Грузия, цветы и коты: очарование повседневности в картинах Наталии Флоренской

ГОРОД
Если хочется хотя бы на пару часов вырваться из каждодневной рутины, выдохнуть и посмотреть на мир новыми глазами — значит, самое время познакомиться с картинами Наталии Андреевны Флоренской. Выставка художницы, открывшаяся в галерее «Борей», называется «Все, что вижу». Действительно, на холст попадают привычные нашему глазу вещи — увядшие цветы, чужие окна, белье, которое сушится на веревке… Но «глаз-алмаз» художницы даже в самом простом и привычном находит красоту.
Как к вам приходят идеи ваших картин?

Придумывать что-то, фантазировать — это не мое. Меня вдохновляют простые, привычные взгляду вещи. Я много гуляю, смотрю по сторонам, подмечаю то, что часто ускользает от взгляда обычного человека — маленькие дворики, окна домов, двери парадных, лица случайных прохожих. Иногда на ходу делаю маленькие наброски или просто записываю, что увидела. В этом смысле очень помогает фотография — можно сделать снимок и написать картину с него.
А иногда люблю фотографировать, мимоходом. Эти снимки можно увидеть у меня в Фейсбуке, и они тоже напоминают сюжеты моих картин. Вообще, у нас все в семье любит фотографировать.

Замечательным фотографом был мой муж, Геннадий Никеев. В прошлом году, когда мы готовили выставку его работ, я нашла в семейных архивах огромное количество старых пленок – даже 1958 года! Бесценные работы.
История семьи Флоренских очень тесно связана с Грузией. Это особенно заметно по вашим картинам — здесь и красоты грузинской природы, и уютные Тбилисские улочки… Вы часто там бываете?

Стараюсь приезжать регулярно. Раньше расстраивалась, что эти визиты длятся всего пару месяцев, но в прошлом году из-за карантина мы остались там больше чем на полгода — границы закрылись, и мы не успели вылететь. Из пустого Тбилиси нам удалось перебраться в горы — подруга пригласила нас в пустующий гостевой домик. Это была большая удача, ведь там же, в горах, совсем рядом, находятся две наши мастерские. Я могла гулять, дышать чистым воздухом, и, конечно, писать картины. За эти полгода написала много работ. Все работы с видами Грузии на выставке — «карантинные». Очень много работ из этой серии было распродано, здесь — все, что осталось.
Еще одна «грузинская» картина «Батуми. Вино и тапки» — это ваш автопортрет?


Все почему-то так думают! Нет, это продавщица на пляже. Кажется, странный у нее набор, правда? Вино и тапки… Но для туристов — то, что надо. Ведь пляж там галечный, босиком не походишь. Вообще, это была целая серия с такими продавщицами — картины «Пирожки» и «Чурчхелла» уже купили. А вот эта осталась и попала на выставку.
Еще один частый «персонаж» ваших картин — цветы. В горшочках, вазах, разбросанные по столу… Почему вы так часто их пишете?

Я очень люблю цветы, и не только комнатные. Дома постоянно стоят какие-то букеты, завянет один — появляется следующий. А некоторые цветы так красиво высыхают — рука не поднимется их выбрасывать! Так что все у меня в цветах. Весь дом. Жить без них скучно.
На ваших картинах очень много необычных, интересных игрушек — девочка со скакалкой, зайчик с барабаном, птицы, лошади. Что это за игрушки?

Это игрушки моей подруги, художницы Тани Сергеевой. Они очень милые и трогательные. У нас их огромное количество, целая коллекция! Игрушки эти любим не только мы — их и на выставках показывают, и в магазинах перед праздниками разбирают…
Я вообще игрушки люблю и до сих пор покупаю — любые, лишь бы нравились. А моя внучка, Катя Флоренская, можно сказать, вся состоит из игрушек! Недавно в Фейсбуке я выложила фото своей картины «Рождество в Катином кукольном доме» — это существующий в реальности кукольный домик, состоящий из огромного количества деталей и крошечных предметов.
Там и кухня, и детская, и гостиная, мебель, посуда — целая жизнь, одним словом.
Кукольная тема в нашей семье на этом не заканчивается. На выставке есть картина «Анины куклы» — этих кукол Аня, моя дочь, шьет с детства. Правда, почти всю серию картин с куклами уже раскупили, осталось всего две. Хотя и на эти холсты, кажется, тоже кто-то уже глаз положил.
Японские сумочки с другой вашей картины тоже сшиты Аней?

Нет, это настоящие японские сумки. У меня есть подруга, дизайнер Таня Самойлова, которая много лет работала с японскими дизайнерами, и она подарила мне эти сумочки. Их у меня несколько штук, и все при деле — в одной храню набор для игры «Эрудит», в другой — косметику, в третьей — бусы… Очень они симпатичные — ну как их не нарисовать!
Расскажите про «Натюрморт с круглым зеркалом». Это вы в отражении?

И да, и нет. Это, скорее, образ, похожий на меня чем-то… сложно объяснить. А на самом столике все так, как и есть на самом деле — беспорядок. Столик очень старый, сделан еще до революции. Изначально был предназначен для рукоделия — столешница у него поднимается, а под ней большое зеркало и множество маленьких ящичков. Но я его использую как туалетный. Муж сделал замечательное зеркало, которое тоже есть на этой картине — двухстороннее, с одной стороны увеличивает, с другой — уменьшает.
У вас часто и в Грузинской серии, и в натюрмортах часто появляются котики. Любите кошек?

Очень! Всю жизнь у меня жили кошки, но сейчас я не могу себе этого позволить — внезапно началась аллергия на животных. Мечтаю завести питомца, но не могу решиться, хотя уже несколько раз была на грани: хотелось просто забрать в охапку и унести. Но я осознаю и то, что, если аллергия опять начнется — придется расставаться с животным, а это ужасно! Можно, конечно, пить таблетки, но это временное решение. Так что кошки у меня сейчас живут только на холстах.
Животных вам рисовать не впервой — вы ведь много лет занимались научной иллюстрацией, и зверей, и растения рисовали. Как все это перешло в живопись?

По образованию я живописец, но так жизнь сложилась, что много лет занималась научной иллюстрацией. При моем участии было выпущено более 10 Красных книг разных регионов. Сейчас предложили проиллюстрировать еще одну — про Чукотку. И я не хочу отказываться, ведь это тоже живопись — та же работа с цветом, светом, тенями… Сейчас больше времени отдаю живописи, чем раньше. Почему? Не знаю, наверное, просто время пришло.

На открытии выставки искусствовед Павел Герасименко сказал о ваших работах — сейчас нам нужно именно вот такое, близкое, понятно человеку искусство. Вы согласны с этим?
Пашу я очень уважаю, он замечательный искусствовед, большой профессионал, и для меня очень важны его слова. Я абсолютно согласна с ним. Честно говоря, абстрактное искусство мне не близко.

А что это за брошка-самолетик у вас? Вы ее даже на автопортрете своем изобразили.

Да просто купила я в Грузии этот самолетик, так он и прижился. Меня даже однажды из-за этой броши приняли за летчицу. А я не летчица, я самокатчица. По крайней мере, была ею, пока два года назад не сломала руку. Теперь на самокате не катаюсь — боюсь.
Зато выставку в пандемию сделать не побоялись.

Я уже болела, привитая, антител много, говорят, организм хорошо принял. Все это лотерея, и возможности получить заразу — миллион. А что делать? Не жить?
Сын Наталии Андреевны, Александр Флоренский, известный художник и основатель ленинградской арт-группы «Митьки», рассказал «Скамейке» о маминой живописи и тесной связи семьи Флоренских с Грузией:
Насколько профессия мамы повлияла на ваш выбор профессии?

Несомненно, мама повлияла на мой выбор профессии, сначала записала меня в детскую художественную школу, потом в студию В.И. Суворова, ну и учился я в том же Мухинском училище, что и она.

Надо сказать, что, хотя мама закончила отделение монументальной живописи и, собственно, является дипломированным живописцем, всерьез она занялась живописью только в последние несколько лет, до этого много лет занималась промграфикой (так в докомпьютерную эпоху называли графический дизайн), а потом научной иллюстрацией. Мне кажется, что она увлеклась живописью через коллекционирование — несколько лет назад она стала активно покупать живопись и графику у разных хороших художников, преимущественно молодых людей из моего круга общения, и теперь вся ее квартира завешана прекрасными чужими картинами. И я подозреваю, что это и привело в конечном результате к тому, что она сама вернулась к живописи.

Ваша мама — человек непубличный, информации о ней в интернете и СМИ очень мало. Как вы думаете, почему?

Мне кажется, что это происходит от ее полного безразличия к публичности, славе, СМИ и т.д., что, на мой взгляд, является единственно верной линией поведения нормального художника. Не знаю ни одного случая, чтобы мама сама предложила свои работы галерее или музею. Тут сразу пара цитат приходит на ум: 1) «Быть знаменитым некрасиво» 2) «Никогда ничего не просите, сами придут и сами все дадут». Я завидую этой позиции, жалею, что не всегда придерживался в жизни этой тактики (хотя очень старался, и небезуспешно), и потихоньку сам продолжаю совершенствоваться в этом направлении, работаю над собой.

Как в вашем творчестве, так и в работах вашей мамы особое место занимает Грузия. Как это получилось?
Дело в том, что ее (а значит и мои) предки хоть и не были грузинами, но жили и работали в Грузии. И вот уже больше десяти лет у меня в Тифлисе есть квартира и мастерская, все мы там подолгу живем и работаем, и мама не исключение — часто ездит в Грузию жить и рисовать, путешествует по стране, дружит с моими друзьями — грузинскими художниками. И ей там, как и любому нормальному человеку, все очень нравится.

Автор большинства фотографий Лена Хролова.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Лена Хролова
Автор

Понравился материал?