балконные решетки в виде паутины с пауками, окна и эркеры множества разных форм. Недаром в 1907 году здание получило приз на первом городском конкурсе фасадов.

Австрийская площадь

Ул. Мира, 10, Каменноостровский пр., 13, 16
На Австрийской площади сразу три здания в стиле модерн, и все три в 1901-1906 гг. построил еще один классик петербургского модерна архитектор Василий Шауб (кстати, редчайший для тех времен пример, когда целая площадь формировалась по проекту одного автора). Как пишет в своей книге «Архитектура петербургского модерна» историк архитектуры Борис Кириков, было бы справедливо, если бы это место назвали площадью Шауба, а не Австрийской.

Первым Шауб спроектировал дом купца Горбова (Мира, 10) — в необарочном стиле, но уже с явственными чертами модерна. Перекликается с ним по стилю доходный дом художника Э.К. фон Липгарда, хранителя картинной галереи Эрмитажа (Каменноостровский пр., 16) с высокой округлой башней. К башне примыкает прямоугольник мастерской художника с огромным окном.

По диагонали от него — дом почетного гражданина К.Х. Кельдаля (Каменноостровский пр., 13), самый характерный для модерна из всех трех. Здание привлекает внимание контрастом ровной и зернистой отделки фасадов, интересным декором (вставки зеленой майолики, картуши, маски, стилизованные цветы) и башней с курантами и флюгером. Ансамбль должен был завершить еще один дом Шауба на северо-западной стороны площади, но он так и остался проектом.

Дом Бенуа

Каменноостровский пр., 26-28
Это один из самых значимых для Бродского адресов. Именно здесь, рядом с Мариинским театромНенадолго (но лишь ненадолго!) отвлечемся от модерна и остановимся у дома трех Бенуа (его так называют по фамилии трех спроектировавших его братьев –– двух родных и одного двоюродного). Это, впрочем, уже не просто дом, а полноценный жилой комплекс — на момент постройки крупнейший в городе. Дом со всеми своими корпусами занимает почти квартал, и одних только внутренних дворов в нем больше десяти. Квартир же при постройке (1911-1914 гг.) было 250 — немыслимая по тем временам цифра.

Дом Бенуа построен в сдержанном неоклассицистском стиле. Стены облицованы серым горшечным камнем, который специально доставлялся из Швеции. В центре композиции огромный парадный двор-курдонер, въезд в который оформлен колоннадой. Внутреннее оснащение квартир было суперсовременным: лифты, паровое отопление, телефоны, собственные котельная, электростанция, мусоросжигательная печь, снеготаялка. Кстати, посмотреть, как все здесь было устроено, можно придя в музей им. Кирова — там за символическую плату проводят экскурсии по дому и его дворам.

Дом с башнями

Каменноостровский пр., 35
Один из самых узнаваемых домов Каменноостровского построил в 1913-1915 гг. архитектор А. Белогруд по заказу К. Розенштейна. Архитектор в тот период увлекался средневековьем, что и нашло отражение в облике дома: массивное здание с двумя шестигранными башнями действительно напоминает средневековый английский замок. Но только внешне: в квартирах все было оборудовано по последнему слову техники, там были газовые плиты, встроенные шкафы, ванны, углубленные до уровня пола.

Дом эмира Бухарского

Каменноостровский пр., 44Б
Пышное здание неподалеку от набережной Карповки накануне Первой мировой войны начал строить архитектор Степан Кричинский — один из авторов проекта Соборной мечети (городская легенда даже гласит, что под Каменноостровским проложен тайный подземный ход от дома до мечети). Заказчиком был Сеид Алим-хан — последний эмир Бухарского эмирата.

Огромный комплекс, состоящий из лицевого корпуса, пяти флигелей и двух дворов-курдонеров, стилизован под флорентийское палаццо. Заказчик не скупился: фасады в новом доме облицовывали мрамором, украшали рустовкой, арками и полуколоннами. Причем дворовые флигели оформили так же роскошно, как и выходящие на проспект (редчайший случай для петербургских жилых домов, где обычно украшали только «внешние» фасады).

Заказчик так и не успел пожить в своем доме: после революции он бежал в Афганистан (предварительно, если верить еще одной городской легенде, спрятав в доме клад со своими сокровищами). Архитектору повезло больше — он жил в одной из квартир вплоть до своей смерти в 1923 году.

Доходный дом Бернштейна

Каменноостровский пр., 54
Дальше на Каменноостровском продолжается «музей северного модерна». Именно в этом стиле архитектор Д. Крыжановский выстроил здание с курдонером на перекрестке проспекта с улицей профессор Попова. Выстроил в том числе и для себя: здесь архитектор жил с момента окончания постройки в 1911 году.

В 1912 дом удостоили медали на конкурсе фасадов. Оформление фасадов здесь действительно очень эффектно: эркеры, балконы, контрастные материалы. На высоте первых двух этажей фасад выложен серыми плитами скальной фактуры; выше стены отделаны розовато-серым гранитом. Венчает дом массивная башня со шпилем.

Даже парадные здесь — произведения искусства: лепнина, цветные витражи, мраморные ступени, узорная напольная плитка, изразцовые печи.

Доходный дом Циммермана

Каменноостровкий пр., 61
Последняя остановка в нашей небольшой экскурсии — еще одна работа Федора Лидваля (и по совместительству еще один призер конкурса лучших фасадов).

Доходный дом инженера и почетного гражданина Циммермана — квинтэссенция модерна. Скажем, здесь 25 разных видов окон: широкие и узкие, круглые и многоугольные, собранные попарно и по три, с затейливыми переплетами и характерной для модерна мелкой расстекловкой наверху, всевозможных форм и конфигураций. А еще — нарочито асимметричные, якобы случайно разбросанные по фасаду балконы, и балкончики, и эркеры, тоже не повторяющие друг друга. Отделка фасадов построена на контрасте цветов и фактур: тут и серый гранит, и керамическая плитка «кабанчик», и штукатурка, и рустовка.

Долгое время дом находился в довольно плачевном состоянии. В 2018 году, наконец, началась реставрация фасадов, и уже спустя два года и несколько подрядчиков дом снова предстал во всей красе. Правда, без угловой башни — она была утрачена несколько лет назад.

Читайте гид по жилым домам эпохи конструктивизма и о домах, иронично именуемых капромом.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Светлана Ворошилова
Автор

Понравился материал?