«Табу на самоубийство уже снято»

ЛЮДИ
Помогут ли запреты японских мультфильмов решить проблемы подростковых суицидов?
Как бы нелепо это ни звучало, но всю неделю в Санкт-Петербурге бурно обсуждали «запрет аниме».
В соцсетях не перестают плодить многочисленные мемы, а в некоторых интернет-изданиях даже начали появляться полуюмористические материалы с названиями вроде «10 аниме, которые стоит посмотреть, пока их не запретили». Однако несмотря на внешний абсурд происходящего, подоплёка более чем серьёзная. А именно — профилактика детских суицидов. Так, даже детский омбудсмен Анна Митянина поддержала судебный запрет аниме «Тетрадь смерти» под предлогом того, что он подталкивает несовершеннолетних к самоубийству.
аниме «Тетрадь смерти»
Для начала восстановим ход событий и сразу же развеем мифы об этом деле. Разбирательства начались ещё в прошлом году: 18 декабря прокуратура Санкт-Петербурга подала иски в Колпинский районный суд с требованием о запрете в России ряда аниме-сериалов. Причём не самых неизвестных: больше всего петербургские отаку (отаку — термин, употребляющийся по отношению к фанатам аниме и манги) стали беспокоиться за аниме «Тетрадь Смерти», популярнейшего представителя этого жанра. Также рассматривали запрет аниме «Токийский террор», сюжет которого крутится вокруг теракта, и очень популярного аниме-ужастик «Эльфийская песнь».
аниме «Эльфийская песнь»
Сразу нужно сказать, что сначала речи о пропаганде самоубийств среди детей вообще не шло. «Жестокость, убийства, насилие» — так пресс-служба судов города передала претензию прокуратуры к японской анимации. А затем, когда время суда над аниме настало, появились и более конкретные доводы разных специалистов, почему доступ к просмотру японских мультфильмов необходимо ограничить. Так, заведующий кафедрой педагогики семьи Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования Олег Эрлих заключил:
Здесь за счет ярких образных воздействий на психику ребенка формируется разрушительный потенциал, потому что здесь демонстрируются акты агрессии. Агрессия вовне легко перейдет в агрессию в отношении себя. Плюс фактически нивелируется инстинкт самосохранения. <…> Фактически мы видим, что такими фильмами зарождается деструктивное начало, а у нас подростки в среднем в России завершают жизнь самоубийством порядка двух тысяч. В том числе за счет таких фильмов, может быть, такой большой рост цифры.
И, видимо, с лёгкой руки Эрлиха (или, может быть, не только его) тема запрета японских мультфильмов перекочевала в тему, совершенно не располагающую к тому, чтобы делать смешные коллажи или составлять весёлые подборки. Статистика по детским самоубийствам в Петербурге совершенно неутешительная: как сообщила детский омбудсмен Митянина, в 2019 году с собой покончили 3 несовершеннолетних, а за 9 месяцев 2020-го — уже 10 человек. Вероятно, поэтому Митянина говорила и о новом запрете совершенно серьёзно:
Лучше запретить сейчас противоправный контент [аниме — прим. Д.Т.], который уже провоцировал суицидальные сюжеты. Поэтому я горячо приветствую иск прокуратуры в Колпинский районный суд с тем, чтобы стало всеобщим достоянием, что дети используют противоправный контент, противоречащий закону и угрожающий их жизни.
При этом прокуратура всячески подчёркивает, что запретила вовсе не сами сериалы. Она лишь ограничила доступ к нескольким сайтам, где можно было беспрепятственно их посмотреть, и запретила распространение в их пределах. Остальные же платформы, с соответствующей возрастной маркировкой, решение Колпинского суда затронуть не может.

Но насколько эффективны такие меры? Разве такую серьёзную проблему, как увеличение детских и подростковых суицидов, могут решить точечные запреты? Да и могут ли в принципе запреты «всего, от чего веет пропагандой» решить хоть что-то? На этот и ещё несколько вопросов Skameika. press попросила ответить Леонида Армера — психоаналитика, координатора «Молодежной службы безопасности», проекта, направленного на помощь детям и подросткам в безвыходных ситуациях: в частности, на помощь во время суицидальных состояний.
Способны ли вообще формальные запреты исправить ситуацию в обществе, где растёт количество детских суицидов?

Это «общий вопрос», который требует конкретизации в каждом случае, поэтому я постараюсь среагировать именно на частности. Для начала: что мы хотим запрещать? Предположим, конкретные указания методов и способов суицида, рекламу суицидального поведения и психических отклонений, их явную романтизацию. Такие запреты вполне могут снизить случаи реальных суицидов, потому что прямые инструкции «Как убить себя?» или призывы «Убей себя!» должны как можно меньше присутствовать в информационном пространстве.

Другое дело, подобная минимизация представляется иной раз достаточно трудной с технической точки зрения: Интернет сейчас доступен практически каждому. Саму тему суицида, во многом «выпущенную в массы» через СМИ в 2016 го-2017 гг., уже не убрать обратно: в памяти остались так называемые «группы смерти», про которые именно в это время писали расследования и обсуждали на телевидении (Статья Галины Мурсалиевой «Группы смерти (18+)» была опубликована опубликованная 16 мая 2016 года — прим. Д.Т.).

Тогда произошло своеобразное «снятие табу» с темы суицида в молодежной среде: с учётом большого числа факторов нашей нелёгкой жизни суицид стал просто «одним из допустимых выходов из ситуации» для значительного числа молодёжи. Произошло это неслучайно: в России нет массового обучения для детей и подростков, как преодолевать возникающие жизненные трудности. Из-за этого суицид видится подросткам одинаково возможным в совершенно разных ситуациях по степени травматизации, как психологической, так и физической: и при ссоре с друзьями, и при конфликте с родителями, и при плохой оценке, и при изнасиловании.

Тогда, может быть, тот конкретный контент, предлагаемый прокуратурой Петербурга, способен стать причиной суицида? Например, в аниме «Тетрадь смерти» действительно не один раз подробно описываются конкретные методы самоубийств, а «Эльфийская песнь» — и правда довольно жестокий мультфильм.

Что касается конкретной ситуации с запретом аниме, то мультфильм или же фильм не может напрямую заставить человека (и ребёнка в том числе) совершить суицид. Потому что вряд ли существует мультфильм, где бы конкретно пропагандировались суицидальные действия и где герои «радостно» предлагают совершить самоубийство зрителям. Аниме, предложенные прокуратурой к запрету, по степени пропаганды нельзя сравнить даже с песней «Прыгай вниз» Олеси Троянской. Её, кстати, тоже вносили в реестр запрещённых ссылок. Процитирую: «Прыгай вниз, прыгай вниз, не бойся, твоя жизнь — сплошная ложь // Прыгай вниз и ни о чём не беспокойся, всё равно когда-нибудь умрёшь».

Но мы опять же сталкиваемся с понятием интерпретации информации, и это проблема. Во-первых, интерпретация очень различается в зависимости от возраста; во-вторых, она опирается на полученный до просмотра мультфильма багаж жизненных знаний, навыков и реакций. В этом и есть смысл возрастной маркировки литературы или видео-продукции: мозг людей разного возраста по-разному воспринимает, перерабатывает и оценивает информацию. Что получится «на выходе» зависит от многих факторов, а не только напрямую от содержимого книги, песни или фильма.

Получается, всё что можно сделать — сделать рекомендательные маркировки по возрасту?

Проблема ещё и в том, что с учетом существования Интернета смысл возрастной маркировки вообще практически теряется. А придумать этой практике замену, наверное, в принципе невозможно. Конечно, в теории это можно сделать возможным, если контроль сети будет осуществляться системой искусственного интеллекта на крупных серверах, которая будет контролировать загружаемый контент. Так, например, происходит в Facebook и ряде иных ресурсов, но их контроль направлен больше на противодействие сексуальным преступлениям против несовершеннолетних. Например, при попытке загрузить порно-контент с участием несовершеннолетних. Если система распознаёт такой файл, то в течение нескольких минут он уничтожается, а аккаунт загрузившего — блокируется. Аналогично некоторые системы, определяя что видеотрансляцию начинает вести ребенок, тут же блокирует такую трансляцию. Однако, если люди согласны существовать в такой контролирующей системе, то они будут вынуждены делать поправку на состояние информационного пространства. Сейчас определённо существует «заточка на суицид» после долгих лет раскрутки этой темы. Если бы её не было, мы бы выстраивали ассоциативные цепочки совсем по-иному.
аниме «Токийский террор»
Что ж… Выходит, сколько бы люди не запрещали друг другу смотреть аниме, слушать песни и читать книги, сложно сказать, что они приближаются к решению проблемы, которую хотят решить. Тема детских суицидов вновь актуализировалась, но, кажется, что запрет аниме мало чем может помочь хотя бы кому-нибудь: подросткам, переживающим в данный момент суицидальные состояния; исследователям, пытающимся понять, в чём истинные причины детских суицидов; общественным активистам, пытающимся их предотвратить.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Дина Тороева
Автор

Понравился материал?