«Ну что, ребятушки, теперь можно говорить, что я управлял транспортными средствами и на воде, и на суше, и в воздухе»

ЛЮДИ
Вопросы Ивану Бакаидову — особенному человеку, живущему интереснее некоторых обычных
Петербуржцу Ивану Бакаидову двадцать два года. Последние три он живет отдельно от родителей, снимает квартиру. Сейчас, к слову, переезжает на новую. Молодой человек исправно платит по счетам, приглашает в гости друзей и подруг. Работает, а в свободное время занимается спортом, гоняет на картинге, выступает в жанре стендап-комика. У Ивана серьезное заболевание — детский церебральный паралич. Он плохо разговаривает и по большей части перемещается на коляске. Это не помешало ему успешно выступить на саммите ООН. В прошлом году Ивана включили в рейтинг тридцати самых перспективных россиян в возрасте до тридцати лет по версии Forbes. В данном случае за то, что разработал программы, помогающие общаться людям с ограниченными возможностями.
Он может подарить губернатору города футболку с надписью «Я не овощ». Стать героем новостей, попав в скандальную историю в обычной маршрутке и при этом выйти из нее победителем. Да так, что теперь с ним советуются чиновники разных комитетов, о том какие двери, ручки и пандусы устанавливать в городских автобусах.
От его соцсетей всегда ждешь только одного: «Ну чего на этот раз Ваня отчебучит». И он отчебучил. «Гребаный паралитик», как он сам себя очень неполиткорректно называет, на этот раз поднялся в небо за штурвалом легкомоторного самолета. Мы были свидетелями еще одной его победы, а потом просто стали говорить за жизнь. Его озвучивает специальная программа, им же и разработанная. Прежде чем услышать ответ, надо немного подождать, пока Ваня наберет вручную текст, но это ожидание стоит того. И всякий раз ввернет стёб, проявит свой высокомолекулярный уровень юмора.
Каким ветром тебя сюда занесло, Ваня?

Ко мне в «VK» добавляется девушка Ольга, я смотрю профиль и думаю: «Прикольно, она пилот, надо познакомиться!» Мы списались, и оказалось, что у нее такой проект, к которому я не имею никакого отношения, так как радостно не быть уже первопроходцем (смеется).
«Орлята» — авиационный социально-педагогический проект, направленный на профориентацию детей с ограниченными возможностями. На протяжении 12 месяцев под руководством опытных преподавателей они знакомятся с авиационными дисциплинами и профессиями, изучают аэродинамику, штурманскую подготовку, метеорологию, авиационную психологию, особенности конструкции самолета, после вместе с пилотом-инструктором поднимаются в воздух. Все занятия проходят на аэродроме Бычье поле в Кронштадте.
Самолеты — детская мечта, к тому же я уже на машинах ездил, на лодках плавал — остались самолёты. Ольга написала, что у них будет мероприятие, и, конечно, я согласился приехать, познакомиться. Мы приехали с другом Максом на аэродром Бычье поле, нас посадили в самолет. Пилот крикнул: «От винта», словно Карлсон, отгоняя пикантных мужчин. Мы выехали на взлетную полосу из бетонных плит. Друг Максим придумал новые пожелания похождений чей-то матери, и мы взлетели.

Кронштадт светился в дневном осеннем солнце, город выглядывал из оранжевого леса, вода блестела. Все расслабились. Но тут я своими веселыми шаловливыми ручками потянулся к штурвалу. Я взялся, полминуты летел прямо, было очень необычно, так как я не привык, что руль (штурвал) может наклоняться вперед и назад, от этого мы погуляли по тангажу, но всё контролировалось пилотом. Затем я сделал небольшой поворот направо креном и отдал управление для захода на посадку. Очень понравилось! Буду рад возможности вернуться. Теперь, ребятушки, можно говорить, что я управлял транспортными средствами и на воде, и на суше, и в воздухе.

«Я знаю людей с ДЦП и правами»

У меня есть детская фотография, я там с машинкой. Мне всегда нравилась техника. И когда я хожу заниматься на картинг или еду в легковушке с инструктором по вождению, я ничего такого не преодолеваю. Мне и правда все это нравится.

Я точно знаю, что мне помог картинг реабилитации рук — я прямо ощутил большой прирост контроля рук после полугода, мне помогло вождение. Я теперь даже езжу в коляске по-другому, ощущаю поток пешеходов — эти штуки очень помогают. Так как в реабилитации главное — формирование новых нейронных связей, а адреналин этому способствует, как и гормон радости, а, например, гормон стресса мешает, и когда на занятиях ЛФК человеку больно, он ничего не формирует.

Я на последнем занятии, когда мы начали делать левые повороты, понял, что да, я могу водить и хочу, осталось решить вопрос с медицинской комиссией — но тут, думаю, на какую комиссию попадешь, я знаю людей с ДЦП и с правами.

Экзамен планирую сдавать в лоб долго и упорно, а вот про комиссию без комментариев, мне нужно сначала накатать часов сто для своего понимания, что я готов к бегущему по дороге ребенку. Основная сейчас задача — привыкнуть к зеркалам (у гоночного карта их нет, нет навыка).

По поводу гиперкинезов. Руль машины устроен так, что даже для маленького поворота колеса надо сделать приличный оборот руля, поэтому маленькая тряска руля проглатывается гидроусилителем. Ногой работаю отлично, но там и точности не надо.
У меня опытнейший инструктор Алексей: выезжая на дорогу, мы осознаем все риски.

Ибо экстремал от долбо*** отличается пониманием того, что делает.
Тебя знают и зовут на разные проекты, ты помнишь, когда это началось?

Сегодня утром. Я сегодня договорился на услуги клининга за пост в Инстаграме — я понял, что это успех (смеется).

Ну, а если серьезно, то, конечно, после ООН. Был такой Институт раннего вмешательства, и его директором была некая Лена Кожевникова, а у Лены есть такое свойство — она везде состоит: если есть какой-то совет, то там есть Лена Кожевникова. И в 2017 году она узнает, что на саммит ООН нужен докладчик с инвалидностью, и она почему-то пишет своему давнему выпускнику Института раннего вмешательства, что подавай заявку, я договорюсь, — так я и попал с докладом о своих программах, которые помогают общаться людям с ограниченными возможностями.

Хочу сразу сказать, что международные чиновники ничем не отличаются от наших, и на саммите было совсем скучно, еще и синхронный переводчик запил и спал нам в ухо, мы ржали, а там речь шла про страдания женщин-инвалидов в Африке. Саммит как саммит — это у нас раздули до небес.

А я просто умею грамотно красочно излагать бытие: это нравится, харизма неизбежна привлекательна (смеется).
Классическая проблема американского рэпера — он слишком черный для белых и слишком белый для черных. Или иными словами «свой среди чужих, чужой среди своих». После того, как меня стали узнавать, появились и хейтеры. Это неизбежно, это нормально. К сожалению, это домашние люди с ДЦП, люди, которые всю жизнь жили с родителями, и я им порчу картину мироздания — они прям сильно обсуждают меня в своих группах, пишут, что меня содержат богатые родители, например. Ну как тут относиться — я грущу от того, что в жизни очень мало любви, я грущу, так как это зло и тьма, и я, с другой стороны, понимаю этих людей.

Быть му….м и лезть в чужую жизнь плохо, но, если не понимать какие они, что это замкнутый мир, что они так живут, можно просто считать их мудаками, а можно малыми детьми — второе вроде лучше.

История про рот

В общем, утро, просыпаюсь и вижу: пришли 10 тысяч рублей на счет с подписью «по указу президента Российской Федерации», было это накануне выборов. Думаю: «Вы все там сдурели», и перевожу их в ОВД инфо, выкладываю в Твиттер два скрина: пришло и ушло и фразу со словом «рот», а остальную часть надо пикать — грубая фраза, и надо было мягче, типа взяток не беру. Твиттер взрывается, и после этого ходили статьи про то, какая я двуличная сволочь — фотографируюсь с Пиотровским, а потом такое, но разъяснять шутку уже моветон. А так, у меня бот исправно ищет по Интернету все, что связано с именем и фамилией, и я все читаю о себе.

Чему научила тебя твоя болезнь?

Три года назад я снял квартиру и живу самостоятельно. Сейчас это кажется естественным, но два года назад мы очень боялись. Правда, квартиру сейчас продают, и мне пришлось съехать, но зато всего через стенку. Сосед увидел, что я ищу вариант, и предложил снять у него. Так вот, расскажу, чему я научился за все это время, что живу один.

Можешь автоматизировать — автоматизируй. Безусловно, мою жизнь не представить лет 20 назад. Квартира напичкана бытовой техникой: мультиварка, в которую достаточно высыпать замороженные овощи, посудомойка, которая всё потом вымоет, робот-пылесос, который соберет крошки с пола, стирально-сушильная машина, которая выдает утром сухую чистую одежду, электроколяска, которая легко и быстро доставляет тушу куда надо (никогда не понимал девочек, которые просят сфотографировать так, чтоб коляски не было видно. Коляска — это тупо удобно и классно).

Верх инженерной мысли — это мой домофон, которому через телефон можно сказать: скоро придет курьер, открой автоматом. Грандиозное изобретение, которое избавило меня от беготни к трубке с кучей падений. И поскольку это компьютер, я его научил торговать на бирже, так что у меня домофон торгует акциями Теслы!

Люди очень хотят тебе помочь, особенно в первый раз. Мне повезло, я переехал в квартал с чрезвычайной перенаселенностью. И многие жители района едины либо чатиком, либо группой в «ВКонтакте», в которых просят о помощи, ищут пропавшие перчатки и iphone, троллят друг друга и ищут счастья. Я в этой группе нашел себе место в паркинге под трайк (бесконечно благодарен мужчине, который меня пустил), мне помогли найти крышку аккумуляторного отсека, которую я потерял на кочках, люди много раз приходили в ситуациях, когда требовалась помощь: отвезли в травму, когда я сломал ногу, приносили лекарства, когда я болел. Из-за того, что людей в этом чате много, и приходят помогать разные, ни у кого нет ощущения, что я на ком-то повис. И совершенно нет отношения как к прокаженному, за это время меня ни разу не избегали.

«В целом, моя жизнь привычна и незаметна. Иногда обидная, иногда веселая, но другой не будет»

Самостоятельность — это не когда ты всё сам, а когда организуешь тех, кто тебе помогает. На самом деле у меня не все бытовые дела получаются хорошо: на кухне остается грязноватый стол, пол сладкий, не могу поменять сам простынь, ненавижу выносить мусор. Значит ли это то, что я не могу жить один? Нет, просто мне надо организовать людей, которые будут это делать.

Например, у меня раз в неделю убирается брат. По идее это мог бы делать соцработник, но мне лень возиться с оформлением. И каждый раз убеждаюсь, что главный навык человека — не ходить, а самостоятельно принимать решения и отвечать за них.
Тарелки — это расходный материал. За эти три года я естественно разбил с пяток тарелок, зеркало в ванной и в лифте (не спрашивайте), унитаз, порвал пять оправ очков и даже уничтожил металлическую кружку. Все это, безусловно, грустно и сопровождается матом, но я отношусь к этому как к данности, которую я не могу изменить. Просто закладываю эти расходы в бюджет.

Я очень рад, что этот эксперимент получился, я надеюсь, что в России будет развиваться система сопровождаемого проживания, и больше людей смогут жить самостоятельно. А самому так хочется заваривать по утрам не одну чашку кофе, а две, но не пущают, говорят, что прижмет.

Каким ты видишь свое будущее и где?

Меня только что один банк для своего ролика спрашивал, тяжело ли найти человеку с инвалидностью работу. На что я ответил, что, если ты обладаешь компетенциями, то проблем совсем нет. Так вот, в Питере можно найти разнообразную работу и спокойно жить, но я пускаю слюни на Барселону лет через пять. Там люди сдвинулись на ровном — там они сделали весь город не то, что без поребриков, там ты на коляске не чувствуешь даже стыков. А пока я работаю над проектом для айтрекера — у меня есть довольно хорошая программа, которая обездвиженным людям позволяет общаться глазами через компьютер, в разработке сопроводительные материалы для специалистов родителей фондов.

P.S.

6 октября — Всемирный день детского церебрального паралича. Иван уже решил, что сначала пойдет с друзьями на картинг, а после в бар. И это никак не связано с его болезнью. Просто именно в этот день ему исполнится двадцат три года.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Татьяна Медведева
Автор

Понравился материал?