Кофе, булочки и кино

ЛЮДИ
О бизнесе, которому не хватало творчества

С чем у вас ассоциируется слово «буше»? Возможно, кто-то вспомнит художника XVIII века с такой фамилией, другие переведут с французского и получат русское — глоток. Но уверен, что у большинства петербуржцев, перед глазами возникнет картинка с кофе и булочкой от сети пекарен в Петербурге и Москве.
Так до недавнего времени было и у меня. Пока не увидел видео про скамейку, которое перед Новым годом заполонило социальные сети и ворвалось в эфиры центральных каналов.
Сейчас разгадка уже найдена. Это был фрагмент сериала «Парадка», который снимает «Буше». В главной роли первого эпизода Лолита Милявская и, разумеется, та самая скамейка.
О бизнесе, творчестве, кино, философии и Петербурге поговорим с коммерческим директором сети «Буше» Романом Певзнером.

Это больше, чем бизнес

Роман, со скамейкой был запланированный перформанс? Или случайный свидетель снял?

Да, это была абсолютно заранее продуманная акция. Но мы не ожидали, что она так выстрелит. Честно могу сказать, что когда начали следить за реакцией сети и увидели 200 000 просмотров, то подумали: «Ура, получилось!». И только потом поняли, что мы сами недооценили потенциал этого ролика. Он и правда стал вирусным. Получилось хорошо, громко и смешно. Ведь мы выложили его на свой канал в TikTok, и он набрал всего 80 просмотров! А следом разместил мальчик шестнадцатилетний с тысячей подписчиков, и тут же видео набрало 3 миллиона. А всего у ролика по итогу набралось больше 100 миллионов просмотров на разных ресурсах.

Как родилась идея фильма? Многие начали задаваться вопросом: как связаны булочки и кино?

«Парадку» придумала Аня Музыченко — одна из ведущих актрис театра «Лицедеи», участница коллектива The Hatters и наша подруга. А вот чтобы ответить на вторую часть вопроса, нужно уйти в предысторию. Компания «Буше» сейчас — это больше чем бизнес. Просто в какой-то момент мы поняли, что мы отлично работаем по нашему основному направлению и начали думать: что бы могло быть еще? То, что будет интересно и людям, и команде. А еще как-то шире развивало пространство, в котором мы находимся. Нам придумалось, что «Буше» может быть местом для творчества, и мы начали искать знакомства в творческой среде. Среди художников, музыкантов, поэтов. Быстро начала формироваться тусовка, люди приходили и что-то делали. А мы это поощряли и пытались создать место, в котором не только удобно есть, но и жить, и творить.

И вот, примерно 6 лет назад, мы выпустили несколько билбордов и один видеоролик, для которого Артём Бровков, который Fuze Krec, написал стихотворение о «Буше». Не о еде, а о месте. И на наше удивление он выстрелил. В то время на YouTube было 600 тысяч просмотров. Вот тогда мы поняли, что у нас что-то получилось, что это то, что дает эмоциональный заряд и обратную связь. Это то, что заставляет улыбаться и верить в будущее. Поняли, что надо снимать про Петербург, где мы находимся. Ведь последние достойные фильмы про наш город были сняты в 2003 году — «Прогулка», «Питер FM».

Начались «пионерские проекты», которые мы делали практически без денег, на голом энтузиазме. Это PITER BY Буше и PITER BY Каста. Вот они перенесли «Буше» немного на другой уровень. Как для людей, которые к нам ходят, так и для креативного сообщества. Это очень важно потому, что в самом начале мы обращались в одно агентство с вопросом: «Как нам выразить наши идеи?». И ребята с нас запросили миллион рублей только за то, чтобы встретиться и поговорить. А мы хоть компания и большая, но зарабатываем не так много, и меня это эмоционально очень задело. Но после того, как сделали эти два проекта, агентство само вышло на связь, и мы с ними сделали проект, но уже совсем без денег.

«Вуди Аллен не любит Петербург»

Без денег это как? Как вы договаривались с актерами, операторами, режиссерами? Вы до сих пор так работаете?

Основной костяк без денег, за творчество, по большой дружбе. Но я слукавлю, конечно, что затрат вовсе нет. Суммы набегают, но это, в основном, — оплата рабочим, аренда оборудования. На первом фильме вообще все были альтруисты. Это сейчас у нас есть некое реноме. Актеры, люди, к которым мы обращаемся, знают, что мы делаем качественные вещи. Наши фильмы получают награды. А сначала было тяжело. Например, когда писали Константину Хабенскому. Уверен, что первые впечатления от нашего обращения были типа «какие-то чокнутые ребята, которые занимаются булочками и предлагают поучаствовать в каком-то кинопроекте». И когда пришли к Касте, на нас смотрели с большим недоверием. Только после первой новеллы Влада отпустило.

А с режиссерами что, съемочной бригадой?

Съемочная группа — это тоже наши друзья. А с режиссерами смешная история. Мы писали всем. Исходя из: «А почему бы и нет?» отправили письма даже Квентину Тарантино и Вуди Аллену. И самое прикольное, что агент Вуди Аллена ответил. Что-то типа, что Вуди не любит Петербург и, ребята, идите, гуляйте. Так все начиналось. Сейчас же у нас сложилась команда. Мы даже на заказ начали работать, как своя продакшн студия.

«Нельзя не говорить, если в груди резонирует»

Готовясь к интервью, наткнулся еще на один проект, который вы анонсировали, STALIN UNLIMITED. Что это будет и зачем вам Сталин?

С художественной точки зрения этим проектом я горжусь больше всего. Он очень важен по смыслам. История показывает, что очень опасно ностальгировать и жить прошлым. Особенно, когда это прошлое не очень понятное и далекое. Жить надо настоящим, а думать о будущем. Режиссер Юра Воробьёв придумал его, когда увидел результат какого-то опроса, который показал, что рейтинг популярности Сталина в России достиг исторического максимума за всю историю после развала СССР. И это как-то очень сильно срезонировало, потому что это и вправду странно. Диктатор, от действий которого погибло, по разным подсчетам, до 40 миллионов человек, становится героем. Вот и решились снять сатиру.

Сразу скажу, фигуры Сталина в фильме нет, есть история человека, который живет в наши дни. Он оказался в сложной ситуации: нет денег, преследуют коллекторы, не может найти работу. Единственное, что подворачивается, — это работа двойником на центральной площади города, и единственный, чью роль ему предлагают, — это двойник Иосифа Сталина. Вокруг этого происходит много смешных и грустных ситуаций. В главной роли мой друг Юра Музыченко, который оказался замечательным актером. Если сравнивать с актерами фильмов Гайдая и Рязанова, то думаю, что Юра — это воплощение Шурика в современном кино.

Мне кажется, тема со Сталиным сейчас немного токсична. Все ли поймут?

Тема токсичная, тема критичная. И мы, когда решали запускать проект, долго думали, что это странно, что мы тут про булочки, а тут кино с достаточно понятным и сильным посылом. А потом поняли, что мы люди, и у нас есть своя гражданская позиция, и нам не все равно. Странно не говорить о том, что у тебя в груди резонирует. Историю, конечно, надо помнить любую. Но она нужна только для того, чтобы извлекать какие -то уроки. Только для этого имеет смысл помнить.

«Творчество на 100 процентов»

Почти в каждом фильме так или иначе появляется «Буше» как пространство, как пекарня. Сразу возникает мысль о брендинговом контенте. Ваши фильмы — это способ рекламы или все же творчество?

Стопроцентное творчество. Я вообще очень категорично отношусь к рекламе. Мы, в принципе, ей не занимаемся. Есть штука, которая для меня в одни момент разложилась. В юношестве зачитывался Экзюпери и наткнулся на цитату о разнице гордости и тщеславия. Не помню как точно, но мысль в том, что тщеславие — это когда ты что-то делаешь и говоришь об этом: «Чуваки, смотрите!» И тобой все восхищаются. А гордость — это когда ты что-то делаешь, этим пользуются люди и тебе признательны. Для нас гораздо ближе второй момент. И мы не рассказываем про себя.

Нас минимум в наших фильмах. В «Парадке», только во второй серии, но там по смыслу героиня бариста. Это напрашивалось само собой. В «Сталине» совсем нет «Буше». Мы не рекламируем, но люди знают, что мы это делаем. И они через это испытывают лояльность к бренду. Таким образом это работает. Здесь же нет прямой связи. Мы сняли «Парадку», а человек пошел и купил вензель. Для этого нужно было снять сериал про вензель.

А что не так с обычной агрессивной рекламой? Лучшие булочки в «Буше», например?

Не верю в маркетинг и классическую рекламу вообще. По мне, не надо рассказывать какой ты классный, лучше сделать классное. И если это получится хорошо, то обязательно будет иметь отклик. Простой пример приведу. Ты владелец магазина «24 часа» во дворе и у тебя есть 100 тысяч рублей, за которые ты можешь повесить билборд перед домом, и он будет зазывать. А можешь возле магазина разбить клумбу, посадить цветник и поставить несколько скамеек. На мой взгляд второй путь правильней, и я верю, что он будет работать. Мне кажется, что очень круто, когда ты делаешь, то, что развивает пространство вокруг тебя. И это основа отношений, которые гораздо больше, чем «2 курицы за 50» или «3 за 50 рублей». Нет эмоциональной связи, кроме выгоды. А когда есть отношения — то это по-настоящему. Но опять же, это не стоит в основе того, что мы делаем.

Петербург – город возможностей

Если не реклама, не брендированный контент, то зачем вам это все? Для кого ваше кино, для какой аудитории?

Исключительно творческий порыв. Это результат внутреннего огня и желание самовыражаться, улучшать и показывать то пространство, в котором мы находимся. Наше кино для всех, кто способен видеть. Бешусь порой, потому как считаю, что деление людей на категории — это абсолютно неверно. Если ты делаешь что-то хорошее и искреннее, то это должно быть для всех. Я не говорю про какие-то нишевые продукты сейчас. Это из серии — есть могут все, еда для всех. Проект «Буше» для всех и кино для всех. Та же «Парадка» — это добрый и простой сериал на фоне того ужаса, который творился у нас в 2020 году. Хотелось простых и искренних историй, без какой-то глубины и подтекста. Есть любовь, дружба, отношения между людьми, и никакие карантины это не отменят.

Про пространство. Какой город в ваши фильмах, каким вы его стремитесь показать?

Петербург, который мы показываем, — это город возможностей. Это город, в котором чувствуется развитие, город, в котором есть драйв, энергия и что-то такое, что движет пространство вперед. Есть города, например, Рим, я его очень люблю, но когда идешь по улицам, то понимаешь, что здесь только энергия прошлого. Качает только то, что было создано очень давно. А есть Нью-Йорк, Гонконг, Дубай, которые не любят за отсутствие энергии прошлого, но там есть энергия настоящего. И там все динамично меняется, жизнь вокруг кипит. Мне хочется, чтобы Петербург был городом с динамикой и изменениями к лучшему. Чтобы мы не находились в ситуации паузы.

Кстати, о самом наболевшем. Коронавирус, пандемия, ограничения. Как это все повлияло на ваш бизнес и затронуло ли творческий процесс?

Очень сложно было первые месяцы. Мы все были в шоковом состоянии и с паническими ощущениями. Но постепенно, разобрались. Ни одно заведение не закрылось, ни один сотрудник нами не был уволен. Мы трансформировались и начали искать, придумывать и воплощать новые идеи. За 2020 год, с точки зрения новых бизнесов, мы сделали гораздо больше, чем за предыдущие года три, четыре. Это такие вещи, которые при нормальной жизни мы бы делали на протяжении нескольких лет. Готовились, тестировали. У нас есть сила, которая является и нашей слабостью, мы — перфекционисты и стараемся в совершенном виде все запускать. А в этом году не было такой возможности. Пришлось все делать быстро и на уровне. Это и доставка, которой никогда не было, и подписка на завтраки и обеды, и большое количество коллабораций с коллегами из индустрии, новые линейки продуктов. Но при этом сейчас мы почти не зарабатываем. Прибыли минимальные.

А в творческом плане? Что с кино? И что планируете на будущее?

Сейчас у нас амбиции по «Парадке». Хотим доснять сезон из восьми серий. Но скажу честно, что денег нет. Вроде нашлись деньги на третью серию, и партнер нашелся. А дальше будем смотреть. Фильм про двойника Сталина готов и планируется к показу на фестивалях, затем будет выложен в общий доступ, ближе к осени. А вообще планов и идей очень много. Продолжим искать новые формы, пробовать разные форматы. Сейчас, например, мечтаю мюзикл сделать, надеюсь, что когда-нибудь и это получится.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Алексей Бахарев
Автор

Понравился материал?