Андрей Князьков: «Тото был очень занудный, а Хоха шутил про Ленина»

ЛЮДИ
Настоящий петербуржец никогда не удивится говорящему кеду. Но это не бэд-трип, а флешбэки из детства. Проделки Хохи, поучения Тото и фантазии рыжего Веснушки из «Большого фестиваля» прочно записаны на подкорке горожан, чьё детство пришлось на девяностые. А что происходит с театром и телевидением для самых юных зрителей сейчас? Спустя двадцать лет после закрытия главной детской телепрограммы Петербурга мы поговорили с заслуженным артистом России Андреем Князьковым, который много лет был голосом Тото.
Скучаете по временам «Большого фестиваля»?

Даже не знаю... Я скучаю по команде — сейчас мне многих не хватает. Тогда, когда одно заканчивалось, а другое начиналось — всё шло как-то само собой, одно за другим. А когда хорошая команда, начинаешь поскучивать и по тому времени, я бы так сказал.

Кто придумал передачу и её персонажей?

Придумали программу, насколько я слышал, Игорь Морозов и Михаил Грушевский, потом они ушли, и инициативу подхватил Герман Лупкекин. «Большой фестиваль» создавался ненадолго, а оказалось, что пережил более раннее «Мультлото» и продержался целых двенадцать лет. Первым исполнителем Тото был Юра Герцман, я появился в программе через год. А за год до закрытия меня уволили по нелепой случайности. И пока искали кого-то на моё место, Тото целую неделю разговаривал женским голосом...

В чём было концептуальное отличие «Большого фестиваля» от московской детской программы «Спокойной ночи, малыши»?

Концептуального не было, всё было построено по похожей схеме: сначала небольшой урок для детей, а потом мультфильм. Разница заключалась в подаче, в самой актёрской игре: у нас на ленинградском телевидении она была более живой, более свободной. Более заводной.
Много ли в Тото от вас? Что привнесли в образ лично вы, а что было прописано для персонажа заранее?

Если артист не может вжиться в роль — значит, у него ничего такого в жизни не было. Например, нельзя сыграть любовь, если ты никогда не любил. Так и здесь. Не считаю Тото своей удавшейся ролью. Она была одной из первых на моём творческом пути, и со многим я тогда не справился. Например, с текстами, которые часто брали, вероятно, прямо из энциклопедии.

Кто писал сценарии программы? Это правда, что на съёмках было много «отсебятины»?

Да, никто нам этого не запрещал, мы часто веселились на площадке. Разницы в возрасте с коллегами не чувствовалось — можно было шутить на любую тему абсолютно спокойно. Сценарии писали редактор Вера Смирнова, Тамара Бульбенко и Людмила Осташенко.

Помните смешные случаи во время съёмок?

Больше всего шутил Ричард (Хоха — Д.В.). Разбираем детские рисунки и видим картинку от девочки Лены. Говорю: «Это ленина первая работа» — а он отвечает: «Да, это первая работа Ленина». Так и вышло в эфир. Или когда был юбилей Фаины Ивановны Костиной (Веснушка — Д.В.), выходим на сцену, и он говорит: «Знаешь, Тото, что я узнал?! Веснушка-то, оказывается, —женщина!»

Вы сейчас общаетесь с Фаиной Костиной?

Да, мы видимся, я в театр к ним захожу. Фаина Ивановна с годами вообще не меняется, по-моему. Нечасто, но с радостью общаемся.

Говорят, комики в жизни — довольно грустные люди. Получается, Ричард Ромуальдович Богуцкий был исключением?

Сейчас уже можно сказать, что жизнь у него была далеко не безоблачная. Но он относился к ней с юмором и никому никогда не показывал, если ему бывало плохо. Шутил: «Щи заржавели, душ не дрызгает!» У Ричарда было шесть или семь инсультов — и он всегда быстро выходил из больницы, даже врачи удивлялись. Думаю, и расставание с женой, и закрытие «Большого фестиваля» сыграли свою роль. Из последнего инсульта его вытащить уже не успели. Умер он через год после закрытия программы.
В Петербурге когда-нибудь появится памятник Богуцкому?

Это не умаляет моего к нему отношения, но это тогда надо было делать. Все слова благодарности нужно говорить человеку при жизни. Потому что вот поставят — и все будут ходить и спрашивать, а кто это? Кто им будет это объяснять? Сами они даже гуглить не станут. Я не думаю, что и он бы оттуда поддержал эту идею.

А вы на кладбище к нему ездили?

Нет. Это, наверное, неправильно, но я и на похороны перестал ходить после смерти народного артиста Владимира Кукушкина. Во-первых, для меня это очень тяжело — видеть, как уходят те, кто были частью твоей творческой жизни. А во-вторых, так для меня человек как будто жив — просто мы больше не общаемся.

Спустя все эти годы есть что-то, что сейчас в «Большом фестивале» вы бы сделали по-другому?

Я бы немножко поменял свой образ, чтобы он был не такой занудный. А то мне дети даже письма писали: «Тото! Ты очень занудный и должен исправиться! Высылаю схему исправления: надо упасть в кадре четыре раза, дать Веснушке подзатыльник...»

Но для сценария это было хорошо: ботан Тото своими знаниями оттенял недотёпу Веснушку и трикстера Хоху.

Оттенять можно по-разному. Скажем, Телевичок в своё время тоже был ботан, но он был обаятельным и все его любили.

Вас узнавали где-нибудь по голосу?

Один раз у меня дома рабочий делал ремонт, мы с ним разговаривали. Я упомянул, что столько-то лет играл в детской передаче, а он — то-то, я смотрю, лицо знакомое! (Смеётся). Ещё студенты, у которых я преподавал, потом сказали, что первые полгода мучались, откуда они знают мой голос. А сейчас про «Большой фестиваль» молодёжь уже совсем не в курсе.

Кому принадлежат права на программу и можно ли возродить «Большой фестиваль» в наше время?

А зачем? То, что ушло, надо оставить в покое, оно было хорошо в своё время. Вот сделали на «78 канале» эту чудовищную программу («Большой Хоха» — Д.В.). Кто-то пишет: «Вспомнили — и скажите спасибо, что хоть так вспомнили». А за что спасибо? Это как выставить любого полного мужика и сказать, что это Евгений Леонов. Но это же будет неправда и даже унизительно для артиста.

Выходит, права сейчас у «78 канала»?

Эту куклу делала Маргарита Скрипова-Ясинская. Сами понимаете, в каком финансовом положении находятся люди... Наверное, с её точки зрения, это память о нашей программе. Но хочется спросить у тех, кто это делал: а вкус-то где? Аппетит есть — а вкуса нет.

Новые «Простоквашино» и «Ну, погоди!» вам тоже не нравятся?

Это всё от нищеты воображения, всё равно что красить старые фильмы. Ведь чёрно-белый фильм снят по своим законам, это отдельное мастерство, как и в чёрно-белой фотографии — ставить тени, ставить свет. Раскрашивать их потом — просто неграмотно.

В школе №55 на Петроградке сделали Музей детства, где выставлены Хоха с Тото и Веснушкой...

Да, я был там. В нём те самые куклы из «Большого фестиваля». Если бы не этот музей, их вообще бы уничтожили. Не очень понимаю смысла, но если это кому-то надо — слава Богу, я только рад.
Сейчас вы смотрите телевизор?

Он у меня работает на канале ТВ-3. Совершенно идиотский канал, дебильные сериалы, зато на экране не появляется ни одного человека из «высших эшелонов власти», никаких политических ток-шоу. А первой кнопки я просто боюсь, не могу на неё нажать! Кроме агрессии и идиотизма, там ничего нет.

Как думаете, хорошо, что сейчас есть отдельные детские каналы типа «Карусели» или «Диснея», или в этом есть и минусы?

Когда в день была одна-две передачи для детей, они стремились их посмотреть, бежали к телевизору. А если у тебя, образно говоря, каждый день пирожные вместо обеда — люди просто зажрались. В этом и минус. Кстати, интересная деталь — раньше артисты умели шутить и для детей, и для взрослых: то же Простоквашино, Карлсон, крокодил Гена. Там одна и та же шутка считывается человеком на его уровне интеллектуального развития, кругозора. Сейчас же: тут мы пошутили для детей, тут — для взрослых. И называется это теперь «спектакль для семейного просмотра» — на мой взгляд, чисто коммерческая попытка привлечь зрителя.

Как профессионал, который много лет посвятил телевидению, дайте прогноз: каким будет телевидение лет через 10-20?

Это зависит от того, что будет с обществом. Какой будет строй, уклад. Телевидение не существует само по себе, это зависимая структура. Кто финансирует, тот и заказывает политику.

А каким бы вы хотели видеть наше, петербургское телевидение?

Технологически развитым, со всеми достижениями науки и техники. Но главное — хочется вернуть в него душу. Хотя это вряд ли удастся, говорю как реалист. Никто этим не занимается и не хочет заниматься. Нас воспитывают в другой среде и толкают на другие цели. Из нас делают других людей — бездуховных.

Где вас сегодня можно увидеть, чем занимаетесь сейчас?

Кстати, я вот критикую то, что сейчас происходит, но если бы тогда (при распаде СССР — Д.В.) власть не сменилась, я бы не сделал театр пластики рук Hand Made и без диплома не имел бы права ставить спектакли. И преподавать бы не имел права, потому что я аспирантуру не оканчивал. Хотя, возможно, я изобрёл бы что-то другое. Сейчас мои проекты: театр пластики рук Hand Made и чемодан-дуэт «Квам» — чаще всего играют в «Арт-Музе» на Васильевском. Ещё я работаю в театре «Ковчег». Сам никогда не думал, что буду играть в драматических спектаклях — например, в постановке «Последний срок» по Валентину Распутину.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Дмитрий Витушкин
Автор
специально для «Скамейки»

Понравился материал?