Человек и буер

ЛЮДИ
Петербуржец построил необычный парусный болид и теперь ему завидуют даже опытные спортсмены, а сам он застенчиво рассуждает о смысле жизни
Возможно, прямо сейчас вы откроете для себя новый и романтичный вид спорта. На самом деле буер – не какое-то новомодное развлечение. В России кататься на них начали ещё при императоре Петре Первом. Такие вот парусные лодки на коньках применялись даже во время военных действий в сороковые годы.
Потом всё это стало спортом: в СССР регулярно проводились соревнования в масштабах целой страны. Эпоха сменилась, и людям стало не до катания. Сегодня буерный спорт снова подаёт признаки жизни. «Скамейка» поговорила с тем, кто своими руками реанимирует эту парусную культуру.

Гаражная верфь

Гаражный бокс Азария Курочкина можно определить по водолазному костюму, что сушится на воротах. Для меня это ориентир, для него – вынужденная мера. «Не поверишь, - смеется он, - внутри свободного места нет, хоть третий этаж надстраивай».
Гараж его больше напоминает дом, где на двух уровнях расположились импровизированные цеха и небольшая кухня с диваном. Присесть мастеру некогда. Только что он вернулся с подводной охоты и сразу взялся за ремонт любимого микроавтобуса. В зимнее время машина используется для перевозки буера.
Я в лёгком недоумении ищу глазами рукотворный болид, а хозяин с гордостью показывает мне пятиметровый колодец. Тоже его рук дело. Мне, которому трудно вкрутить новую лампочку в фару, даже как-то не верится во всё это. Энергии иногда хватает только на фильм перед сном. «Сколько лет вам, - говорю, - если не секрет?» Буерист тут делает красивый манёвр: «У «битлов», может быть, слышал песню «When I’m sixty-four»?» Мы с ним представители абсолютно разных поколений, но как-то очень легко находим общий язык. У него оба сына чуть постарше меня. Об этом потом.

Сначала нужно как следует рассмотреть красивый блестящий буер с надписью «Fuck fuel» на борту. «Я просто убрал «economy» из той фразы, что часто пишут на больших тачках», - говорит Азарий. Плевать он бы хотел на топливо, но по асфальту буер не полетит. Нужен гладкий и толстый лёд.

Мечта своими руками

До наступления холодов буер хранится в разобранном состоянии. Самая громоздкая его часть, лодка, носом упирается в потолок гаража. «Вот, видишь, не очень хорошо вышло, - говорит яхтсмен, показывая на корпус, - краска начала облезать, потому что дерево дышит». Азарий не пропитал дерево эпоксидкой и теперь укоряет себя за это. Просит понять, дескать, первый опыт.

Скорее первый успешный: лет двадцать тому назад мастер построил буер по чертежам из журнала «Моделист конструктор». «Построил неправильно, - говорит, - и опоздали ещё. Лёд стал рыхлый, и буер не поехал». Спустя почти четверть века Азарий снова вернулся к своей мечте. Стал собирать информацию, изучать чертежи. Так и вышел на Игоря Романова.
Мастер показывает мне их совместный снимок: «Буерами он уже лет пятнадцать занимается. Игорь такой буер построил, где можно сидеть вдвоём. Они, как правило, одноместные. Я с ним прокатился. Он показал мне, как управлять». Потом с линейкой в руках Азарий сантиметр за сантиметром измерял болид своего наставника. Параметры заносил в чертёж и по нему выпиливал нужные детали.
Практически целиком судно сделано из фанеры, не считая мачты и специального нержавеющего крепежа. Детали пришлось заказывать в магазине яхтенных товаров. Итого ушла сотня тысяч на всё про всё. Самые большие получились затраты временные. «Примерно полгода, - рассказывает яхтсмен, - потому что с деревом на «вы» как бы. Я же мастер по «кузовне». Для меня сварить, отрихтовать машину – без проблем. С деревом первый раз».
Свой первый выезд на лёд Сестрорецкого Разлива, к своим, он описывает так: «У всех буеры желтые или серые, а у меня, металликом покрашенный, на солнце играет». Азария обступили. Своеобразный экзамен от профи он выдержал на отлично. Конечно, парус где-то не доставал до нужного размера, конек был меньше, но сам яхтсмен растопил сердца покорителей льда.

Три условия для катания

«Нужен ровный и толстый лёд, - рассказывает Азарий, - отсутствие сугробов и ветер». Яхтсмен говорит, что разгонял свой буер под 70-80 километров в час. Это далеко не предел возможностей. В сети можно найти статьи о парусном спорте. Их авторы утверждают: буера, построенные на петербургской верфи в Кронштадте в конце XIX века, уже могли разгоняться под сотню.

Мастер углубляется в науку: «Существует три вида буеров: маленькие DN, самый популярный вид, потом идёт класс C8 и есть ещё монотип с пятнадцатиметровым парусом». Прошлой зимой Азарию предложили гонять на соревнованиях в классе С8. Цифра как раз говорит о размерах паруса, его квадратных метрах. У яхтсмена до нужного стандарта не хватило всего одного единственного метра. «Мы попробовали, но ветер был очень слабый, - вспоминает яхтсмен, - мощности не хватало. Да и возраст уже не тот…»
Азарий снимает с полки два старых советских мотоциклетных шлема, украшенных свежей аэрографией. Когда-то его два сына Дима и Стас, которым почти по сорок, гоняли в них на мопеде. Дети выросли, а шлемы отлично сгодились для катания на буере. Мастер изобразил на них паруса. Получилось винтажно, душевно даже.
Для самого мастера награды, скорость – явления второстепенные. Он то и дело показывает мне видео, где рядом с ним в буере сидит кто-то из сыновей, друзей. Вдруг на дисплее смартфона появляется нечто совсем загадочное: человек с надетым на тело корпусом от «Фольксвагена-жука» летит со склона на сноуборде.
Это Азарий похулиганил – сделал для сына уменьшенную копию машины, чтобы тот поразил публику на каких-то соревнованиях. Я смотрю на него и пытался понять, кого же напоминает мне этот улыбчивый человек, вслух ищу параллели. «Нет, уж точно, не Фёдор Конюхов, - смеется в ответ Азарий, - тот, мне кажется, обрёк себя на вечное одиночество, а я человек другой».
Меня подмывает спросить его о глубинном. Сидим хорошо: чаек, шоколадка, пепельница в виде баночки из-под шпрот. «Вы вообще, - говорю, - задавались вопросом о смысле жизни?» Азарий кивает, дескать, случалось. И тут же показывает мне новый ролик. Там он вместе с друзьями жарит гриль прямо на льду, среди таких же, как он – тех, кто любит жизнь.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Алексей Хасянов
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?