«Огненный» бизнес: как заработать на фаер-шоу, не подпалив репутацию

ЛЮДИ
С тех пор, как Прометей дал людям огонь, многое изменилось. Человечество не только задействовало суровую стихию в быту, но и стало устраивать с её помощью эффектные огненные шоу, которые впечатляют публику и ужасают пожарных. Сегодня «Скамейка» расскажет вам о фаерщиках: как они пришли к тому, чтобы крутить пои, что им это даёт и как этим зарабатывать.
У наших героев разный опыт — это фаер-новичок, стрит-фаерщик и крутая профессионалка. Их объединяет одно — они умеют ловко вертеть пылающие шары, так чтобы все вокруг получали удовольствие. Короче: ребята просто огонь!

Александра Ильинкова

Дайте мне эти штуки, я вам сейчас класс покажу!
Все началось в 2013 году, когда я начала ездить на игры ролевиков. В этой тусовке пои крутит каждый второй. Правда, сама я начала заниматься этим только несколько лет спустя, а до этого мне просто нравились сами игры — ты уезжаешь в лес на несколько дней, а то и на неделю, погружаешься в собственный мир, где тебя не касаются проблемы повседневной жизни.
Интерес к поингу появился в 2018 году: я долго наблюдала за тем, как это делают ребята из моей компании, и тоже решила попробовать.

Долгое время бралась за пои от случая к случаю — для меня это было просто развлечением. Регулярные тренировки, на которые я хожу 3-4 раза в неделю, начались только полтора года назад. Пару месяцев я училась выполнять элементы с тренировочным реквизитом, после чего начала работать с огнем. Этот переход произошел резко и неожиданно — однажды я пришла на прожиг (тренировка фаерщиков с использованием огня), и человек, который нас тренировал, протянул мне свои пои со словами: «Ну чего ты, иди прожгись!» Я даже не успела сказать, что ни разу не брала в руки огонь… Да и пои эти были для меня неудобными, ведь каждый фаерщик свой реквизит подгоняет под себя — вес, длину цепей. Как же страшно мне было! Но ничего, справилась.
В качестве реквизита используются не только пои. Сейчас я пробую веера, но управляться с ними сложно — очень болят руки, так как для вееров нужны хорошо натренированные запястья. А есть еще чаши, стаффы и многое другое… Чашей, кстати, однажды шевелюру себе подпалила. Других инцидентов с огнем у меня не было, но этого хватило, чтобы усвоить одно из важнейших правил техники безопасности при работе с огнем — никаких распущенных волос!
Поинг относительно безопасен. С огнем проблем практически не возникает, а вот если зацепишься рукой за раскаленную цепь — это уже неприятно. Но серьезных ожогов ни я, ни ребята из моей компании не получали.

В теплое время года фаерщики в основном собираются на площади перед ТЮЗом и на Горьковской. Когда на улице мы тренируемся без огня, нам очень мешают дети, которые начинают бегать вокруг. Некоторых малышей подгоняют сами родители: «Иди, посмотри, что там ребята делают». И вот представьте — я кручу двухсотграммовый мячик. Вес, вроде бы, совсем небольшой. Зато скорость, на которой он крутится, нешуточная — такой мячик может очень больно ударить. Этого не случалось ни разу — детей мы отгоняем сами или просим родителей их забрать. Но такие вещи очень мешает процессу.

Среди зрителей очень часто встречаются подвыпившие дядечки, утверждающие, что имеют за плечами многолетний опыт боевых искусств. Такие сразу начинают просить: «Дайте мне эти штуки, я вам сейчас класс покажу!» Как правило, за этим следуют неуклюжие махи руками и ногами в разные стороны — выглядит забавно, но на «класс» это точно не тянет. Обычно все заканчивается тем, что мы аккуратно отодвигаем от себя незадачливого бойца и продолжаем тренировку.

А так, в основном, люди относятся к нам дружелюбно, останавливаются, смотрят, спрашивают, что мы делаем. Конфликтов ни с прохожими, ни с полицией, у нас не бывает. Как и уличные музыканты, фаерщики давно облюбовали пару мест в городе, где к ним уже все привыкли.

Считается, что раньше фаерщиков было больше. Не знаю, так ли это, потому что присоединилась к движению совсем недавно. Но могу точно сказать, что сейчас это очень популярно. Многие учатся крутить пои, осваивают другой реквизит. Некоторые вообще не используют огонь — им просто интересно выполнять технически сложные элементы. Этим занимаются люди разных возрастов с разным бэкграундом — от офисных работников до экстремалов.

Зрелищные выступления действительно востребованы, но это немного не то. Здесь важна не сложность элементов, а синхронность их выполнения и эстетичность, красивые костюмы. Это сезонная работа, которая появляется от случая к случаю, когда тебя зовут выступить на какой-нибудь городской праздник, выпускной или свадьбу. Среди моих знакомых нет людей, которые занимаются только этим. Все имеют основную работу, приносящую постоянный заработок.

Дмитрий Комратов

Бывших фаерщиков не бывает
Первый раз я увидел пои (шары либо объекты другой формы на веревках или цепочках — прим. «Скамейки») в конце нулевых, когда мне было 12 лет. В то время я жил в Москве и был типичным подростком, так что подумал: «Ух ты, какие красивые светящиеся шарики на веревочках! И какие симпатичные девочки их крутят!» Пришел на Болотную площадь, которая в то время была известна только тем, что там постоянно собирались неформалы, нашел компанию фаерщиков и попросил их научить меня эти «симпатичные шарики» крутить.
У меня было мало друзей, в школе я практически ни с кем не общался. А в эту компанию, как ни странно, влился сразу, хотя все ребята были старше меня лет на пять. Мне даже кличку дали соответствующую — «мелкий». Мой тренировочный реквизит представлял собой обычные теннисные мячики, в которые были продеты купленные в ближайшем переходе цепочки для ключей. К цепочкам я приделал петли для пальцев, которые сшил из лямок от старого школьного рюкзака.

Тренировки проходят прямо на улице. Многие прохожие, когда видят эти мячики, спрашивают: «А вы что, их потом поджигаете?» На самом деле между тренировочным и боевым реквизитом («боёвками») существует огромная разница! «Боёвки» — это факелы из огнеупорной ткани или шнура с крепкой цепочкой и кожаной петлей для пальцев. Горит не материал факела, а керосин или ламповое масло, в которые его опускают.

Уже в 15 лет родители подарили мне боевой реквизит — какое же это было счастье! Я радовался не только подарку, но и тому, что почувствовал поддержку родителей — не каждому подростку так везет. Безусловно, обращение с огнем требует осторожности, но при мне сильных ожогов никто не получал. Потому что хороший фаерщик — это фаерщик, соблюдающий технику безопасности.

Нужно сказать, что выступления с огнем — очень сложная штука с точки зрения закона. На такие выступления нужно получать специальное разрешение, рядом должны быть средства пожаротушения и человек, имеющий сертификат спасателя… У уличных фаерщиков зачастую ничего этого нет. Вот и гоняют их с улиц периодически. Но иногда на эти выступления местные власти просто закрывают глаза.

Так как крутить пои я быстро приноровился и уже мог этим зарабатывать, то решил попробоваться в какой-нибудь творческий коллектив. Два года я выступал с командой B.S Theatre, где на тот момент были ребята с хорошей сценической подготовкой — профессиональные танцоры, выпускники циркового училища. Мы выступали на городских фестивалях и торжествах, работали с неоном и огнем. Это был, пожалуй, самый яркий момент в моей карьере. Я многому научился у этих ребят и очень им благодарен.
В 16 я подумал, что мой уровень уже позволяет мне учить поингу других. Сначала преподавал вдвоем с подругой, потом работал в школе Евгения Лямина — это один из основателей магазина реквизита для поинга, с которым работает Росгосцирк и другие известные организации и коллективы. И я, подросток, учил людей старше меня на 5, а то и на 10 лет! Но это никого не смущало, занятия проходили отлично.

Помню, как в 2014 году я со своими учениками поехал в Турцию — хотели отдохнуть, а заодно и выступить перед туристами, заработать денег. С керосином на самолёт не пустят, так что взяли только реквизит. Приезжаем в отель — вокруг огромное количество торговцев, но ничего, кроме палаток с сувенирами и обувью, нам найти не удалось. Один сердобольный турок подсказал, что с керосином получится вряд ли, а вот ламповое масло достать можно. Ради нас он попросил своего друга привезти масла из соседнего города, который находился в 40 минутах езды от нашего. Топливо в итоге достать удалось, но в мизерном количестве за сумасшедшую цену. Маленькой баночки нам едва хватило на 20 минут выступления, денег за которое мы так и не собрали. Хотя туристам наше шоу понравилось, и даже охранники из близлежащих отелей вместо того, чтобы прогнать нас, пригласили выступить для их гостей.

Уроки и шоу приносили шикарный для подростка заработок. Но я понимал, что в будущем это меня вряд ли прокормит. Я учился в университете и думал о поисках «взрослой», серьезной работы. К тому же, мне не давали покоя подростковые амбиции — я не видел развития в том, что делаю и чувствовал, что уперся в творческий «потолок». Раздал почти весь свой реквизит и переключился на работу и учебу, отказавшись от своего увлечения на пять лет.

Но бывших фаерщиков не бывает. В 24 года я переехал в Петербург. Новый город, новая работа, ни одного знакомого лица рядом. Я решил вернуться к своему увлечению, начал искать единомышленников. И, как 14 лет назад, поинг снова помог мне найти новых друзей. А еще это отличное средство снять стресс и размять мышцы после долгого рабочего дня в офисе. Мне хочется заниматься этим и дальше, хотя бы на уровне хобби. Мой юношеский максимализм остался далеко позади и теперь я просто получаю удовольствие от процесса, ведь результата в свое время я уже достиг.

Почему фаерщиков стало меньше? Все-таки это отдельная субкультура. И, разумеется, как и многие другие субкультуры, пережила свой расцвет в конце нулевых-начале десятых, после чего постепенно стала сходить на нет. А в последние пару лет еще и пандемия… Но это не значит, что фаерщики пропали совсем — их до сих пор много, огненные шоу пользуются большим спросом, существует много школ поинга, причем не только в столицах, но и в регионах.

Учиться крутить пои без огня можно и самостоятельно, тем более, если поинг для вас — это хобби, возможность отдохнуть и размяться в обеденный перерыв или после работы. Если захочется «горяченького» — ни в коем случае не занимайтесь самодеятельностью и учитесь работе с огнем только под руководством опытного фаерщика.

Мария Кожевникова

Гость утащил одного из наших артистов к себе домой…
Сначала фаер-шоу заинтересовалась моя знакомая: захотела заказать себе такое выступление на мероприятие. Мне очень понравилось, как это выглядит, но я не хотела просто смотреть на артистов со стороны — решила походить на занятия и обучиться хотя бы базовым элементам с поями и веерами. Уже через месяц я настолько хорошо усвоила основы, что впервые выступила на публике.
Дальше — больше. Вскоре после первого выступления мне удалось организовать собственный коллектив — «Юнайк-шоу». Начинали с малого: уличные представления, небольшие фестивали и торжества. Но скоро от выступлений на улице перешли к крупным мероприятиям не только в Петербурге, но и других городах России. Сейчас мы организовываем выступления даже за пределами страны.
Это был непростой путь. Как бизнес, фаер-шоу требует не только постоянных финансовых вложений для покупки качественного оборудования и реквизита. Недостаточно просто надеть яркие костюмы и красиво покрутить огоньки перед зрителями. Ты и твоя команда должны постоянно повышать квалификацию, оттачивать хореографию, осваивать новые элементы. Кроме того, нужно уделять большое внимание рекламе, постоянно поддерживать связь с заказчиками, учитывать их пожелания, подстраиваться под особенности площадки для выступления… Столько аспектов нужно учитывать — голова пойдет кругом.

Кстати, о площадках, на которых мы выступаем — иногда с ними возникают проблемы. Организация площадки очень важна в плане техники безопасности. Самый простой пример — скользкий пол, на котором артист может поскользнуться и обжечься.
Как-то раз мы выступали в Ярославле. Температура воздуха -30. Пол площадки металлический, весь покрыт льдом. Огненное шоу превратилось в ледовое — выходя с одного конца сцены артист укатывался в другой. Пытался выбраться в центр сцены, но снова и снова катился в сторону. Обошлось без травм, но для того, чтобы выступление не провалилось, нужно было импровизировать на ходу.

В период пандемии пришлось непросто — выступлений нет, все закрыто. Но грустить было некогда — сначала мы стали организовывать мастер-классы онлайн, показывая базовые элементы обращения с реквизитом. Тогда же придумали концепцию нового шоу «Гэтсби», которое впервые показали в августе прошлого года на Фестивале Фонариков в Юсуповском саду. Выступление подготовили всего за месяц, но какой это был месяц! Постоянные тренировки, сложная хореография, доработка сюжета… С нами работали акробаты и гимнасты, даже победителя «Минуты славы» Виктора Кочкина удалось пригласить. В итоге: несколько наград и множество положительных отзывов благодарных зрителей.
Вообще, каждое наше выступление — это новая постановка. Что-то захватывающее, рисковое, а иногда даже смешное: от шоу «Один дома», которое мы подготовили для детского дня рождения, до мероприятия на Хэллоуин, где гости могли лицезреть отрубание рук, распарывание живота и поедание бутафорских внутренностей.
Иногда люди впечатляются нашими представлениями настолько, что могут слишком переусердствовать в выражении благодарности. Однажды мы выступали на дне рождения поселка: многие гости были навеселе, а один из них так «напраздновался», что в буквальном смысле утащил одного из наших артистов к себе домой, чтобы выразить ему свое почтение и как следует угостить. Этого артиста мы потом целый час искали. Все обошлось благополучно — ни радушный хозяин, ни испуганный артист не пострадали.

Когда люди говорят, что фаерщиков стало меньше, то, скорее всего, имеют ввиду уличных артистов. Дело в том, что, когда это направление только начинало набирать популярность, люди пробовали различные элементы, разный реквизит. Соответственно, им хотелось показать где-то свои умения, выступить на публике. Как только это начало перерастать в серьёзный бизнес, многие фаерщики, как и мы сами, ушли с улиц на частные мероприятия.
Связано ли уменьшение количества уличных выступлений с деятельностью правоохранительных органов? В какой-то степени да. К сожалению, раньше практиковались выступления в помещениях, которые ни к чему хорошему не приводили. «Хромую лошадь» помнят все. Этот инцидент заставил власть задуматься о безопасности выступлений с огнем и пиротехникой. Фаер-шоу запретили проводить не только в помещениях — актеров стали прогонять с улиц.

Поэтому, устраивая выступления, мы руководствуемся в первую очередь безопасностью. К сожалению, большинство заказчиков даже не читают наш технический райдер, думая: «К чему мне эти лишние трудности, своих забот хватает». И даже если заказчик что-то напутал или проглядел, виноваты в случае чего будут только артисты. Так что за всем этим следим мы — регулярно изучаем нововведения в законодательстве касательно правил обращения с огнем и пиротехникой, размещаем на площадке средства пожаротушения и первой помощи. Безопасность в работе фаерщика превыше всего!

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Лена Хролова
Автор

Понравился материал?