город

Дед Мороз с антителами и Снегурочка-бессимптомница

Event-индустрия и ковид или как устроить себе праздник несмотря ни на что
Вокруг все закрыто (после 19.00), корпоратива не будет, новое платье совсем некуда надеть. А ребенок, между тем, требует праздника. Дочь всю последнюю неделю репетировала стихотворение про зиму, мы все, бабушка, дедушка и даже кот, хотим, чтобы уже наконец-то случился бенефис, потому как уже не можем слышать, как:

«Зимним холодом пахнуло
На поля и на леса.
Ярким пурпуром зажглися
Пред закатом небеса.
Ночью буря бушевала,
А с рассветом на село,
На пруды, на сад пустынный
Первым снегом понесло"
При всем уважении к Бунину, когда «буря бушует» утром и перед сном, хочется только одного, одобрительного возгласа главного зрителя — Деда Мороза — только в этом случае дочь получит подарок, и до следующего года можно жить спокойно. И вот незадача: как ты пятилетнему ребенку объяснишь, что в городе введены ограничения и нужно минимизировать социальные контакты? И что волшебный дед тоже попадает под «ковидные санкции». Начинаю изучать Интернет. И тут натыкаюсь на объявление, которое вызывает и смех, и слезы одновременно. Заголовок, на мой взгляд, лучший пиар-ход в это непростое время: «Дед Мороз с антителами приедет поздравить ребенка за 3500 рублей, а родителям покажет справку, что у него действительно отрицательный тест на Ковид-19». Звоню — на том конце провода приятный мужской голос. Алексей, так зовут главного новогоднего волшебника, подтверждает, что переболел и абсолютно безопасен для общества.

— Как вам пришла эта мысль в голову? Подать такое объявление?
Я переболел, и поэтому решил указать эту информацию в объявлении, потому как это важно сейчас. Я сдал тест на антитела, в норме должна быть цифра «12», а у меня 82 каких-то единиц, я в этом не разбираюсь, но мне сказали, что это очень хорошо, это значит у меня иммунитет в пятикратном размере.
Алексей даже сдал плазму крови для тех, кому сейчас нужна помощь. Вместе с ним в паре работает Вероника. «Снегурочка-бессимптомница» — так ее представляет сам Дед Мороз. Именно поэтому, когда они приходят к детям, то маски не надевают, хотя были случаи, как говорит Алексей, когда просили прикрыть бороду, но это редко. Обычно справки достаточно. Актер возит ее с собой, по желанию клиента может ее прислать в электронном виде. Музыка у актеров своя, песенки ставят на айфоне, за 40 минут, столько обычно длится общение с ребенком, успевают и фокусы показать и хоровод поводить. До Нового года у этой пары все расписано, утренников не будет, спектакли тоже отменились, поэтому остается только «дедоморозить», благо есть такое конкурентное преимущество в виде справки из лаборатории.

Почти сухой закон

Наша страна неоднократно пыталась отказаться от алкоголя. С водкой боролись и в царской России, и во время знаменитой горбачевской Перестройки. 17 мая 1985 года во всех центральных изданиях страны, по телевидению и радио было объявлено постановление ЦК «о мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения» — сухой закон. Говорят, были очевидные плюсы в таком тотальном запрете. С 85-ого по 86-й годы в стране на 1,5 миллиона детей стало больше, чем в предыдущие годы. А на Новый год все пили чай, и женщины наконец-то увидели своих мужей трезвыми. Но, честно говоря, больше верится в другое. Именно во время сухого закона расцветает подпольное производство алкоголя. Все знают у какой бабушки можно купить самогон, это в лучшем случае, а в худшем — пьют «бормотуху» и даже лак. Спекулянты зарабатывают 33 млрд рублей на безлицензионной продаже. Одним словом, в связи с запретом только усугубилась ситуация.

Сегодня алкоголь в открытом доступе, и, если есть 18 лет, его даже можно купить. Только употреблять его придется в ближайшее время дома. Все новогодние праздники в Петербурге не будут работать бары и рестораны. Культурно и атмосферно провести вечер не получится. Все на кухню к себе домой. Но! Вспоминаем опыт прошлых лет. Вряд ли тогда закон нарушали, а спустя 30 лет люди ведут себя хорошо. Конечно нет, многие бары и рестораны продолжают работать. У них есть специальные люди, которые выходят на улицу и дежурят посменно, чтобы предупредить владельцев заведения о надвигающейся проверке. Теперь бармены, официанты и гости заведений — соучастники. И это, конечно, новый поворот в жизни ночного города.

Есть что-то в этом. Когда офисный клерк, отмечая свой подпольный корпоратив, щекочет себе нервы, и жизнь его уже не такая скучная с этого момента. Ведущий мероприятий Артем Клюкин говорит, что работа в городе есть, потому как для нашего человека хорошо отметить Новый год важнее, чем опасность заразиться. И он в этом убеждается каждые выходные.

Артем Клюкин

ведущий мероприятий

Для Роспотребнадзора это целая история нанимать ОМОН и все прочее, поэтому обычно они ходят с проверками только по центру, а все что за Думской — как работали, так и работают. Одним словом, у кого прямые витрины — тем сложно, полуподвальным — проще. Всем нужно платить аренды, а арендаторы не идут на встречу, и каждый месяц им нужно платить. Все выкручиваются как могут. Но самое главное — одна новогодняя ночь дает возможность оплатить аренду на три месяца вперед. Народ все так же отдыхает, и я вижу это. Обычно центральный вход закрыт, но все знают потайные двери. Сейчас в соцсетях распространяют адреса баров, в которых пройдут новогодние корпоративы. До последнего момента не известна точная дата и место — его называют за час до события. Проверяющие соцсети не мониторят, а поэтому праздник состоится.
Сегодня найти ведущего на мероприятие можно без проблем. Сайт Profi.ru предлагает в Петербурге на выбор 694 артиста. Средняя стоимость услуг тамады, я, правда, думала, что такого понятия уже нет в природе, начинается от 10 тысяч рублей. Свадебные регистраторы возьмут от 5 тысяч до 10 тысяч за выезд и, наконец, самые дорогие — это аниматоры. Они готовы будут вас развлекать, начиная с 1700 рублей, «потолок» — 170 000 тысяч рублей. Внимание: 180 000 будет стоить онлайн программа. Вот оно — «ковидное» настоящее. Правда, по словам Артема Клюкина, онлайн затея не приживется, эмоцию через экран передать сложно. Но и для того, чтобы на следующий день «троллить» условную Зинаиду Михайловну из бухгалтерии нужно быть свидетелем ее грехопадения. По Скайпу или Зуму это вряд ли получится.

Голодные музыканты

Вот кому сегодня приходится совсем туго — это музыкантам. Причем это касается всех, кто владеет нотной грамотой. От гитариста в группе с мировым именем, до играющего каверы на днях рождениях и свадьбах. В Петербурге и Москве их остается все меньше, потому как многие были иногородними и сейчас, когда они лишились работы, были вынуждены уехать к себе домой. Илья Лихтер руководит группой уже больше 6 лет, музыканты хорошо зарекомендовали себя, на Новый год у них всегда была работа, сейчас приходится использовать подушку безопасности в виде накопленных средств за долгие годы — иначе никак.

Илья Лихтер

руководитель музыкальной группы True Band

Деятельность наша была парализована практически с конца марта. У всех судьба сейчас складывается по-разному. У нашего коллектива есть запас прочности, но я знаю, музыкантов, которые продают свои инструменты, чтобы просто прокормить семью. Все нам пророчат онлайн, но я в него не верю. Мы играем на живых инструментах — и в них вся суть, общение с залом, конечно. Большинство из нас надеются на то, что все вернется в привычное русло. А сейчас от нас отказываются, и количество мероприятий сводится к нулю. Рынок упал на 80−90 процентов. Мы это время рассматриваем как возможность улучшить нашу программу привнести что-то новое.
Подобная ситуация в стране была в 2014 году, правил балом не вирус тогда, а кризис. Доходы у ивент-идустрии упали почти в два раза. Ситуацию сегодняшнюю осложняет неизвестность. Тотальное непонимание — чего ожидать? Слабая надежда есть на весну у всех, кто нас развлекает. Но вселенская печаль поглощает все больше и больше, и Новый год — это такой триггер, в данной ситуации, спусковой крючок, который запустит новое поведение у всех участников этого украденного праздника. И мы все, так или иначе, станем другими.

Михаил Соболев

психолог

Самая большая проблема сегодня заключается в том, что из-за всей этой пандемии люди не могут играть свои привычные роли. Когда из-за того, что многие находятся «на удаленке», они не могут совершать привычные ритуалы — наряжаться, а значит кому-то нравиться, не могут совершать поездки, а потом возвращаться домой и говорить своим домашним: «Как я устал, несите мне чай». Пандемия сняла эту роль, человека будто раздели, и ему неуютно.
И празднование Нового года — тоже ритуал, к которому нас приучали наши родители, а их звали наряжать елку их родители. И оставшись без этого праздника, что-то безусловно ломается в системе, в которой все взаимосвязано. Те, кто развлекаются, и те, кто развлекает, — сейчас в одинаково печальном положении. Но то, что останется неизменным — это, конечно, «Ирония судьбы» по Первому каналу. Самое страшное, что может случится — это если наши дети спустя 20 лет будут нас спрашивать: «А почему Лукашин летит в самолете без маски?» Если таких вопросов не возникнет, значит все будет хорошо.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Татьяна Медведева
Автор

Понравился материал?