Уличные часы Петербурга, которые расскажут не только о настоящем времени

ГОРОД
Обзор легендарных городских часов
Новый год для всей страны начинается с боя часов на Спасской башне Кремля – знаменитые куранты появились на ней более шестисот лет назад. В Петербурге тоже по сей день работают десятки старинных хронометров: они украшают арку Главного штаба и колокольню Петропавловки, здания Адмиралтейства и Эрмитажа. Даже василеостровский «Макдональдс» имеет свою башенку с часами! В век повсеместных гаджетов практического смысла уличные часы уже не несут, но горожане ценят их как исторический феномен, иногда даже реставрируя за свой счёт.

Свиньи, мрамор и масонство: странные факты о часах

Ещё в средневековье в разных европейских городах стали появляться первые уличные механические часы. Обычно их размещали на самом высоком доме – ратуше или колокольне. С появлением железных дорог точное время можно было узнать и на вокзалах. Эта ситуация сохранялась довольно долго: хотя карманные часы носили уже в XVII веке, делали их тогда из рук вон плохо. Например, пружины для механизмов изготавливали из свиной щетины – такие детали очень быстро деформировались, часы выходили из строя, и носили их больше ради статуса и красоты.

Оставалось рассчитывать на общедоступные башенные хронометры. Долгие столетия они оставались единственным способом узнать, который час. Делали их в ту пору на века – скажем, ближайшие к Петербургу часы такого типа появились на Часовой башне Выборга в 1660-ом году. А их конкретный механизм, работающий по сей день, не менялся со времён Николая I. Его хорошо можно рассмотреть в начале фильма «Земля Санникова», когда герой Олега Даля карабкается по башне на спор.
В Петербурге главные часы империи начали свою работу уже в 1704 году – на первом, тогда ещё деревянном здании Петропавловского собора. А в 1720-ом их сменил механизм на знакомой нам колокольне Трезини. Триста лет назад часы Петропавловки выглядели совсем не так, как сейчас: циферблат был размечен на 17 делений, а минутной стрелки вообще не было. Увы, хронометр петровских времён погиб в большом пожаре 1756 года. Минутная стрелка на его преемнике впервые появилась только в 1858 году.
В правление Екатерины II в российской столице была создана и серия весьма необычных для наших широт часов – солнечных. Они были установлены на гранитно-мраморных верстовых столбах, многие из которых сохранились по сей день. Во-первых, по линии нынешнего Московского проспекта (дорога на Царское Село), во-вторых – по Старо-Петергофскому проспекту (путь в Петергоф). Правда, солнце в Петербурге и летом-то нечастый гость, так что эти часы, скорее всего, уже тогда являлись больше украшением и масонским символом скоротечности времени, воплощением изречения «Memento mori».

От пожарных до Менделеева. Доминанты и доминанточки

К XIX столетию карманные (а также первые наручные) часы уже обладали высокой точностью. Они по-прежнему считались скорее предметом роскоши – были дорогими, как правило, ювелирными изделиями. Позволить себе собственный хронометр мог далеко не каждый петербуржец, поэтому актуальность городских общедоступных часов с каждым годом только возрастала. Именно на башни с часами посматривали спешащие на верфи матросы, идущие в свои лавки купцы и торопящиеся на службу чиновники.

Город постепенно разрастался, и часов на нескольких главных зданиях стало уже недостаточно. Хронометры стали размещать на башнях районной значимости, которыми в ту пору были пожарные каланчи. Петербург делился на административно-территориальные части – Коломенскую, Казанскую, Спасскую, – каждая из которых обозревалась с соответствующего строения. Не все здания съезжих частей дошли до наших дней (а часов на них сохранилось ещё меньше), но в деталях их можно рассмотреть на гравюрах того времени и старых фотографиях.

Яна Гусарова

историк пожарной охраны Петербурга

На рубеже XIX – XX веков все пожарные части столицы Российской империи были оборудованы часами фирмы «Фридрих Винтер». Аналогичные часы до сих пор идут на башне Адмиралтейства, Московского вокзала и Городской Думы. Сегодня винтеровские часы сохранились в четырёх старинных пожарных частях Петербурга. Три из них действующие: бывшая Рождественская, а ныне 7-я федеральная пожарно-спасательная часть, Нарвская и Спасская. А в здании Васильевской части находится крупнейший в России Музей пожарного дела. До сих пор точное время показывают только часы Нарвской и Рождественской пожарных частей.
Если сейчас прогуляться по Невскому от площади Восстания до Дворцовой, то за час променада можно насчитать немало исторических хронометров. В частности, часы Московского вокзала (1852), Городской Думы (1884), арки Главного Штаба (1905), Адмиралтейства (1869) и самого Зимнего дворца (1839). Многие из них пострадали в 1917 году – особенно досталось механизмам, которые играли государственный гимн «Боже, царя храни!». По часам стреляли восставшие. Некоторые из хронометров удалось отреставрировать только в постсоветский период.
Мало кто знает, что значительный вклад в часовой облик Петербурга внёс великий русский химик Дмитрий Менделеев. Именно по его инициативе появились часы в арке при входе на Дворцовую площадь – их тогда даже называли менделеевскими. Механизм на кронштейне стал первым электрическим хронометром в Северной столице. В последние годы империи он также выполнял функцию эталона времени – сигнал сюда поступал прямо из Главной палаты мер и весов на Московском проспекте, 19.
Кстати, те часы на башне выдающегося учёного также сохранились по сей день. Правда, увидеть хронометр менделеевской лаборатории непросто: квартал между Московским, 1-й Красноармейской, Фонтанкой и Державинским переулком включает в себя здания военного ведомства и вход посторонним туда закрыт. Тем не менее, если стоять слева от памятника Менделееву спиной к проспекту, чёрный циферблат увидеть можно. Особенность этих некогда самых точных часов Петербурга в том, что один из их циферблатов поделён не на 12, а сразу на 24 деления.

Про часовой стиль Петербурга и возвращение утраченного

Сегодня собственные наручные или телефонные часы есть практически у каждого петербуржца, и нет необходимости посмотреть на ближайшую башню, чтобы узнать точное время. И даже не верится, что ещё в 1990-е годы горожане жили как при Петре I. По крайней мере, башенные часы в городе тогда продолжали появляться. Наверное, последними из них стал овальный циферблат капромовской башенки «Макдональдса» на Васильевском острове, открывшегося в 1996 году.

Александр Семёнов

искусствовед

Изначально проект ресторана вообще не предусматривал часов – архитектор Владимир Жуков хотел сделать в башне окна и дополнительное помещение под небольшой банкетный зал. Но его финский соавтор Холсти Хейке разработал деревянную концепцию кровли, а российские нормы пожарной безопасности в этом случае запрещают помещения для посетителей на третьем этаже. И тогда главный инженер проекта Геннадий Алавидзе придумал заполнить пустое окно часами. Заказали их на петергофском заводе «Ракета», там логотип этот есть. На открытии часов ещё не было, они появились немного позже.
Несмотря на то, что в наше время острой нужды в уличных часах нет, жители Петербурга щепетильны в отношении старинных хронометров. Примером этому служит история часов на доме Веге – красивом особняке на углу Крюкова канала и проспекта Римского-Корсакова. Ещё несколько лет назад заржавевший циферблат на доме внушал тоску и уныние. Конечно, он не работал. Однако за дело взялись неравнодушные горожане.

Несколько петербуржцев, когда-то живших в Адмиралтейском районе, запустили краудфандинг и собрали необходимую сумму на ремонт – порядка 400 тыс. рублей. Деньги присылали со всей страны, а инициативные краеведы тем временем договаривались с чиновниками, монтажными организациями и местным ТСЖ. Состоятельные жители самого здания к идее остались равнодушны, но всё получилось и без них. В декабре 2015 года часы на доме с атлантами, наконец, заработали.
Так дом Веге обрёл своё потерянное было точное время. Но впереди ещё немало работы по восстановлению уличных хронометров Петербурга. Например, часы на башне съезжего дома Коломенской части на площади Репина не просто остановились – они вообще исчезли с полвека назад, а их место на фасаде просто заложено кирпичом! Это особенно досадно, поскольку краснокирпичное здание с каланчой в виде флорентийского палаццо само по себе очень красиво и, безусловно, достойно качественной реставрации.
Утилитарного значения у башенных часов в современном мире в общем-то нет, но разве можем мы представить Лондон без Биг-Бена или Москву без кремлёвских курантов? Вот и хронометры Мраморного дворца, Думской башни или Дома городских учреждений давно стали важными символами Петербурга. Поэтому и важно, чтобы они работали из века в век – как символ преемственности поколений и непрерывной городской истории. Да и что может быть романтичнее свидания, назначенного под часами?

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Дмитрий Витушкин
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?