Книжные ярмарки и пожертвования от императрицы: как и чем помогали нуждающимся в Петербурге начала XIX века

ГОРОД
В Санкт-Петербурге появляется все больше организаций, которые помогают людям разными способами — от сбора одежды и предметов первой необходимости до размещения в приютах и реабилитационных центрах. Однако мало кто знает, как была организована благотворительность в городе раньше, например, в XIX веке. О том, кто помогал бедным в это время, как собирали пожертвования и куда нуждающиеся могли обратиться за помощью, расскажем в новом материале.
Начало XIX века принято считать периодом активного развития частной благотворительности в России. Именно тогда, после окончания войны с Наполеоном и заграничных походов, Александр I начинает поощрять частные филантропические инициативы, например, создание литературных кружков, благотворительных и политических организаций. Однако период благосклонности императора длился недолго — в последние годы правления он подписывает указ «О запрещении тайных обществ и масонских лож». Этот закон негативно повлиял не только на масонское движение, но также наложил ряд ограничений на развитие частной благотворительности в целом.
Благотворительные общества александровского периода можно разделить на три типа:
«императорские общества», которые существовали при поддержке государства и непосредственно императорской семьи;
«вольные общества» — они создавались как частная инициатива, поэтому требовали государственного одобрения и должны были получить разрешение от соответствующего своей тематике министерства;
«неофициальные общества» — это организации, не зарегистрированные официально, например, тайные, литературные и художественные общества.
Запрет императора стал палкой о двух концах. С одной стороны, многие общества были вынуждены придерживаться утвержденных правил, а с другой — появлялось все больше неофициальных и тайных организаций, действующих подпольно и без государственного одобрения.

Еще одна причина активного роста благотворительных организаций в послевоенный период — это так называемый «общественный подъем», обусловленный успехом российской армии и победой над французами. К тому же государство стремилось помочь населению, которое пострадало от нашествия французов (например, потеряло главу семейства или лишилось имущества после пожара). Правительство старалось поддерживать общественную инициативу разными способами, поэтому 1810-е годы характеризуются появлением многочисленных филантропических организаций, причем не только в Москве и Петербурге, но и в отдаленных регионах. Одни из таких региональных объединений — Симбирское женское общество христианского милосердия и Харьковское общество благотворения.

Что касается Петербурга, в 1810-е годы появляется, например, приют для «призрения малолетних бедных женского пола», а также организованное «Вольным обществом любителей российской словесности» заведение по продаже вещей и книг. Все собранные средства с этого мероприятия шли на помощь бедным и нуждающимся.

Помимо самих объединений, приютов, заведений и богаделен, вклад в общий «подъем» филантропических организаций вносили и литературные журналы, которые публиковали известия о бедных и часть дохода от подписки на издания передавали на помощь бедным.

Два известных петербургских журнала, принимавших участие в благотворительности, начали издаваться в 1818 году. Это как раз период последнего десятилетия царствования Александра I — время неоднозначной политики государства по отношению к филантропической деятельности, что, тем не менее, не помешало ни «Благонамеренному», ни «Соревнователю просвещения и благотворения» помогать нуждающимся. Названия изданий говорят сами за себя — помимо литературных, научных и исторических публикаций, в журналах выделялся целый раздел специально для объявлений о благотворительности.

Журналы помогали людям несколькими способами. Во-первых, издатели и редакторы могли передавать на благотворительность часть денег, полученных от подписки. Например, журнал «Благонамеренный» издавался при «Вольном обществе любителей словесности, наук и художеств», члены которого и сами разделяли филантропические идеи. Поэтому средства, полученные от читателей журнала, издатель нередко передавал нуждающимся — особенно тем, которых он знал лично.
Второй вариант помощи — это организация различных ярмарок, поэтических и музыкальных вечеров. Такой способ практиковали редакторы журнала «Соревнователь просвещения и благотворения», который издавался членами и председателями другого петербургского объединения — «Вольного общества любителей российской словесности». Благотворительность в издании была зафиксирована как одно из основных направлений деятельности, которое обязаны были разделять все члены общества:
«Членам вменяется в обязанность посещать страждущих болезнями лиц, на которых простирается попечение Общества, подкреплять и утешать их благоразумными советами: ибо вещественное пособие, соединенное с духовным, составляет истинное благотворение».
(Из Устава Санкт-Петербургского ВОЛРС, 1819 год)
«Соревнователи», как сами называли себя члены ВОЛРС, организовывали, в частности, заведения по продаже вещей на пособие бедным. Одно из таких мероприятий проходило в библиотеке у Синего моста в Адмиралтейском районе Петербурга и в книжном магазине у Казанского моста. Посетители могли приобрести различные изделия, изготовленные самими бедными, а также оставить приношения (как финансовые, так и в виде любых вещей) для помощи нуждающимся. От продажи принесенных изделий организаторы отдавали ½ или ⅓ часть на благотворительность.
Третий, наиболее характерный для периодических изданий способ помощи нуждающимся — это публикация благотворительных объявлений. Например, как отмечали современники, журнал «Благонамеренный» отличался особой, «домашней» атмосферой. Поэтому письма о нуждающихся нередко публиковались от имени самого издателя, который особенно акцентировал внимание на истории бедности людей:
«При письме неизвестного от 23 числа минувшего декабря издатель Благонамеренного получил для доставления бедной жене чинов­ника 14 класса Е. В. П-ой 15 р. Деньги сии на другой же день доставлены ей издателем лично. Он нашел в Г-же П-ой совершенно изнуренную и, сколько мог замeтить из разговоров с нею, весьма скромную и благонравную женщину. У ней шестеро малюток. Муж ее получает са­мое малое жалованье. Все они живут в тесной и почти развалившейся от ветхо­сти хижине. Если кому из читателей Благонамеренного угодно будет оказать ка­кое-либо вспоможение сему истинно несчаст­ному семейству, тот может адресоваться к издателю сего журнала».
(Из объявлений журнала «Благонамеренный», 1819 год)
Издатели второго журнала относились к публикациям чуть более ответственно. Подобно современным благотворительным фондам, они публиковали в каждом выпуске не только подробные отчеты о полученных и переданных в руки нуждающихся средствах, но и размещали регулярные годовые отчеты. Среди таких объявлений можно найти упоминание известных имен — от графов или членов самого Вольного общества, до императрицы Елизаветы Алексеевны. В общем и целом жена императора пожертвовала нуждающимся за время существования журнала, как минимум, 200 рублей.

Периодические издания александровского периода были важным инструментом для помощи бедным и нуждающимся Петербурга. Благодаря инициативам редакторов и членов обществ, при которых выпускались журналы, помощь получили многие горожане, среди которых были вдовы, сироты и целые семьи, оказавшиеся в бедственном положении по стечению обстоятельств. Литературные журналы стали своеобразным рупором, который привлекал благотворителей и позволял как можно большему количеству людей узнать о тех, кто действительно нуждался в помощи.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Олеся Морозова
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?