Три женщины Данилы Багрова

ЛЮДИ
Актрисы «Брата» и «Брата-2» вспоминают о съёмках
Герой девяностых Данила Багров приезжает в Петербург, отслужив на Первой Чеченской войне. Здесь его ждут приключения, где рядом с молодым дембелем неизменно оказываются женщины: с тусовщицей Кэт он идёт на концерт Наутилуса, соседка Зинка выхаживает народного мстителя от ранения, а уже в Америке Данила сам спасает проститутку Дашу от прозябания на чужбине.

27 декабря Сергею Бодрову-младшему исполнилось бы пятьдесят лет. К годовщине со дня рождения актёра и режиссёра корреспондент «Скамейки» встретился и поговорил с тремя его коллегами из легендарных фильмов «Брат» и «Брат-2». О съёмках в картинах рассказывают артистки Мария Милютина (Кэт), Дарья Юргенс (Мэрилин) и Ирина Ракшина (Зинка).

Дарья Юргенс — проститутка Мэрилин («Брат-2»)

В чём была балабановская задумка побрить вас «под ноль»?

Наверное, лысая голова — это какая-то беззащитность, открытость, абсолютно обнажённое существо. Так я решила для себя. Хотя я спрашивала Лёшу, и он говорил, что просто так придумал и всё. Дословно Балабанов ответил: «Мне кажется, что это интересно».

Сложно ли вам это далось?

Это было условие. Ещё на съёмках «Про уродов и людей» он подошёл и спросил, хотела ли бы я сняться в продолжении фильма «Брат»? Только с одним условием — если я сбрею брови и обреюсь наголо. Я сказала, что вообще не вопрос. Правда, потом он всё же разделил задумку — мне он брови оставил, их пришлось сбривать Ренате Литвиновой в «Мне не больно».

Узнал, что вы молодая бабушка! Внучка смотрела «Брат-2»?

Уже восемь лет ей. Нет, Алиса пока смотрит «Морские дьяволы» и страшно радуется, что видит бабуленьку такой мужественной. А «Брат-2» ей ещё рановато показывать, как и «Про уродов и людей». Дочь смотрела, ей 18 лет, и она считает их легендарными картинами. Про «Брата» говорит, что это такое пособие для русского человека.

Как вам удалось избавиться от образа Мэрилин? Ведь роль получилась настолько яркой, что рисковали застрять в амплуа.

Да, после премьеры «Брата-2» у меня началась череда проституток, которых я сыграла, кажется, ещё три в каких-то сериалах. Решили, что я главная проститутка России (смеётся), предлагали уже и чисто отрицательные роли. На четвёртой проститутке я сказала «Достаточно!» и начала отказываться, мне было уже неинтересно.
Что из оставшегося за кадром «Брата-2» больше запомнилось?

Огромная сцена в итоге была вырезана. Очень жёсткая, она рассказывала, чем занимается Мэрилин в Америке. Мы её долго снимали, мучались, но когда отсняли, Лёша был страшно доволен. Думаю, сначала он просто не рассчитывал, что этот фильм будут смотреть все категории зрителей — и стар, и млад. Пришлось ей пожертвовать. Жалко. Маленький кусочек без звука можно увидеть в одной из версий клипа «Би-2», сделанного из отрывков фильма.

До этих съёмок вы бывали в Америке? Какой она показалась?

До этого я была в Америке в 1989 году, ездила на месяц с курсом. Мы занимались мюзиклом в Театральном центре Юджина О’Нила. Помню, что когда впервые зашла в американский супермаркет — села на корточки и заплакала. Казалось, что это какое-то безумие, зачем им столько еды, когда наша страна голодает? Правда, потом стали есть эту еду — и она была невкусная. Я подумала, что они просто не умеют готовить: соль не солёная, горчица не горчила, хрен не хрен... Только в 1999-м, когда оказалась там снова, поняла, что просто их продукты — говно, искусственно выращенные ГМО.

То есть мыслей остаться в Америке навсегда не было?

В 1989-м предлагали, но я скучала по дому. А там мне всё категорически не нравилось! Понравиться там может, только если отсидел на родине в тюрьме лет десять, — вот после этого там рай неземной. А для человека, у которого любимые родители, ВУЗ (я тогда училась на четвёртом курсе), ни о какой эмиграции не могло быть и речи. Хотя мне и моему тогдашнему молодому человеку Жене (Евгений Дятлов — прим.автора) там предлагали работу в модельном бизнесе, мы считались красивой парой. Хотя два человека из той нашей поездки в США действительно остались.

А Балабанов знал, что вы к Штатам критично относитесь?

Ой, у нас такая секта была — мы их все не любили. И Балабанов Америку терпеть не мог — считал, что это бесполезная тусовка. Хотя в конце 1980-х у него были идеи туда переехать, он грезил об этом. Но потом понял, что это всё фантом, ненастоящее. Я там общалась всё с какими-то глупышами, подозрительными и неискренними. Знаете, когда ребёнок с самого детства начинает приходить в театр, его очень трудно обмануть. А в Америке я с этим столкнулась: со всеми американцами, с которыми общалась, — по-моему, не было ни одного человека, который говорит правду. Они лгут о том, что хорошо, что они довольны. Хотя чувствуется, что у них всё не очень радужно.

Вы говорите, прямо как ваша героиня.

Тем не менее, она же туда поехала. А я бы и за миллион долларов не согласилась, настолько мне там не понравилось.
На кого из русских писателей-классиков похож Балабанов?

Смесь Чехова с Достоевским. Юмор очень тонкий, скрытый, как у Чехова, — его нужно почувствовать, разглядеть. И это большая проблема многих режиссёров, которые ставят Чехова и видят в нём что-то своё, а не самого Чехова. Так что Балабанов — это как бы такой Достоевский, но с чеховским юмором.

Хотели бы сыграть в первом «Брате»?

Он настолько гармоничен, что я даже не представляю, кого. Вместо Светки Письмиченко? — Да никогда, хотя нас с ней и часто путают. Зная фильм, я была бы там лишняя. Но если бы этого фильма ещё не было — конечно, снялась бы! И в первом, и во втором, и в третьем, и в чётвертом, но только у Лёши Балабанова.

В чём главная разница между первым и вторым «Братом»?

Они кардинально отличаются. Первый — стихотворение жизни, даже сама жизнь, наполненная правдой. Там не было преувеличений. А «Брат-2» — это сказка о том, как Иван-Царевич пошёл справедливости искать. Он гротесковый и с невероятным юмором.

Лично мне во втором «Брате» очень не хватает Петербурга. Некоторые даже считают, что в первой части дилогии главный герой — это не Данила, а сам город, Петербург.

Конечно. Но мне Петербурга хватило и в первом. Герой идёт дальше: едет в Москву, а в конечном итоге и завоёвывает мир. Балабанов бесконечно любил Петербург... Кстати, в Москве съёмки порой было значительно сложнее устроить, чем в Америке. В Штатах мы вообще иногда шкодили и снимали без разрешения.

Есть расхожее выражение «Петербург Достоевского», а как бы вы определили «Петербург Балабанова»?

Наверное, то же самое, что Петербург Достоевского (смеётся). Он умел снять тот самый Петербург Достоевского именно в том понимании — во всяком случае, в «Про уродов и людей» он такой.

За четырнадцать лет до реального присоединения Крыма герой Сухорукова кричит «Вы нам ещё за Севастополь ответите!» Какие прогнозы из «Брата-2» сбылись? А какие ещё сбудутся?

Например, то, о чём говорит Мэрилин — «мне кажется, что в них сила, в них есть что-то дикое и животное». И это всё случилось с чёрными (имеются в виду беспорядки в США, организованные движением Black Lives Matter — прим.автора). Белые это знают и боятся. Всё, что там сейчас происходит, — всё сбылось. И ещё лысая проститутка говорит «восемь лет — это много». Сейчас как раз восемь лет войне на Донбассе, и точка должна быть поставлена. Я очень жду этих магических слов «Мальчик, водочки принеси, мы домой». Говорю это не только про Донбасс, а вообще про русские земли: русская Одесса, русский Киев, русская Полтава — это наши города, наша русская земля.

Мария Милютина — тусовщица Кэт («Брат»)

«Плеер такой реальный, а одет как обсос» — в вашей роли все реплики были по сценарию или там есть и ваши находки?

Если мне не изменяет память, весь текст был написан Алексеем Балабановым, он единственный сценарист. Даже был принципиальный момент: сохранить ту лексику, те диалоги. Где-то он это слышал, фиксировал интересные речевые обороты — всё собиралось из документальных обрывочков. У него был чуткий речевой слух, он любил филологию... Моя задача была только не перепутать слова местами.

Как вы относитесь к тому, что сначала Кэт вообще не было в сценарии? Балабанов говорил, зачем она появилась?

Отношусь к этому спокойно, художник всегда имеет право додумать. В процессе какого-то переосмысления она вдруг возникла — и это большой подарок судьбы для меня. Думаю, она стала нужна для расширения главного героя: его характера, человеческих качеств. Кэт помогает раскрыть Данилу в этих пяти сценах. Если бы их не было, он был бы очень однозначным, прямолинейным, чего в жизни не бывает. В сценах со мной мы видим человека, а так был бы просто робот, который по плану ходит от одного задания к другому. Как я для себя понимаю, к вагоновожатой Свете у героя сильные мужские чувства, а к малоблагополучной девочке Кэт — скорее дружеские. Кажется, он и не претендовал бы на секс, если бы она сама не предложила. Скорее был настроен на волну музыки и молодёжной культуры.

Это правда, что косуху для роли вам дала Настя Полева?

Я читала об этом в Интернете уже гораздо позже. Может быть, эту косуху Настя Полева дала Наде Васильевой (костюмер фильма и жена Балабанова — прим.автора.), а я её получила уже из рук Надежды. Не знаю, правда ли это, но если так, мне дико приятно.
До «Брата» вы играли Соню Мармеладову. Как удалось переключиться от серьёзного образа к девочке-тусовщице?

«Преступления и наказания» не было в репертуаре нашей мастерской, над ним не работали как над выпускным спектаклем. Это был мой отрывок на поступление. Хотя и большой, его ставил режиссёр Александр Синотов. А вообще, я же драматическая актриса, пусть и с элементами эксцентрики — мне нравятся роли с трагедийным контекстом. Правда, к «Брату» я ещё не понимала специфику кино, у меня был только небольшой опыт съёмок в фильме «Пьющие кровь».

Балабанов видел «Пьющих кровь»? Может, вы оттуда ему и запомнились?

Да, он видел этот фильм. Правда, не знаю, запомнил ли он там меня. Но мои фотопробы на княжну Митич к «Пьющим кровь» были в картотеке «Ленфильма», где Алексей меня и нашёл. Германовская школа — даже в эпизоды он искал себе драматических артистов.

При этом у Сергея Бодрова актёрского образования не было.

Может, в театре такое невозможно — играть без актёрской профессии. В Питере так не принято. А в кино оказалось возможно! Это такой коммуникативный приём: в Сергее не было никакой художественной надстройки, в кадре он был самим собой. Всё равно что пригласить на главную роль породистого дога. Уже здесь был эксперимент — документалистика, не игра. При этом цепочка действий героя была совсем не для Сергея: он не из криминальной среды, он был очень образованный, любил искусство.

Вы с ним общались за кадром?

Если только очень коротко. Сергей был человек созерцательного плана: выходя из кадра, ему надо было о чём-то подумать. Так что все наши диалоги было небольшими — мы не забалтывались. И мне кажется, это оказалось полезно для фильма.

А в реальной жизни, выходит, вы скорее Данила, чем Кэт — переехали в Москву. По Петербургу не скучаете?

Это прикольно, не думала об этом. Но сейчас у меня так развернулась жизнь, что я отдрейфовала в сторону Питера. Как началась пандемия, я собрала все свои вещи из Москвы и переехала в Питер. Живу на Литейном, во дворе за моим окном фантастически красивый брейгелевский пейзаж.
Мне показалось, или вы сейчас стали моей коллегой, то есть тоже занимаетесь журналистикой? Смотрел вашу беседу с хирургом Ростиславом Павловым.

Это просто беседа, разговор. Кстати, я бы, наверное, могла быть журналистом, но мне почему-то не пришло в голову пойти учиться журналистике. А пока у меня идея сделать на своём ютюб-канале серию бесед с интересными людьми. Прежде всего, с питерскими, потому что я сейчас нахожусь здесь и вижу много интересных, потрясающих людей. Вот, например, онколог Ростислав Павлов, который меня совершенно потряс. В Питере онкологи будущего, это целая школа. Другой вопрос, что с технологиями засада — все работают только на импортной «расходке», импортных лекарствах.

Вы родились в Якутии, а как давно там жили ваши предки?

Туда сослали семью моей бабушки в 1938 году, на золотодобычу. Моих родных репрессировали, и они прошли этот колоссальный этап, где практически вся семья погибла — прадед умер от пневмонии, из его шестнадцати детей умерли четырнадцать. Остались только бабушка, её сестра и мама. И моя бабулечка работала в шахте, на лесоповале — легче стало только после смерти Сталина. А реабилитацию дали уже в 1990-е, с извинениями от страны, медалью и букетом.

Когда-то актёрской профессии вас учили артистки, которые в своё время приехали в Якутию и преподавали детям. А вы сейчас ездите на родину? Даёте там мастер-классы для ребят?

До пандемии я была на юбилее этого детского театра — ТЮЗа в Алдане. Это удивительный анклав праздника для детей — там вообще не так-то много мест, куда может пойти ребёнок и где будут созданы условия для занятий. Я была счастлива увидеть, что детскому театру наконец-то отдали здание кинотеатра, потому что когда мы там занимались, это происходило в подвале районного ДК. Представляете? Узенькая лестничка вела в крошечное помещение без окон, где пахло влажностью от труб, нас часто заливало...

А откуда у Балабанова была такая любовь к Якутии? И незаконченный фильм «Река», и «Кочегар»...

Мы с ним разговаривали про Якутию, поскольку я оттуда. Ещё на первой встрече с ним разговор был о моей школе, о переезде сюда. Подумала тогда: какие-то странные пробы, ничего не понимаю. А ему этого оказалось достаточно. Но вряд ли это я на Алексея повлияла — там наверняка сыграли роль другие факторы. Хотя мои рассказы про Север действительно могли записаться на подкорку.

Ирина Ракшина — Зинка из коммуналки («Брат»)

Как бы вы сформулировали, «Брат» — это фильм про что?

Спустя столько лет я понимаю, что Балабанов заглянул в будущее и многое как Ванга предсказал. Когда Сухоруков кричит про Крым — у меня мурашки по коже. А вообще, это фильмы про то, чего у нас сейчас в России нет: нет правды, нет боли за людей... Фильм про ложь вокруг — коррупция, враньё. Вот про это.

Говорят, все великие режиссёры тяжелы в общении и особенно в работе. Скажем, Кубрик на съёмках «Сияния» заставлял актёров играть по 50-70 дублей. Балабанов тоже вас так мучал?

Ну нет, у нас до такого не доходило. Но бывало тяжело: уже на съёмках «Морфия» он очень кричал, когда моя героиня, кухарка Аксинья, не так перекрестилась. «Не так, не так ты это делаешь! У тебя это всё формально!» — говорил он. Спрашивал, хожу ли сама в церковь... Добивался верных, от нутра идущих движений. Фальшь бы он просто не пропустил ни в коем случае, ни в чём. Или в «Грузе-200», где я играла алкоголичку — уже и грим был, вдруг Балабанов кричит: «Стоп! Вашу мать, где гримёр?! Я, конечно, понимаю, что ты следишь за своими зубами...» И он при мне отчитал гримёров, что зубы мне не замазали чёрным лаком.

Вы работали с Балабановым и в 1990-е, и спустя десять лет. Насколько он изменился за это время и как?

Конечно, он менялся... Очень на него повлияла гибель актрисы в автокатастрофе во время съёмок фильма «Река». Потом эта трагедия с Сергеем — он готов был сам умереть вместо него и говорил «Я виноват, что послал его туда, выбрал съёмочную площадку в горах». У меня было ощущение, что всё его сердце, вся душа были порезаны кровавыми ранами от того, что ему пришлось пережить. Врагу не пожелаешь. Вся его жизнь была — боль, вечная борьба, несогласие.
Фильм «Брат» — такая черта под девяностыми. Я был ребёнком, но помню, как закрылся журнал «Цемент», в котором работал папа. Работы не было, и он мыл полы в какой-то конторе, чтобы прокормить семью. А какими были ваши девяностые?

Мы тоже прошли голод, карточки, талоны, нечего было есть. У нас родился ребёнок — а детского питания нет, молоко у меня кончилось, памперсов нет, в съёмной квартире холодрыга жуткая! Нас тогда кормил наш французский бульдог — он был клубный, и на него полагалось питание. Подхожу, а очередь стоит с третьего этажа вниз. Лестница, тусклая лампочка, стою жду. И мне вручают двух молочных поросят, задушенных свиньёй. В огромной кастрюле мы варили холодец-дрожалку с кусочками мяса — его мы съедали, а хрящики отдавали собаке... Ещё меняла талоны на водку — на масло и крупу. А когда Юра (Гальцев — прим. автора) поехал на гастроли в Германию и привёз банку сухой детской смеси, это было счастье.

Бюджет «Брата» составил всего 10 тыс. долларов. Средств на костюмы не было, многие снимались в своём. Вы тоже?

Мне дали дермантиновый плащик и берет. Остальное да, моё было.

Какой случай на съёмочной площадке вы не забудете никогда?

Снимали сцену в склепе-беседке на Смоленском кладбище. Прихожу — все сидят у костра. Кроме Бодрова, все остальные были реальные бездомные, не актёры. Сначала репетируем с водой «в роли» водки — я играла даму пьющую и пила залпом. А только включилась камера, Лёша незаметно налил настоящую водку... Решил меня проверить. Я так закашлялась с непривычки, слёзы из глаз! Все вокруг ржут, пришлось делать другой дубль.

У каждого режиссёра есть с десяток актёров, с которыми он работает снова и снова. Вы относите себя к «пулу Балабанова»?

Ну наверное, если бы я не была в его ви́дении мира, у нас бы и первой встречи не было. Потом он звал меня без кинопроб, а на «Брата» я уже и не помню, были ли пробы... Кажется, только фотографии: Надя (Надежда Васильева, костюмер и жена Балабанова —прим.автора) нас одевала — и делались снимки.

Понятно, что второго Бодрова никогда не будет. Но возможно ли появление новых народных героев уже в наше время?

Нет. Общая ситуация в стране такая, что даже если он и появится, то ровно на две минуты. Потому что потом он сядет далеко и надолго.
Фотографии Дарьи Юргенс и Ирины Ракшиной Арины Горшениной

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Дмитрий Витушкин
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?