Диагноз или гений?

ГОРОД
Картины художников с ментальными нарушениями выставляют в Русском музее
В Мраморном дворце сразу два зала отдали под выставку картин непрофессиональных, но тонко чувствующих художников. Все авторы имеют диагноз. Многие живут в психоневрологических интернатах или находятся на лечении.
Это уже не первая подобная выставка, но общество, по мнению организаторов, все еще не готово к подобным экспериментам. В соцсетях музея появлялись комментарии от людей, которые опасаются таких выставок. Почему люди боятся сойти с ума от такого искусства «Скамейке» рассказал психотерапевт.

Вне истеблишмента

Такое название дали выставке организаторы, заведомо уходя от всякого рода клише и шаблонов, не желая разделять художников на «нормальных» и «ненормальных». Все шесть представленных авторов нигде не учились живописи, но по мнению искусствоведов их творчество имеет художественную ценность. Проект ­ — это совместное творчество отдела социокультурных коммуникаций и отдела новейших течений. В 91-ом году здесь прошла первая арт-терапевтическая выставка на тему страхов, авторами которой были дети-сироты. Русский музей одним из первых в России стал помогать «необычным» непрофессиональным художникам.

Посетителя, конечно, интересует судьба авторов, но и об этом позаботились организаторы. На больших экранах крутятся видеоролики с участием художников. В кадре авторы работают над своими творениями или просто отдыхают. Атмосферу «особой» выставки дополняет музыкальное сопровождение: набор звуков, которые в единый плейлист собрали тоже непрофессиональные музыканты и тоже с ментальными нарушениями. Вопрос, который витает в воздухе, стал ли диагноз отправной точкой для творчества? Каждый ли безумец гений и всякий ли гений безумец?

Сергей Федулов и его Сталиниада

Мимо этих картин, пожалуй, не пройдешь без улыбки. Настолько сюрреалистичны сюжеты. Главным героем почти каждой становится Иосиф Виссарионович. Генералиссимус то делает доклад на межгалактическом конгрессе на станции «Комсомольская», то ходит по поверхности Луны в костюме космонавта… Еще один персонаж — профессор Кащенко, который тоже где-то в космосе встречается с инопланетянами, и все это происходит на фоне людей в военной форме. Яркие сочные цвета и сочетание несочетаемого.
С Романом Трояновским, психотерапевтом с 20-летним стажем внимательно разглядываем полотна.

Роман Трояновский

психотерапевт

Вот смотрите, Сталин с чем обычно ассоциируется? Правильно с тоталитарным строем, с каким-то доминированием, и на каждой картине он присутствует. Более того, мы видим сюжеты, где все персонажи практически ходят строем. Вот здесь вообще парад. То есть сплошная дисциплина, подавление. О чем это все может нам говорить? О том, что автору эта тема может быть близка. И он, изображая всех этих людей с автоматами и шприцами, делает нелепыми, нестрашными. Он практически все сводит к юмору, а это может быть одна из возможностей справиться с внутренним своим отрицательным отношением к этому всему.
Про самого автора известно, что рисует с самых ранних лет. Дедушка-художник поддерживал увлечение внука, разрешал творить где угодно. Даже на обоях. После школы Сергей закончил реставрационный лицей. Сначала рисовал с натуры, но мечтал найти свою уникальную технику. Его талант разглядели в студии «Альтернатива» при психоневрологическом диспансере №7. Сейчас художник посещает медико-реабилитационное отделение «Студия 6» при городской психиатрической больнице №6.

Федулов, как оказалось, интересуется научной фантастикой, кроме этого любит порассуждать об устройстве современного общества. По мнению художника, вокруг сейчас очень много несправедливости, а в его мирах торжествует вселенский коммунизм и порядок. Это некий идеальный мир, в котором существуют его герои. А еще почти на каждой картине присутствует кошка автора по кличке Масяня. Как считают кураторы, это помогает ему открыто фантазировать и свободно себя чувствовать на холсте.

Юля Косульникова и её больничные будни

Юле 25 лет. Она живет в психоневрологическом интернате в Волосово. Тема ее рисунков всегда одна и та же: врачи, палаты, медицинские аппараты и пациенты, которых она часто не дорисовывает. Обычно фигуры людей остаются без головы. Картины жутковатые, но при этом в каждой прослеживается композиция, точность. Прямо как на фотографии. Палаты, операционные, капельницы, врачебные обходы. Она пишет все к чему привыкла. Становится не по себе в какой-то момент от такой реалистичности. Жизнь учреждений подается без прикрас, во всей их нудной бессобытийности и часто в моменты страданий их обитателей.

Роман Трояновский

психотерапевт

Я, конечно, не готов давать никаких диагнозов. Не знаком лично с автором, но вижу глубочайшую, возможно, травму, которая прослеживается в рисунках. Это видно и не специалисту. Обратите внимание на то, как не прорисованы черты лица, как брошены фигуры. А у этой картины очень хорошо, напротив, прорисован пол, больничный кафель, и, скорее всего, это такой «якорь», который автора пристегивает к какому-то событию, которое произошло в этой палате.
Глядя на картины Юли, искусствоведы проводят параллели с произведениями Федора Достоевского, Эмиля Золя или художников-передвижников с их образами маленького человека. Художница позволяет взглянуть на жизнь обитателей закрытых учреждений, тех самых, куда не ступает нога обывателя. И эта среда обитания была всегда скрыта от посетителей музея. Сама Юля жизнерадостный человек, как говорят про нее кураторы выставки, она присутствовала на открытии и все время улыбалась. После своего путешествия в Петербург у нее появилась картина по мотивам этой поездки. Она изобразила дубовые резные двери из зала дворца, и это ее небольшие, но радостные впечатления, которые она тут же выразила на бумаге. К слову, художница рисует ручками и фломастерами на картинках, которые остаются от коробок из-под конфет, поэтому часто края оторваны.

Сюжет этой картины «Дискотека» списан тоже из реальной жизни. В интернате, где она живет, устраивают танцы, и Юля очень любит двигаться под музыку.
А еще сюжеты для картин она берет из медицинских сериалов, которые обожает смотреть. Работы Юли выставляются уже не первый год. Первый раз это произошло в 2017 году в музее Анны Ахматовой. В 2019-ом она была приглашена в Москву в музей Вадима Сидура. Как говорят организаторы, не известно кому больше нужны такие выставки искусствоведам и зрителям или самим авторам, поскольку для многих это возможность держать связь с тем миром, который находится за периметром их интернатов. И это при условии, что музей не ставит цель арт-терапии, она много больше и труднее.

Ильгар Наджабов и его дальние миры

Яркие, с множеством мелких деталей рисунки. Работы художника, которого, к сожалению, уже нет с нами. Его жизнь оборвалась в 46 лет. Он умер от коронавируса и так и не смог воплотить в жизнь свою давнюю мечту- побывать в Азербайджане. Автор родился в Баку и провел там детство до переезда в Петербург. Большую часть жизни провел в психоневрологическом интернате. И только с помощью своих картин мог мысленно переноситься в родной город. По цветовой насыщенности графика Ильгара напоминает живопись: большие листы полностью покрыты яркими пятнами, они складываются в орнаментальные узоры, отсылая зрителя к искусству Ближнего Востока. По словам кураторов выставки, художник говорил, что благодаря своему творчеству он мог «унестись в дальние миры». Талант Наджабова заметили в благотворительной организации «Перспективы», после чего он состоялся как художник. Ильгар выходил на сцену в проекте «Театр без границ».

Художники-аутсайдеры или арт-брют

Творчество непрофессиональных художников с особенностями сознания стали изучать в 1920-ые годы. Целому направлению в искусстве «Арт-Брют», или в переводе «грубое искусство», мы обязаны французскому художнику Жану Дюбюффе. Он ездил в сумасшедшие дома и исследовал картины душевнобольных людей, после того как прочел книгу Ханса Принцхорна «Артистизм душевнобольных», которая вышла в 1922 году. Пинцхорн был успешным немецким психиатром и искусствоведом, и он был первым, кто попытался проанализировать рисунки людей с ментальными нарушениями.

Выяснил, что отличает эти работы от прочих: картины в стиле арт-брют — искусство ради искусства, поток сознания, выплеснутый на бумагу или полотно. Сегодня коллекция хранится в швейцарском городе Лозанна. В нее вошло более 70 000 произведений 1000 авторов. Около 700 работ постоянно выставляются в залах замка Болье. Сегодня в ходу термин outsider art. Но понимают его все по-разному. В Америке — это искусство и детей, и малых народов, заключенных, душевнобольных. А в Европе этот термин относят к примитивистам и наивистам. В Русском музее предпочитают говорить — вне истеблишмента.

Врубель, Винсент Ван Гог и друге великие безумцы

Скажи: «Винсент Ван Гог», и кто-то сразу вспомнит звездную ночь или подсолнухи. А кто-то скажет: «Художник, который отрезал себе ухо». И если легенда с ухом сильно преувеличена, Ван Гог отрезал лишь мочку, то все что касается истории его душевного нездоровья — чистая правда. Диагностированную у него эпилепсию лечили тогда теплыми ваннами и предписанием соблюдать покой. Художник категорически не хотел следовать рекомендациям врачей. Он доводил себя работой до изнеможения, пребывая в нервном возбуждении. Тем самым лишь провоцировал новые приступы. Как ни странно, свои лучшие картины Винсент создал именно в «безумный» период.
Михаил Врубель, как известно, тоже страдал душевным расстройством. О том, как к нему приходит «нечто», он подробно описал в своих дневниках. Приступы «оцепенения» сменялись иногда излишней активностью. Временами он ощущал в себе «натиск восторга». Так сам писал в письме своей супруге. Врубель обладал развитой образной памятью и мог с точностью переносить на холст увиденное хотя бы один раз. При этом мог наносить себе порезы, чем пугал окружающих. Утомляемость, нарушение сна, раздражительность — предвестники нейросифилиса, от которого скончался в итоге и Ван Гог. До сих пор специалисты спорят о том, как связаны одаренность человека и его психическое заболевание. И до сих пор нет четкого ответа.

Роман Трояновский

психотерапевт

Дело в том, что в момент острого состояния, например, шизофрении пациент, страдающий этим заболеванием, не может сделать ничего. Его поведение будет совершенно странным, мягко говоря. Идет расщепление сознания. Контролировать себя он не может, тем более, писать картину. Другое дело, что что-то создавать он может во время ремиссии, но сказать на сто процентов, что это говорит о его гениальности — нет. Не всякий гений- безумец и не всякий безумец — гений.
Пожалуй, самое важное для любого искусства — зрительский отклик. Если он есть, значит автор смог вступить в диалог, поведал свое сокровенное или посмеялся над проблемами человечества. А еще подобные выставки, да еще не где-нибудь, а в одном из лучших музеев мира, это своего рода огромный шаг для общества в понимании и принятии людей не таких как все. Приходя сюда, надо четко понимать, что авторы этих работ не пишут, чтобы заработать и не пытаются приобщить себя к той или иной когорте живописцев. Они живут и творят в своем мире, в своем сознании, для кого-то оно кажется измененным, но только не для них. Выставка продлится до 10 января.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Татьяна Медведева
Автор

Понравился материал?