Кафка, Нетфликс, НЛО: гид по спектаклям Петербурга от актера Александра Лушина

ЛЮДИ
Что общего у циничного американского дипломата и самопровозглашенного мессии, проповедующего со сцены новое учение Блага и Добра? Все это — образы Александра Борисовича Лушина, актера, шоумена и певца, бархатный баритон которого раздается в стенах чопорной Александринки и на независимых площадках петербургского андерграунда. Послушать музыку, приводящую в состояние благостного катарсиса, погрузиться в мрачный кафкианский мир или исследовать цифровую антиутопию — меломаны и театралы Северной столицы, решайтесь! А Александр Борисович расскажет вам, где все это найти.
Александр Борисович, вы человек разносторонний. В независимых театрах примеряете на себя эксцентричные образы, а в Александринке играете роли посерьезнее. Например, в спектакле «Честная женщина» перевоплотились в американского дипломата. Между тем, телевизор говорит нам, что Америка — наш враг. Каково это — играть врага?

Я никогда не воспринимал США как источник угрозы, хотя рос на журналах «Крокодил», где в советское время было много антиамериканской пропаганды. С США тесно связана наша семья — раньше мы жили рядом с американским консульством. Оттуда моей маме на работу приносили красочные журналы «Америка». В 90-е в США уехала часть моих родственников. Возможно, отчасти поэтому режиссер спектакля, Валерий Фокин, увидел меня в роли американца.

Действие спектакля происходит в наши дни. Террористическая угроза, вкупе с пандемией и экологическим кризисом, грозит гуманитарной катастрофой. Но есть два дипломата — русский и американский — которые дружат. В конце спектакля русский спрашивает: «Слушай, почему мы так хорошо сотрудничаем, когда речь идет о предотвращении терактов и безопасности людей, но во всех остальных вопросах наши государства враждуют и никак не могут договориться?» А американец пожимает плечами и равнодушно отвечает: «Сам удивляюсь! Оба долго и цинично смеются».
Сегодня политики везде очень много — вы от этого не устаете?

На сегодняшний день политика является одним из наиболее мощных триггеров для возбуждения человеческих эмоций. Она помогает зрителю подключаться к теме художественного произведения. Закрывать глаза и уши, открещиваясь от всего этого, — глупо и бессмысленно. Это все равно, что игнорировать, например, помидоры какие-нибудь. Я же не могу сказать — помидоров нет! Их не существует! Как же их не существует, когда они у меня в холодильнике лежат?

Отзыв зрителя о спектакле «Честная женщина»:
Спектакль построен настолько достоверно, что у меня периодически возникало чувство, что я не зритель, а журналист, которому по итогам встречи придётся писать заметку. Ромен Гари, так же как Кирилл Фокин, автор текста, сравнивал политику с театром, где каждый носит маску и играет свою роль. Оттого так отчаянно понимать, что в ней нет места утопистам и мечтателям. Хорошо, что есть надежда, которая, как все знают, умирает последней, — возможно и настанет тот день, когда мы все прислушаемся к человеку, который видит не мир, какой он есть, а мир, каким он мог бы быть.
Ближайшие показы — 26 февраля и 10 марта,
Новая сцена Александринского театра
Билеты от 1500 рублей
Недавно вы сыграли в «Процессе» спектакле по роману Кафки, который поставил европейский режиссер Атилла Виднянский. Постановка, судя по отзывам, вышла довольно необычной. Как вы работали над ролью?

Атилла Виднянский — интересный режиссер, который хорошо себя зарекомендовал. Его «Процесс» — это довольно нестандартный взгляд на кафкианский мир, по крайней мере, для русского зрителя. Яркие костюмы, громкая музыка, крики, хаос… Мне потребовалось много душевных сил, чтобы освоить язык спектакля и понять, чего же хочет режиссер. Но вообще очень круто, что я получил такую возможность. Любые возможности — это круто!
Мой персонаж — Обвиняемый — дожидается встречи с судьей, собирает какие-то свидетельства в свою пользу, проявляет бессмысленную активность по поводу своего такого же бессмысленного процесса. Бумажная волокита, бюрократия, казенщина — это отвратительно. И чтобы существование твоего персонажа внутри спектакля было достоверным, нужно постоянно это отвращение в себе будоражить. Я терпеть не могу ходить по казенным учреждениям, так что долго будоражить не пришлось.
Это надо пережить! Сложная, многослойная картина на грани безумия. Вами умело управляют, не давая сойти с ума. Низкий поклон артистам, великолепная работа. Декорации, работа со светом, звуком – все достойно восхищения. Могу ли рекомендовать? Если у вас хорошая нервная система, то да.
Ближайшие показы — 8 и 25 февраля,
Новая сцена Александринского театра
Билеты от 400 рублей
А вообще к творчеству Кафки как относитесь?

Я очень любил читать его в подростковом возрасте. Сейчас мне нравится другая литература. Почему-то на ум приходит Сорокин… Странная антитеза Кафке, конечно, — у этих писателей есть много общего, оба создают какой-то ирреальный, антиутопический мир. Вообще я разные вещи читаю. «Темные аллеи» Бунина, например, замечательная книга. Но жанр антиутопии меня привлекал всегда.

Спектакль «Бумерит», который идет в «Таком театре» на площадке «Скороход», и в котором вы играете, — это ведь тоже антиутопия? Его часто сравнивают с сериалом «Черное зеркало».

Я большой поклонник этого сериала, и такое сравнение мне приятно. Действительно, как и в «Черном зеркале», здесь существует некая параллельная реальность, которая очень похожа нашу. Замысел основан на одноименном романе современного американского писателя Кена Уилбера. Кругом цифровые технологии: вместо реального президента — искусственный интеллект, вместо реальной жизни — виртуальная. Но это еще не все. Кен Уилбер не только писатель. Это ученый-философ, разработавший принципы интегрального подхода, на котором основан его роман. Довольно интересная штука. Согласно Уилберу, существует несколько уровней развития человеческого мышления, которые применимы не только к людям, но и другим процессам — бизнесу, например.
Что это за уровни такие?

Если говорить совсем просто, то в своем развитии человек проходит несколько таких уровней, каждый из которых обозначен цветом — от бежевого до желтого. Бежевый — это младенец, который мыслит примитивными категориями: хорошо-плохо, сытый-голодный и т.д. Затем следует фиолетовый уровень — мир вокруг приобретает магические свойства, ребенок верит в Деда мороза, Бабу Ягу, единорогов. На следующем, красном уровне, он постепенно включается в реальность, но пока что плохо разбирается в чувствах других людей и считает, что мир вращается вокруг него. Синий уровень — школа, усвоение правил: приходи на уроки к восьми, сиди за партой, делай домашнее. Не будешь слушаться — влетит от старших. Оранжевый уровень — личные достижения, деньги, власть. Если повезет, получится дойти до зеленого и начать заботиться не только о себе, но и о других, жить более осознанно. Желтый для современного человека, наверное, недостижим — это уже глобальное, космическое мышление. Как у Ганди, например.
Наши люди, по-моему, до сих пор «синие»…

Отзывы зрителей о спектакле «Бумерит»:
..."Черное зеркало" на театральных подмостках... Это уже не психологический, а гиперреалистичный театр. Новая форма также позволяет перемещаться в пространстве и времени, демонстрируя флешбеки и флешфорварды — в лучших традициях сериалов Netflix или HBO.
...эмоций было море, конечно. Удивление, страх, боль, тоска, сочувствие, злость... Нечасто бывает, когда смеешься и плачешь одновременно. Здесь – было. Такой театр. Такая любовь.
Ближайший показ — 28 февраля,
площадка «Скороход»
Билеты от 1400 рублей
Кажется, именно «синие» постоянно ругают современный театр, опасаясь, что из-за него классические постановки начнут пропадать.

Никуда эта классика от нас не денется. Экспериментировать, находить театр там, где раньше его никто не искал — это круто и очень важно. Хорошо, что есть фестивали и театральные лаборатории, предоставляющие молодым драматургам и режиссерам полную свободу творчества. Благодаря этому искусство не стоит на месте, меняется, а значит — живет. Я уверен, что современные спектакли заслуживают внимания. Их нужно смотреть, на них нужно ходить.

К слову о современном театре: недавно вы сыграли в двух необычных спектаклях молодых авторов. «Алгоритм» и UFO были показаны в конце прошлого года на Новой сцене Александринского театра в рамках экспериментального проекта «Другая сцена». Что это за спектакли и в чем их экспериментальность?

«Алгоритм» — это такая ролевая игра, где зрители (они же участники) объединяются в некоего «группового» режиссера. Режиссеру предстоит поставить спектакль в известном театре: выбрать материал, найти подходящих актеров, кучу документов оформить… Все как в жизни. Конечно, процесс постановки спектакля выглядит немного карикатурно, но для человека, который хочет на время с головой окунуться в эту театральную «кухню» — самое то.

Помимо участников, в «Алгоритме» присутствуют еще три персонажа, роли которых я и мой коллега, актер Сергей Мардарь, делили на двоих. Первые две играл кто-то один — это мастер игры, управляющий процессом и некий «дядя», к которому можно было обратиться за советом. Третья роль — актер, выбранный режиссером для будущего спектакля. Всю игру мы следили за решениями участников, включались в процесс, импровизировали. Забавная игра получилась.

Об одном жалею — идеи спектаклей, которые предлагались участниками, никто не записывал. Столько проектов пропало… Мне особенно запомнилась черная комедия по мотивам «Преступления и наказания». Да не просто комедия, а рэп-мюзикл. Я бы на это посмотрел!
А UFO?

UFO создан по одноименной пьесе Ивана Вырыпаева, которую он написал на основе интервью с реальными людьми, встретившимися с НЛО. Кирилл Люкевич, который поставил UFO в рамках проекта «Другая сцена», авторский замысел немного изменил, но форму ему придал довольно любопытную. Получился необычный спектакль-выставка, попадая на который зритель оказывался среди космических «артефактов», которые были заимствованы в основном из массовой культуры: лохматый инопланетянин Альф, какие-то штуки из «Футурамы» и т.д. Выглядело это все довольно своеобразно, но, насколько мне известно, Иван идею спектакля одобрил. Монологи, написанные Вырыпаевым, транслировались на большом экране, расположенном там же. Один из них читал я.
Что это был за монолог?

Рассказ был записан со слов какого-то ирландского водителя из маленького портового городка. Как ни странно, там нет ни слова о том, как происходила встреча с инопланетянами. Есть какие-то общие фразы, но не более того. В своем монологе водитель говорит о куда более важных вещах: благодаря этой встрече он осознал, что наша цивилизация не умеет испытывать чувство благодарности. А благодарность — это мощная энергия, придающая сил. Жизнь человека, который живет на энергии благодарности складывается иначе, чем у человека, который живет на энергии собственной важности. Очень ценная мысль!
Вот за такие хитрые приемы я Вырыпаева и люблю. Мы с ним давно дружим, и многие его тексты находят отклик в моей душе.

Вы ведь не только играете в театре, но и песни пишете. Что для вас на первом месте — музыка или спектакли?

Меня постоянно спрашивают об этом, и каждый раз я отвечаю одно и то же: и музыка, и театр для меня — единое целое. И зовется это целое — Саша Лушин. Или Александр Борисович Лучший. Новые песни часто рождаются в тот момент, когда я начинаю работать над очередным спектаклем.

Как раз из таких песен вы собрали два альбома — «Докопаться до истины-2» и «Спасительные сеансы Александра Борисовича Лучшего».

Именно так. Песни из «Докопаться до истины-2» были написаны для одноименного спектакля, который шел на сцене «Такого театра» в начале нулевых. Мы сделали историю в духе латиноамериканских сериалов, которые в то время были очень популярны. Хотелось показать это явление как нечто глупое и безвкусное, так что мы отпускали свою фантазию в сторону какого-то абсурдистского юмора, веселились и дурачились. Зрители смеялись так, что после спектакля просто выползали из зала… Песни получились очень позитивные, шутейные, в латиноамериканском стиле. Мы записывали совместно с группой Tres Muchachos y Compañeros, с которыми теперь очень хорошо дружим. Из песен впоследствии сложилась полноценная концертная программа, с которой мы выступали в Петербурге и Москве.

Следующий альбом — «Спасительные сеансы Александра Борисовича Лучшего» — состоит из песен, написанных мной для одноимённого спектакля. Это странное действо в исполнении некоего мессии, проповедующего особое учение Блага и Добра. Песни для него исполнял наш «Экипаж Молодость», который задумывался как коллектив, исполняющий только веселые и добрые песни. Эта концепция родилась на фоне всеобщего, как мне казалось, уныния и мрака. Хотелось вылезти из всего этого и вытащить других.
В начале января на площадке «Скороход» состоялось ваше новое шоу «18-21». Там тоже звучат песни из спектаклей?

Автор фото Лена Хролова

Это песни, которые были написаны для разных проектов с 2018 по 2021 год — отсюда и название. Одна из песен звучала в спектакле Александра Бянкина «Бабушка», который сейчас идет в независимом театре «Площадка 51». Саша играет главную роль, перевоплощаясь в одинокую старушку, которая не может уснуть, перебирает старые письма, вспоминает о прожитых днях. В этом спектакле я, как какой-то призрак, время от времени выхожу на сцену и пою.
Тихий, но громкий монолог бабушки. Воспоминания: юность, встреча с будущим мужем, замужество, работа на заводе, стихи Есенина в весьма потрепанном томике, перечитывание писем от мужа... настоящая, самая что ни на есть подлинная жизнь одной бабушки, которая когда-то была молодой, красивой, здоровой. Монолог - трагикомедия, сквозь дымку которого, нет-нет, да вдруг услышатся песни в исполнении Александра Лушина.
Ближайший показ — 29 января,
Площадка 51
Стоимость билета — 600 рублей
Есть в «18-21» песни из «Ноги бомжа», кабаре современного искусства и перформанса, представления которого мы показывали на той же «Площадке 51».
Еще один спектакль — «Коллеги» Коли Русского, очень специфического автора и режиссера. Кстати, с песнями оттуда у меня сингл недавно вышел. «Коллеги» — история об одиноком школьном учителе позднесоветского периода, страдающего психическим расстройством. Там всякие жуткие, тревожные вещи происходят. Это своего рода страшилка о том, как человек теряет чувство реальности и постепенно начинает сходить с ума.
Есть песни из спектакля, написанного по книге Анны Старобинец «Посмотри на него». Книга эта сначала вызвала некое отторжение. Я читал и думал: «Что это такое? Мне это не нужно, не хочу с этим работать!» Но потом обратил внимание на эту сильную негативную эмоцию и понял, что это как раз надо использовать, ведь роман не просто о страдании, а о замалчивании страдания по причине отсутствия сострадания. Я включился в работу, принеся на репетицию жёсткий циничный рэпчик. И правильно сделал — спектакль попал на «Золотую маску».
Как вам удается совмещать участие в независимых проектах и работу в классическом театре?

Скажем так — разные стороны моей личности находят удовлетворение в разных местах. Та, что требует самовыражения, отправляется фантазировать на независимую сцену, и тут уж никаких внешних ограничений. Кайф! Конечно, служба в Александринке такой свободы не подразумевает. Но работа в классическом театре — тоже удовольствие, просто немного другое. Мне приятно чувствовать себя частью сложноустроенного механизма, делать все, чтобы этот механизм функционировал четко и слаженно. «Синяя» часть моей личности торжествует! Моему участию в андерграундных спектаклях это не мешает, даже наоборот.

Подписывайтесь на «Скамейку» в соцсетях:

Лена Хролова
Автор

Понравился материал?